Можно ли взыскать убытки с суда

Может ли суд помогать при взыскании убытков?

Виталий Ветров,
управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры»

Все знают, что принципами арбитражного процесса являются принцип равноправия, состязательности и законности. Именно поэтому лицам, участвующими в деле, суд не должен оказать помощь и содействовать при осуществлении ими своих прав, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом. К такому случаю, можно отнести, например, содействие в получении доказательств, когда само лицо, участвующее в деле, не может это сделать.

Во всем ином суд должен оставаться в стороне и быть полностью беспристрастным при рассмотрении дела.

Но и из этого правила есть исключение, о котором мы вам расскажем. Возможно, что подобное исключение и носит достаточно узкий характер, но количество судебных споров, связанных с взысканием убытков, возмещением вреда немалое.

Для взыскания убытков истцу необходимо доказать наличие четырех элементов: наступление вреда и его размер, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между возникшим вредом и действиями указанного лица, а также вину причинителя вреда.

В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основание своих требований и возражений.

Следовательно, истцу нужно доказать наступивший вред (убытки) и доказать их размер.

Напомним, что в пунктах 10, 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывалось на следующее.

При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Подобное толкование создавало определенные трудности при доказывании в суде размера понесенных убытков (вреда). Так как не всегда, исходя из фактической ситуации, развивающихся гражданско-правовых отношений, существует возможность представить доказательства на 100%, подтверждающих их размер. Даже при наличии желания и возможности это сделать.

Так, встречались судебные акты, в которых суды отказывали во взыскании убытков только по тому основанию, что истец не доказал размер причиненных убытков. В частности, Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 7 октября 2010 г. по делу № А19-29150/09, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 декабря 2009 г. № А65-11894/2009.

Но 6 сентября 2011 года появилось Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 2929/11, в котором было отмечено следующее: «Суд не вправе полностью отказывать в иске в случае, если не доказан только размер убытков. Так как это нарушает принцип справедливости и делает невозможным восстановление нарушенных прав истца. Сложность дела никак не должна уменьшать уровень правовой защищенности участников отношений. В случае, когда размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности, суд сам их определяет. Принимает во внимание, естественно, все обстоятельства дела, принцип справедливости и соразмерности».

После опубликования данного судебного акта, позиция, изложенная в нем, стала постепенно находить свое отражение в актах нижестоящих судов. Подобное в свою очередь свидетельствует о применении общих подходов при рассмотрении таких дел, стабилизации иной практики рассмотрения дел о взыскании убытков. Практика стала меняться.

В конце предложим читателям несколько простых выводов, основанных на практическом опыте.

1. С момента издания Постановления Президиума ВАС РФ № 2929/11 прошло полтора года. За это время правовая позиция уже не является новой и на нее спокойно можно ссылаться. Ее можно использовать. Используя ее можно усиливать обоснование своих требований. Нижестоящие суды же могут также спокойно ее применять, учитывая ее устоявшийся характер.

2. Появление данного судебного акта не должно приводить к пассивности и расслабленности истца. Если только вы не доверяете суду полностью, позволяете ему самостоятельно, без вашего участия, оценить представленные доказательства, подтверждающие размер причинны убытков. В противном случае, целесообразно оказывать содействие в определении разумной степени достоверности при оценке размера убытков, применении принципа справедливости и соразмерности.

3. Иначе чем помощью истцу невозможно назвать данный судебный акт. Соответственно, на его основании самим судам легче помогать истца. А если так, то на месте ответчиком стоит более внимательно подходит к собственной защите, не надеясь на «авось».

В конце публикации акцентируем внимание, что вышеуказанное постановление может явиться основанием для пересмотра иных дел по новым обстоятельствам.

Взыскание стоимости судебной экспертизы, как убытков. Позиция ВС РФ

Верховный суд РФ разобрался в ситуации, когда организации-ответчику удалось опротестовать незаконный иск с помощью технической экспертизы. Суд отказался признать расходы на экспертизу судебными, поэтому организация подала отдельный иск о взыскании убытков. Позиция ВС РФ поможет юристам с честью выйти из подобных ситуаций.

Что случилось?

Верховный суд в деле № А65-13141/2016 высказал позицию о том, как компания, которой предъявили необоснованный иск, может взыскать расходы на проведение экспертизы, которая помогла выиграть суд. Оказывается, такой бывший ответчик может взыскать с организации-истца стоимость экспертизы как убытки. Для этого придется подавать отдельный иск. Хотя три инстанции такой способ забраковали, ВС РФ признал его вполне состоятельным.

Когда экспертиза — единственная возможность для победы

К организации подали иск на взыскание 4,6 млн рублей за якобы не оплаченные ей работы ей по обслуживанию нефтяного оборудования. Она сочла иск несостоятельным и за свои деньги провела экспертизу. Выводы экспертизы в числе других доказательств убедили суд, что подрядчик не выполнил свою задачу, а значит и платить ему не за что. Как победитель св споре организациярешила взыскать с бывшего истца стоимость экспертизы. В рамках самого процесса сделать это не удалось, поскольку суд не признал эти затраты судебными расходами. Поэтому организация подала иск о взыскании стоимости экспертизы как убытков.

Суды трех инстанций указали, что истец, выдвигая требование об оплате работ действовал в своем праве. Ответчик же заказал экспертизу, исходя из своих интересов и по своему усмотрению. Он имел право выбирать стратегию защиты, и проведение внесудебной экспертизы – часть этой стратегии. Судьи отказались усмотреть причинно-следственную связь между подачей иска в суд и проведением экспертизы. Поэтому никаких убытков, по мнению арбитров, организация не понесла.

Верховный суд имел на этот счет другое мнение. Судьи напомнили, что если бы подрядчик не нарушил свои обязательства и не потребовал бы оплаты в суде, то организации не пришлось бы оплачивать экспертизу качества работ. Суд согласился с тем, что означенная техническая экспертиза была необходима для доказательства неисполнения компанией-истцом обязательств по договору. В результате ВС РФ отменил ранее принятые судебные акты и взыскал с компании-ответчика 200 тысяч рублей, как убытки, понесенные истцом в результате проведения экспертизы.

Когда недоказанность – не проблема: ВС рассказал, как взыскивать ущерб

Может ли суд отказать во взыскании убытков, если не определена их точная сумма? И как ему поступить в случае, когда истец не доказал размер ущерба, а ответчик считает его завышенным? На эти вопросы ответил Верховный суд в одном из недавних дел. Несмотря на свежие разъяснения Пленума на эту тему, практику все еще нельзя назвать единообразной, поэтому определение ВС придется кстати, считают эксперты.

Если в процессе удалось доказать факт ущерба и вину его причинителя – суд не может отказать в возмещении убытков по той причине, что их точный размер неизвестен. В таком случае суд должен самостоятельно определить эту сумму – такое положение п. 12 постановления Пленума ВС № 25 от 23 июня 2015 г. напомнила гражданская коллегия Верховного суда в одном из недавних дел. Таким образом Верховный суд пытается привести судебную практику в соответствие нормам ГК и позиции Пленума, говорит управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский. Действительно, судебную практику пока нельзя назвать единообразной, подтверждает член Ассоциации юристов России, партнер юркомпании «Озерский, Четвергов и партнеры» Игорь Озерский. По его словам, суды могут отказать в удовлетворении иска, потому что «истец не подтвердил размер причиненного ущерба» или «невозможно установить причиненный ущерб, потому что истец не представил доказательств, подтверждающих его размер».

Так случилось в деле Павла Мешкова*, который в итоге и дошел до ВС. Взрыв трубопровода на парковке повредил лобовое стекло, крышу и багажник его машины. Мешков заявил иск к ответственной организации «Квадра – Курская Генерация» и потребовал, в том числе 32 000 руб. компенсации затрат на ремонт и 15 350 руб. в счет цены нового лобового стекла. Стоимость ремонта истец подтвердил справкой автостанции, выданной отделу полиции. В суде авария подтвердилась, ответчик не отрицал факта причинения вреда. В то же время он считал его размер завышенным – впрочем, это заявление он никак не обосновал.

Ленинскому райсуду Курска оказалось достаточно доказательств, чтобы взыскать стоимость лобового стекла и работ, но Курский областной суд с ним не согласился. Апелляция раскритиковала справку о стоимости ремонта за неконкретность: в ней нет перечня и цены работ испорченных деталей, а также не указан износ. Поэтому этот документ не подтверждает с достоверностью размер ущерба, объясняется в определении по делу № 33-109/2017 (33-4071/2016). Поэтому апелляция присудила истцу лишь стоимость лобового стекла и его установки (2000 руб.), но отклонила требования об оплате других работ.

Активность суда и правильное бремя доказывания

Но суды не ставили под сомнение, что багажник и крыша автомобиля повреждены, отметил Верховный суд. Этого не отрицала и «Квадра – Курская генерация». Значит, факт ущерба доказан. Что касается размера убытков, их Мешков подтвердил справкой станции техобслуживания. Ответчик, в свою очередь, не доказал, что сумма в справке завышенная, излагается в определении № 39-КГ17-11. Отклонять требования в таких условиях – значит нарушать состязательность и равноправие процесса, заключила коллегия под председательством Сергея Асташова. Кроме того, по ее мнению, облсуд проигнорировал разъяснения Пленума о том, что недоказанность точного размера ущерба – это не повод отказать в иске. В этом случае суд должен выяснить точную сумму самостоятельно. С такими указаниями дело отправили обратно в апелляцию, которой придется быть активнее при новом рассмотрении дела.

Вопреки подходу Курского облсуда, чаще всего суды исходят из того, что именно ответчик должен доказать чрезмерность размера ущерба, если он высказывается против удовлетворения иска в заявленном размере, говорит управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. По ее словам, для этого подойдет заключение специалиста-оценщика или выводы судебной экспертизы, которую попросил назначить ответчик. Если же последний ведет себя пассивно, а размер ущерба вызывает у суда сомнения, то именно ему приходится занять активную роль.

Чтобы самостоятельно установить точный размер ущерба, суд может рассчитать его на основании материалов дела и других открытых данных, запросить недостающие бумаги, а может предложить заинтересованной стороне ходатайствовать о проведении экспертизы, перечисляет Озерский. Суд также вправе назначить экспертизу по своей инициативе, но такие случаи на практике очень редки, рассказывает адвокат. Во-первых, такие экспертизы оплачиваются из бюджета, а во-вторых, процесс носит состязательный характер – то есть каждая сторона по общему правилу сама должна доказывать, на что ссылается, подытоживает Озерский.

Взыскание убытков организации в арбитражном суде

Jurist_arbitr — 15/04/2011 01/08/2016

Убытки в арбитражном процессе – понятие и состав.

Для начала стоит определиться, что включает в себя понятие “убытки” согласно действующему законодательству. Вопрос возмещения вреда регулируется статьей 15 Гражданского кодекса, согласно которой: юридическое или физическое лицо, если его право нарушено, вправе требовать возмещения причиненных ему убытков в полном объеме, если законом (договором) не предусмотрено возмещение в меньшем размере.
Убытки – это расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества – реальный ущерб, а также неполученные доходы, которые это лицо должно было бы получить при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не нарушили – упущенная выгода.

Общие положения о возмещении вреда регулируются главой 59 Гражданского кодекса. Согласно ст. 1064 ГК РФ, причиненный личности, имуществу гражданина или имуществу юридического лица вред подлежит возмещению в полном объеме тем лицом, которое такой вред причинило. Законом в определенных случаях обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Причинившее вред лицо, освобождается от его возмещения, если сможет доказать, что вред причинен не по его вине. Законом, иногда, предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Необходимые условия для взыскания убытков

Следует учитывать, что для применения ответственности в виде взыскания убытков, предусмотренной статьями 15 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо доказать наличие состава правонарушения, включающего в себя:

  • факт наступления вреда;
  • противоправность (незаконность) поведения причинителя вреда;
  • вину причинителя вреда;
  • причинно-следственную связь между действиями причинителя и наступившими у лица неблагоприятными последствиями;
  • доказанность размера убытков.

Вместе указанные пункты образуют состав правонарушения (убытков) . Недоказанность в суде хотя бы одного из этих условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований о возмещении ущерба.

Суды, арбитражные суды, ссылаясь на ст. ст. 12 и 15 ГК РФ, указывают, что убытки – это негативные имущественные последствия для лица, возникающие вследствие нарушения причинителем вреда имущественных либо не имущественных прав. Возмещение убытков как способ судебной защиты возможно при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности за правонарушения: совершение лицом – причинителем вреда незаконных действий; наличие доказанных убытков и их размера; причинно-следственная связь между таковыми и незаконными действиями причинителя вреда; доказанность вины лица. Лицо, требующее взыскания задолженности, должно доказать наличие вышеперечисленного состава правонарушения, а также размер подлежащих возмещению убытков. Отсутствие одного из вышеназванных условий влечет за собой отказ суда в удовлетворении требований о возмещении вреда.

Упущенная выгода, неполученные доходы.

Более интересно обстоит процесс взыскания упущенной выгоды или неполученного дохода, который дополнительно регламентирован совместным Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996, “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”. Так, высшие судебные инстанции указали, что размер упущенной выгоды должен определяться с учетом разумности затрат, которые истец должен был произвести в нормальных условиях. Например, в случае недопоставки товара, размер неполученного дохода должен определяться в соответствии со стоимостью реализации таких товаров в заключенных с покупателями договорах, за вычетом закупочной цены недопоставленного товара.

Представляется очень сложной задача доказать наличие убытков в виде недополученных доходов, в частности, в случае досрочного расторжения договора аренды арендодателем. Т.к. неоднократно принимал участие в таких процессах, могу утверждать, что, даже, когда вина арендодателя в незаконности его действий установлена, суды отказывают на том основании, что расчет взыскиваемых убытков не является обоснованным. Учитывая, что действующим законодательством не установлен порядок произведения расчетов упущенной выгоды, в таких арбитражных спорах истец является более слабой стороной и подготовка к такому процессу требует особых усилий юриста по арбитражным спорам.

При рассмотрении споров по взысканию убытков, истец праве заявить не только фактически понесенные расходы – реальный ущерб, но и расходы, которое юридическое или физическое лицо, чье право нарушено, должно будет понести . Размер будущих расходов должен быть основан на расчете, смете, калькуляции стоимости выполнения соответствующих работ, оказания услуг, поставки товаров и др.

Из указанного следует, что убытки являются одним из самых сложных видов взыскания денежных средств в суде. Больше всего арбитраж отказывает именно в таких исках по причине недоказанности истцом состава правонарушения. Взыскивая в арбитражном суде убытки организация должна доказать факт их причинения, их размер, вину причинившего их лица и связь между противоправными действиями причинителя вреда и наступившими убытками компании.

Практика взыскания убытков и разъяснения Верховного суда

Статьи по теме

В постановлении № 25 от 23 июня 2015 года Верховный суд РФ разъяснял, как нужно взыскивать убытки. На практике суды не всегда опираются на разъяснения ВС РФ.

В деле о возмещении убытков нужно доказать, что ущерб возник именно в результате действий или бездействия ответчика. Вместе с этим нужно подтвердить факт причинения вреда и наличие убытков. На это указал Пленум ВС РФ в пункте 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.15 № 25. Однако суды нередко забывают про это разъяснение и взыскивают убытки с лица, не выяснив до конца вопрос о том, действительно ли оно причинило вред.

Остались вопросы по внедоговорным обязательствам? Ответ найдется в Системе Юрист

Суды взыскали убытки с ненадлежащего ответчика

Недавно Верховный суд рассмотрел дело, в котором три инстанции взыскали убытки с ответчика — МВД. Лишь Верховный суд обратил внимание на то, что вины ведомства в убытках нет (определение ВС РФ от 04.10.16 № 305-ЭС16-6934 по делу № А40-80833/15).

Суть была в следующем. Предприниматель владел несколькими автомобилями. ГИБДД зафиксировала на камеру ряд нарушений и вынесла постановления о привлечении предпринимателя к административной ответственности на основании части 1 статьи 2.6.1. КоАП РФ. При фиксации нарушения на камеру привлекают именно собственника, поскольку действует презумпция использования автомобиля собственником. Предпринимателю удалось доказать, что автомобилями управляли водители по доверенности. Это позволило ему защититься от неосновательного наказания (ч. 2 ст. 2.6.1. КоАП РФ). Суды прекратили дела в отношении предпринимателя за отсутствием состава правонарушения.

За юридические услуги предприниматель заплатил 250 тыс. рублей. Он передал право требовать возмещения этих расходов Обществу защиты прав потребителей (далее — Общество). Именно оно обратилось в суд, и три инстанции удовлетворили иск к МВД. По их мнению, предприниматель понес расходы из-за того, что ГИБДД неправомерно вынесла постановления. Возмещение взыскали на основании статей 15, 1064, 1069 и 1082 ГК РФ и постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ».

Дело попало в Верховный суд, который согласился с нижестоящими инстанциями во всем, кроме одного — виновное лицо определили неверно. Коллегия указала, что сумма убытков, которую взыскали с МВД, представляет собой расходы предпринимателя на юридическую помощь. Эти убытки носят характер ответственности. Их можно взыскать, если суд установит наличие состава: незаконные действия обязанного лица, возникновение у потерпевшего неблагоприятных последствий, причинно-следственную связь между действиями и убытками. В этой ситуации собственнику пришлось понести расходы не потому, что инспекторы действовали неправомерно. Расходы возникли из-за того, что сам собственник передал автомобили другим лицам, а они нарушили ПДД.

Прекращение дел в суде позволяет собственнику требовать в самостоятельном процессе возмещения судебных расходов. В этой части выводы судов верны. Но взыскивать возмещение нужно не с МВД, а с нарушителей. Поскольку именно по их вине собственник вынужден был нести издержки. В этом случае нет состава нарушения, так как нет причинно-следственной связи между поведением инспекторов и убытками.

Суд отменил решения трех инстанций. В результате истец напрасно прошел четыре инстанции только из-за того, что неверно определил ответчика, составляя иск. Примечательно, что суды не поправили его в этом. Более того, в апреле этого года Верховный суд рассмотрел аналогичное дело с теми же лицами и вынес точно такое же решение (определение ВС РФ от 18.04.16 № 305-ЭС15-17080 по делу № А40-200870/2014). И те же три инстанции вынесли тогда решения в отношении ненадлежащего ответчика.

Требование о взыскании убытков нужно подкреплять судебной практикой

Это дело еще раз показало, что не стоит рассчитывать на быструю реакцию судов на разъяснения Пленума и Судебной коллегии. Даже если Верховный суд сформулировал правовую позицию, нижестоящие инстанции могут вынести решение вопреки ей. Поэтому нужно заранее искать и представлять судебную практику в подтверждение своих требований.

Интересно и то, что в этом деле истца не напугала практика Верховного суда, которая была против него. По апрельскому делу истец знал, что ответчиком должно быть не министерство, а граждане, но обратился именно к МВД, так как получить исполнение с граждан было бы крайне трудно.

Однако для истца были и положительные стороны в этом деле. Верховный суд указал, что в целом требование правомерно. Ошибка только в ответчике. Возможно, этот вывод облегчит процесс взыскания в суде общей юрисдикции, когда истец обратится к водителям.

Взыскание убытков по договору цессии

Даже если вы намерены продать права требования по договору цессии, нужно заранее определить, кто будет ответчиком. В деле, описанном выше, истец приобрел права требования к МВД, хотя цедент имел права не к министерству, а к водителям. Ответственность за недействительность прав требования несет именно продавец прав требования (ст. 390 ГК РФ).

Прежде чем взыскивать убытки, установите причинно-следственную связь между ними и действиями ответчика, подтвердите ее документами. Если связь неочевидна, это будет слабым звеном в вашей правовой позиции и сильным аргументом оппонента.

Например, в доме сломалось оборудование, это привело к затоплению. Компания, которая понесла убытки из-за этого, обратилась в суд к управляющей организации — в ее ведении было общедомовое имущество. Но суд установил, что оборудование не относится к общедомовому, а значит, нет связи между действиями ответчика и поломкой. Следовательно, иск подан к ненадлежащему ответчику (постановление АС Волго-Вятского округа от 24.04.15 по делу № А38-1808/2014).

Другая ситуация — бригада рабочих выполняла ремонт на дороге и не установила предупреждающие знаки. Из-за этого в них врезался автобус. Собственник автобуса обратился за взысканием возмещения на ремонт. Сложность была в том, что техника, в которую врезался автобус, принадлежала одной компании, но на момент происшествия была в аренде у другой. Суд отказал во взыскании убытков с собственника техники — он не имеет отношения к ДТП. Возмещение удалось взыскать с арендатора (постановление АС Северо-Западного округа от 26.11.14 по делу № А56-72063/2013).

Взыскание убытков, причиненных действиями государственного органа

Общеизвестно, что решения и действия государственных органов и должностных лиц, осуществляемые в пределах их компетенции, обязательны для других субъектов права под угрозой применения мер государственного принуждения. Это является одним из факторов стабильности государственной власти. Однако нередки случаи, когда права, свободы и законные интересы граждан нарушаются в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц, наделенных властными полномочиями.

В ст. ст. 52, 53 Конституции РФ закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Гражданским законодательством (ст. 1069-1070 ГК РФ) установлены дополнительные гарантии для защиты прав граждан и юридических лиц, направленные на реализацию конституционных положений. Нормы о возмещении вреда закреплены также в ряде иных законодательных актов, а именно в Налоговом кодексе РФ (ст. 35, 103), в ФЗ № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (ст. 31), в ФЗ № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (ст. 22) и др. Кроме этого, вопросы компенсации ущерба, причиненного в результате нарушения права каждого на справедливое судебное разбирательство, урегулированы на международном уровне в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая является составной частью правовой системы РФ.

В соответствии с действующим законодательством для наступления ответственности необходим ряд условий, а именно:

  1. Неблагоприятные последствия в виде причинения вреда.
  2. Противоправность. В российской правовой системе действует принцип генерального деликта. В соответствии с ним всякое причинение вреда предполагается противоправным и влечет обязанность причинителя возместить вред, если им не будет доказана управомоченность причинения вреда.
  3. Причинная связь между противоправными действиями и причиненным вредом.
  4. Вина – субъективное условие ответственности.

На основании ст. ст. 15, 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействий) либо множественное число, либо единственное государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом РФ или муниципальным образованием. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Указанная общая норма находит свое развитие в гл. 59 ГК РФ, в которой ст.ст. 1069-1071 ГК РФ посвящены возмещению убытков, причиненных действиями государственных органов и органов местного самоуправления. Для возникновения ответственности, в случае причинения убытков действиями органов власти, необходимы все выше перечисленные условия. Но вместе с тем данная ответственность имеет ряд особенностей в виду наличия специального субъекта – органа власти или его должностного лица. Связано это с правовым статусом субъекта и характером его деятельности. Рассмотрим далее указанные особенности.

1. Ответственность органов власти наступает только в случае осуществления ими властной деятельности, реализации публичных функций. Данная деятельность может проявляться в двух формах: издание властного акта и совершение фактических действий органами и их должностными лицами. Кроме этого, акт должен быть издан должностным лицом, которое выступает в таком качестве только при исполнении служебных обязанностей.

2. Надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного государственными или муниципальными органами, их должностными лицами, является определенное публично-правовое образование в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа (например, РФ, субъект РФ). Данное разъяснение дано в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением ч.1 ГК РФ» (далее – Постановление от 1.07.1996 г. №6/8) и в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. № 145 «Обзор рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее – Информационное письмо от 31.05.2011 г. № 145). Согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ в суде от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по рассматриваемым искам выступает соответствующий главный распорядитель бюджетных средств. Иски о возмещении вреда подлежат рассмотрению по месту нахождения ответчика (п. 2 Информационного письма от 31.05.2011 г. № 145).

Необходимо отметить, что предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В данном случае именно суд при подготовке дела к разбирательству в каждом конкретном деле должен установить, какой орган выступает в качестве надлежащего ответчика по делу, и известить его должным образом, и привлечь его к участию в процессе.

3. Специальным условием ответственности является отсутствие презумпции противоправности поведения причинителя вреда. Это означает, что потерпевший должен предоставить доказательства противоправности акта либо действия органа, которыми истцу был причинен вред. При этом истец должен подтвердить наличие причинно-следственной связи между принятым актом либо совершенными действиями и причинением вреда. Судом должно быть установлено, что факт противоправности акта власти является прямой причиной возникших убытков, а не просто условием их наступления. Проблема заключается в том, что в виду сложной структуры государственных органов подчас трудно установить, действия какого именно органа привели к незаконному результату. В свою очередь, бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия незаконного акта либо совершения действий, лежит на соответствующем органе.

Истец также должен доказать, что им были предприняты все возможные меры для предотвращения возникновения убытков и уменьшения их размера (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2013 г. по делу № А55-24297/2012).

В судебной практике встречаются случаи обращения с исками о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов власти, когда указанные действия сопряжены с неправомерным поведением истца. В подобных случаях стоит иметь в виду, что противоправность действий истца, способствовавшая наступлению вреда, исключает возможность удовлетворения подобных исковых требований (Постановление ФАС СЗО от 02.10.2006 г. по делу № А13-922/2006-20).

По смыслу ст. 1069 ГК РФ вред может быть причинен путем совершения органами власти действий либо бездействий, среди которых отдельно указано издание незаконного акта. Установление незаконности соответствующих действий осуществляется в специальном процессуальном порядке, предусмотренном гл. 24 АПК РФ. Также установление незаконности действий органа власти возможно при рассмотрении соответствующего заявления в порядке гл. 25 ГПК РФ, либо в порядке искового производства при наличии одновременно и требований искового характера (спора о праве).

4. В ст. 1070 ГК РФ установлен принцип полного возмещения причиненного вреда. Кроме этого, в указанных в ст. 1100 ГК РФ случаях лицо имеет право на компенсацию морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

5. По данной категории дел необходимо учитывать разницу в сроках исковой давности. Так, срок исковой давности по иску о взыскании убытков общий – 3 года (ст.196 ГК РФ), а по заявлению об обжаловании действий органов власти – 3 месяца (п. 4 ст. 198 АПК РФ, ч.1 ст. 256 ГПК РФ).

Отдельно следует рассмотреть классификации актов органов власти. Вследствие разделения указанных актов на нормативные и ненормативные существует различный порядок доказывания причинения вреда. Рассмотрим на примере арбитражно-процессуального законодательства.

Так, если вред причинен нормативным актом, то для подачи иска о возмещении вреда необходимо решение суда о признании данного акта незаконным. При этом по смыслу п. 2 ст. 195 АПК РФ, следствием установления незаконности нормативного правового акта является признание его недействующим полностью или частично. Это обусловлено общеобязательным характером и неоднократностью применения нормативного акта. Как указывает ВАС РФ в Информационном письме от 31.05.2011 г. № 145, установление в судебном процессе незаконности акта как условия удовлетворения требования о возмещении вреда не может привести к прекращению действия такого акта в отношении неопределенного круга лиц. И сложившаяся в таком случае ситуация создаст правовую неопределенность в этом вопросе. Таким образом, истец должен обратиться в суд с требованием о признании нормативного акта незаконным, а затем уже после вынесения соответствующего решения заявлять требование о возмещении убытков (п. 6 Информационного письма от 31.05.2011 г. № 145).

В случае же если вред причинен ненормативным правовым актом, то суд может оценить его законность при рассмотрении иска о возмещении вреда. В соответствии с ч. 1 ст. 130 АПК РФ допускается соединение требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам. При этом должны быть соблюдены правила подсудности. Факт того, что оспариваемый акт не был признан в судебном порядке незаконным, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда. Поэтому в такой ситуации истец может подавать иск в суд с одновременным требованием о возмещении убытков и признании акта незаконным.

Также следует обратить внимание на то, что решение суда о признании правового акта незаконным имеет преюдициальное значение, т.е. оно не подлежит переоценке в силу обязательности данного акта (ст. 16 АПК РФ).

На основе анализа ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ выделяется и иная классификация актов органов власти, а именно: акты управления (в сфере административного управления) и акты правоохранительных органов и суда.

Отдельно в законе указан порядок возмещения вреда, причиненного актами правоохранительных органов и суда. В отношении актов правоохранительных органов установлено, что вред, причиненный действиями правоохранительных органов, подлежит возмещению независимо от вины. В этом проявляется особенность субъекта причинения указанного вреда. п. 1 ст. 1070 ГК РФ содержит закрытый перечень оснований ответственности правоохранительных органов. Наличие данной нормы означает, что государство несет ответственность за вред, причиненный данными органами, лишь в указанных случаях. За иные действия правоохранительные органы несут ответственность по правилам ст. 1069 ГК РФ.

Существенное значение имеет основание наступления ответственности за вред, причиненный при осуществлении правосудия. Так, п. 2 ст. 1070 ГК РФ исключает презумпцию виновности причинителя вреда и содержит обязательное условие – установление вины судьи в приговоре суда, вступившим в законную силу. Как указано в п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 г. № 1-П, вина судьи может быть как умышленная (ст. 305 УК РФ), так и неосторожная (ст. 293 УК РФ).

Из анализа норм ст.ст. 1069, 1070 ГК РФ следует, что государство возмещает вред во всех случаях, когда он причинен преступным деянием судьи при осуществлении правосудия. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 25.01.2001г. № 1-П указал, что под осуществлением правосудия понимается не все судопроизводство, а лишь та его часть, которая заключается в принятии актов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, то есть судебных актов, разрешающих дело по существу. Иные судебные акты – преимущественно процессуального характера – не охватываются понятием «осуществление правосудия». Однако это не является препятствием для возмещения причиненного вреда, т.к. данные основания могут возникать, даже если вина судьи установлена в рамках гражданского судопроизводства (п. 39 Постановления ЕСПЧ от 12.06.2012г.).

Таким образом, для подачи иска с требованием о возмещении убытков, причиненных в рассматриваемом случае, необходимо установление вины судьи в решении соответствующего суда о признании такого постановления незаконным.

Следует обратить внимание на вред, причиненный органами управления, причем независимо от того, незаконной деятельностью какой ветви власти причинен вред – законодательной, исполнительной или судебной. Закон не приводит какого-либо перечня нарушений, т.е. в качестве актов соответствующих органов могут быть любые акты управления, которые обязательны для исполнения и приняты должностным лицом при осуществлении своих обязанностей. К таким актам относятся приказы, распоряжения, указания и другие предписания. Но как сказано выше, нужно учитывать, что ответственность за вред, причиненный указанными лицами вне реализации их должностных полномочий, наступает по общим правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ.

Причиненный ущерб возмещается за счет казны соответствующего уровня РФ, о чем должно быть указано в резолютивной части решения соответствующего суда (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 г. № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса РФ»). Возложение ответственности за вред, причиненный актами управления, на государство в данном случае является гарантией соблюдения прав потерпевших.

Учитывая выше изложенное, можно сделать следующие выводы:

  1. Право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействиями) органов государственной власти или их должностных лиц, закреплено в Конституции РФ и международных актах, а также отраслевом законодательстве.
  2. Основаниями для возмещения убытков являются следующие условия гражданско-правовой ответственности: причинение вреда, противоправность поведения субъектов, наличие вины и причинно-следственной связи между причинением вреда и наступившими последствиями.
  3. Особенность ответственности проявляется в том, что в качестве причинителя вреда выступает государственный орган или орган местного самоуправления, а также их должностные лица. При этом надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда является определенное публично-правовое образование в лице соответствующего главного распорядителя бюджетных средств.
  4. Бремя доказывания по данной категории дел распределено следующим образом: истец должен доказать факт и размер причинения убытков, противоправность актов или действий (бездействий) органов власти, причинную связь между ними. А на орган возложена обязанность по доказыванию правомерности принятия соответствующего акта или совершения действия.
  5. В зависимости от характера оспариваемых правовых актов органов власти (нормативные либо ненормативные) предусмотрен различный порядок обжалования данных актов и взыскания убытков, причиненных в результате их действия.

Популярное:

  • Материальная помощь при смерти дедушки Порядок оформления материальной помощи в связи со смертью родственника Вопрос в предоставлении материальной помощи нуждающимся гражданам на сегодня как никогда актуально. Однако мало кто […]
  • Адвокат в малаге Адвокат в малаге Мы являемся юридической конторой в провинции Малага (Коста-дель-Соль), имеющей в своей команде русского адвоката. Григорьева Вера - дипломированный специалист, […]
  • Сколько длится развод на украине Процедура расторжения брака или развод Процедура расторжения брака или развод Для заказа юридической услуги при расторжении брака в Украине, свяжитесь с нами: тел: +38 099 071 81 22, […]
  • Как пережить развод и отпустить Как пережить расставание? Чтобы пережить расставание, нужно избавиться от иллюзий Многие из нас в такой ситуации говорят: «Я не смогу без нее жить!», «Я не переживу». Это и есть наши […]
  • Старый оскол адвокатская контора Старый оскол адвокатская контора Филиал Белгородской Областной Коллегии Адвокатов (БОКА) - Адвокатская контора № 2 г. Старый Оскол создан по Решению Президиума Коллегии БОКА 03 февраля […]
  • Судебные приставы по владимирской области долги узнать УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ ПО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ИНН: 3327818953 Генеральный директор: МАКАРОВ ГЛЕБ ВАЛЕНТИНОВИЧ Юридический адрес: 600017, Владимирская область, […]