Мусульманский уголовный кодекс

Семь стран мира, где закон предусматривает смерть для атеистов

Посчитать, сколько в мире атеистов, проблематично. Из-за широты самого термина, который включает множество мировоззренческих концепций, оценки разнятся от 2,5% до 13%. Одновременно больше половины стран мира так или иначе законодательно дискриминируют атеистов, решили исследователи из организации International Humanist and Ethical Union (IHEU), которая занимается защитой прав людей, скептически относящихся к религии.

В опубликованном на этой неделе отчете IHEU, который был направлен в ООН, подробно рассматривается законодательство и практика всех государств, уличенных в ущемлении прав атеистов. Согласно исследованию, в мире сегодня существуют семь стран, безбожие в которых может караться смертной казнью в соответствии с законом. Ряд других государств ограничивают максимальное наказание атеистам тюремными сроками, а в некоторых неверующие просто поражены в правах, например, семейных или избирательных.

Все семь стран, которые казнят атеистов, имеют установленную законом официальную религию – ислам. В западноафриканской Мавритании (полное название – Исламская Республика Мавритания) конституция 1991 года ограничивает свободу вероисповедания, закрепляя мусульман в качестве единственных граждан страны. Соответственно, атеисты и люди иной веры не могут претендовать на гражданство, а отказавшийся от своей веры мавританец (или же принявший другую религию) гражданство автоматически теряет. Более того, ст.306 уголовного кодекса предусматривает смертную казнь за вероотступничество с конфискацией всего имущества в пользу госказны. Обвиняемому, согласно этому положению, дается трое суток, чтобы покаяться и вернуться к вере в Аллаха. Это положение прямо перекочевало в УК из шариата.

В Мавритании практикуются законы шариата как в гражданском, так и уголовном судопроизводстве, существует Министерство исламских дел, а также Высший исламский консулат, состоящий из шести имамов, который проверяет законодательную и другие виды государственной деятельности на соответствие религиозным канонам.

В Судане также живут по нормам шариата, однако временная конституция в стране более лояльна к религиозным меньшинствам – им не запрещается отправление культа. Обращение в ислам в Судане исключительно приветствуется, а вот выход из этой религии карается, по законам, тюремным заключением (до пожизненного) или же смертной казнью.

Мужчина-мусульманин в Судане имеет право брать в жены предстательниц другой веры, правда, только монотеистической — христианской или иудейской. Женщина ограничена при выборе супруга строго мусульманами. Антиисламские богохульство карается шестью месяцами тюрьмы, сотней ударов плетью, а также может предусматривать денежный штраф. Богохульство же в отношении других религий не возбраняется.

В формально демократическом Пакистане предусмотрена смертная казнь за богохульство (коим также считается атеистическое высказывание), а уголовный кодекс включает отдельные статьи за осквернение Корана, а также оскорбления пророка Мохаммеда. Как говорится в отчете IHEU, эти нормы в большинстве случаев используются для преследования конкурентов по бизнесу или просто личных врагов по ложным обвинениям. Муллы пристально следят за такими делами и часто приходят в светский суд, чтобы напомнить участникам процесса, в том числе и судьям, что неугодное решение может привести к неофициальному суду со стороны радикальной части мусульманского сообщества.

Атеисты в Пакистане не могу получить паспорт. Документы, в которых обязательная графа о вероисповедании заполнена словом «атеист» или синонимом, просто не примут. Тех же, кто признался в анкете о принадлежности к исламу, обяжут подписать дополнительную декларацию о признании Мохаммеда в качестве «последнего пророка».

Соседний Афганистан следует законам шариата, не запрещает свободу вероисповедания, включая атеизм, однако уголовный кодекс предусматривает смерть через повешение для отступников мусульманской веры. Помимо этого, президентом и вице-президентом Афганистана не может стать гражданин отличной от ислама веры. Религиозные меньшинства там составляют около 1% населения. Последний известный смертный приговор по обвинению в предательстве веры был вынесен в 2008 году 23-летнему журналисту Саеду Камбакшу, который скачал в интернете и распространил текст известного атеиста Араша Биходы с критикой некоторых стихов Корана. Позже казнь заменили на 20 лет тюрьмы, а недавно Камбакш был и вовсе помилован президентом, после чего покинул страну.

Саудовская Аравия, пожалуй, самая несвободная страна в мире в религиозной сфере. Духовная власть здесь не отделена от светской, а религиозный истеблишмент имеет тесные семейные связи с королевской семьей. Любое отклонение от государственной трактовки ислама суннитского толка (в королевстве доминирует ваххабитская версия суннизма) считается вероотступничеством и наказывается смертью. В 2012 году молодой журналист Хамза Кашгари сделал запись в твиттере о том, что не считает природу пророка Мохаммеда божественной, хотя и признает его духовный авторитет. Кашгари, когда понял, что сделал, практически сразу же покинул страну, однако был арестован в Малайзии (также мусульманской), а затем отправлен на родину. Сейчас он ожидает смертной казни.

В Саудовской Аравии существует «Комитет по продвижению добродетели и предотвращению греха» — проще говоря, религиозная полиция. Организация знаменита особой нелюбовью именно к атеистам.

Статья 100 конституции Ирана объявляет держателем всей власти в стране духовного лидера – аятоллу. Он контролирует суды, армию, медиа, а также выборные институты – президента и парламент. 91-я статья конституции вводит «охранительный консулат» — орган, ответственный за проверку всех нормативных актов по двум критериям: 1) соответствие основному закону, 2) соответствие нормам ислама. Конституция также делит всех иранцев на четыре религиозные группы: мусульмане, зороастрийцы, христиане и иудеи. Безбожники и представители прочих религий не имеют гражданских прав в принципе.

Четыре узаконенные религиозные группы в Иране не равны. Большинство государственных должностей, например, могут занимать исключительно мусульмане-шииты. Уголовный кодекс также фиксирует значительные преимущества для мусульман. Так, за измену мусульманке муж-мусульманин будет приговорен к ста ударам плетью (ст. 8811), тогда как немусульманин, изменив мусульманке, расстанется с жизнью (ст. 82-c12). В свою очередь, для мусульманина, который изменяет жене с представительницей другой веры, уголовный кодекс наказания не предусматривает.

Гомосексуальный акт между двумя мусульманами в Иране, вопреки распространенному заблуждению, не слишком тяжелое преступление: за него каждому участнику полагаются по сто ударов плетью, при том условии, что действие «не было завершено» (иначе все-таки виселица). Однако если же при аналогичных обстоятельствах активную роль играл человек иной веры, то его казнят вне зависимости от концовки.

На Мальдивских островах конституция устанавливает ислам единственной государственной религией. Прямого наказания для атеистов законодательство не предусматривает, однако специальная религиозная комиссия имеет широкие полномочия при рассмотрении частных случаев, которые встречаются не очень часто – немусульманин гражданином островного государства быть не может.

В 2010 году мальдивец Мухаммед Назим в ходе публичного мероприятия спросил исламского проповедника о том, как ислам относится к людям, которые изо всех сил стараются обрести веру в Аллаха и его пророка, но не могут, имея в виду самого себя. Толпа тут же накинулась на юношу, которого спасла только полиция. Религиозная комиссия приговорила его к смерти, однако дала возможность исправиться – пройти ряд консультаций у имамов и попробовать все-таки стать достойным мусульманином. У Назима получилось, и его отпустили. В аналогичной ситуации в том же году оказался Исмаил Мохамед Диди, который в отличие от Назима выбрал смерть. Под конец периода, данного ему на покаяние, его нашли повешенным в диспетчерской вышке местного аэропорта, где Диди работал.

Отчет IHEU критикует также и ряд европейских стран за законодательство, предусматривающее наказание за оскорбление чувств верующих, что дискриминирует, по мнению исследователей, атеистов. В списке есть и Россия с упоминанием ст.282 УК, а также дела Pussy Riot. Франция, где пропорционально больше всего атеистов в Европе – 32% — упоминается в негативном ключе из-за закона, по которому государство владеет всеми католическими постройками, созданными до 1905 года, а также содержит их за счет бюджета. Здания, относящиеся к другим религиям и построенные в тот же период, государством не охраняются. США же получили свою долю критики от IHEU за слоган In God We Trust, который украшает все долларовые купюры, а также большинство правительственных зданий в Америке.

Уголовное законодательство мусульманской системы права.

Для государств мусульманской правовой системы, где ислам признается государственной религией, невозможно вычленить мусульманское право, так как право основывается на духе и букве шариата 1 .

Шариат рассматривает наказуемость преступлений против собственности через категории хадд и кисас, которые предусматривают зафиксированные в священных писаниях наказания. К преступлению против собственности, к категории «хадд», относят тайное хищение чужого личного имущества и разбой. Третья категория, «тасир», объединяет менее общественно опасные преступления, которые регулируются нормами «светского» уголовного права. Как правило, к категории «тасир» относят мошенничество или иные деяния, связанные с обманом, уничтожением или повреждением чужого имущества, а также тайные или насильственные составы хищений, не подпадающие по признакам, установленным в священных писаниях. Наказуемость данной категории деяний определяется по нормам материального уголовного законодательства.

Саудовская Аравия остается одним из государств, где отсутствует кодифицированный уголовный закон и шариат нашел официальное признание в Конституции страны. Уголовно-правовые нормы обращены ко всем лицам, находящимся на территории государства, в независимости от гражданства и
вероисповедания. Шариат совершение тайного хищения относит к хадд и предполагает определенное религиозными нормами наказание в виде отсечения левой ладони. Более строгое наказание последует за совершение разбоя, когда виновного могут лишить помимо кисти правой руки и стопы левой ноги. Что характерно, мотив и цель при посягательстве на собственность в мусульманском праве не имеют существенного значения при квалификации преступлений.

В Королевстве Бахрейн основными источниками уголовного права являются Конституция и Уголовный кодекс. Уголовный закон устанавливает ответственность за преступления категорий «кисас» и «тазир».

В Объединенных Арабских Эмиратах также предусматривается смешанное регулирование уголовно-правовых запретов. В ст. 384 УК ОАЭ 1987 года указано, что квалификация кражи основывается на доктринальном мусульманском праве, и при этом не указывается характер наказания. Полагаем, такой подход законодателя вносит противоречие и расширенное толкование уголовно-правовых норм. В уголовном законодательстве ОАЭ и Бахрейна, помимо доктринального вида хищения, которое находит отражение в нормах шариата, завладение чужим имуществом, осуществляемое, например, в общественных местах или в отношении публичной собственности, предусматривает тюремное заключение на срок не менее трех месяцев.

В уголовном праве Исламской Республики Иран, как и в Саудовской Аравии, совершение кражи предусматривает определенное шариатом наказание, влекущее отсечение части тела: пальца, а за последующее совершение тайного хищения — лишение ладони, стопы. В отличие от иного рода преступлений, наказание за тайное и насильственное хищение отражает строгую определенность, историческую неизменность и не предлагает альтернативных видов наказания [163] . В иранском уголовном законодательстве под хищением
чужого имущества признается завладение вещью или приобретение права на вещь, обладающую определенной экономической ценностью 1 . В отличие от уголовного законодательства ОАЭ или Бахрейна, при тайном хищении категории «хадд» иранским законодателем отражены обязательные элементы базового состава кражи: установление умысла, наличие определенной стоимости имущества и нахождение его в защищаемом месте, а также то, что преступление не вызвано условиями крайней необходимости.

Составы открытого и тайного завладения, не подпадающие под признаки нормативно определенного хищения, влекут санкции, не связанные с телесными наказаниями. От наличия дополнительных обстоятельств и характера совершения завладения чужим имуществом зависит длительность срока тюремного заключения и размер штрафа. В качестве квалифицированных признаков, присущих иранскому уголовному законодательству, можно отметить совершение хищения в общественных местах или в местах массового передвижения, которые следует отграничивать от карманной кражи, также известной законодателю Ирана. Включение близких по своему характеру криминообразующих признаков характеризует определенная казуальность норм закона об уголовных наказаниях Исламской Республики Иран. Конституционный признак, усиливающий ответственность, придается хищениям, совершенным в ночное время или в местах общественного бедствия [164] [165] .

Выводы. В мусульманском уголовном праве ответственность за тайное хищение и разбой остаётся незыблемым правилом, влекущим фиксированное шариатом телесное наказание. Признание тайного и насильственного хищения грехом определяет усиление уголовно-правовой охраны частной собственности. Посягательство на общественную собственность влечет квалификацию в рамках кодифицированных уголовных законодательств. Уголовно-правовая
охрана имущественных прав в большинстве исламских государств основывается на сочетании религиозно-правовых норм, норм обычного права и законодательных кодифицированных актов.

Особенности уголовной ответственности в государствах социалистической системы права (на примере современного уголовного законодательства Китая)

Уголовный кодекс Китайской Народной Республики (далее — УК KIIP) вступил в силу 1 октября 1997 г. По сути, переиздан (в новой редакции) прежний УК, действовавший с 1 января 1980 г.

УК КНР состоит из двух разделов, называемых Общей и Особенной частями. В Общую часть изначально вошли 5 глав и 101 статья, в Особенную — 10 глав и 350 статей. Каждая глава разделена на параграфы.

Можно выделить такие особенности уголовной ответственности по УК КНР (в сравнении с УК России).

1. Введена уголовная ответственность юридических лиц (см. ст. 30, 31 и пр.).

2. Возможен надзор с соответствующими правоограничениями в качестве основной меры наказания (см. ст. 38-41), а дополнительным наказанием может быть лишение политических прав (см. ст. 54-58).

3. Не предусмотрена возможность снятия или погашения судимости.

4. Может иметь место применение исключительной меры наказания — смертной казни — за совершение многих преступлений (такую возможность содержат порядка восьми десятков статей УК КНР).

5. Возглавляет Особенную часть УК КНР глава о преступлениях против государственной безопасности.

Особенности уголовной ответственности в государствах религиозной (в частности, мусульманской) системы права

Мусульманское право (Афганистан, Иран, Иордания, Йемен, Кувейт, Морокко, Нигерия, Саудовская Аравия, Судан и другие государства) основывается на религиозных положениях, находит выражение в шариате (от «ша-ра-а» — узаконивать, возводить в ранг обязательного предписания) — собрании божественных предписаний, переданных людям через Пророка. Вместе с тем мусульманское право не вмещается в рамки шариата. Последний представляет собой лишь религиозно-мировоззренческую базу для формирования правовой доктрины.

Основными источниками шариата являются Коран и Сунна. Коран — священная книга мусульман, составленная Пророком, включает в себя 114 глав (сур) и 6219 стихов (айатов). Сунна содержит рассказы (хадисы), описывающие суждения и поступки пророка Мухаммада, движимого Аллахом.

Если конкретное правило поведения не предусмотрено священными письменами (Кораном и Сунной), то следует обратиться к иджтихаду — своеобразному расширительному толкованию их общих положений. Знатоки шариата, осуществляющие такое толкование, получили название муджтахиды (имамы, факихи, муфтии). Правовая оценка совершенного поведения возложена на плечи кади (судьи).

Положения уголовного законодательства зачастую основаны на нормах шариата. Так, за наиболее тяжкие преступления (по шариату) — кражу, разбой, бунт, прелюбодеяние, злоупотребление спиртными напитками, убийство и т.д. — возможны такие наказания, как отсечение руки, битье камнями, различные телесные наказания, смертная казнь и пр. Широкое распространение получили обычай кровной мести или замена ее денежным выкупом.

Уголовные законы постсоветских государств: развитие уголовного законодательства Республики Беларусь; новое уголовное законодательство Украины

Уголовный кодекс Республики Беларусь (далее — УК РБ) вступил в действие 1 января 2000 г. УК состоит из двух частей: Общей и Особенной. В Общую часть изначально вошли 5 разделов, 16 глав и 121 статья. В Особенную часть — 10 разделов, 21 глава и 344 статьи.

В числе основных особенностей уголовной ответственности по УК РБ (в сравнении с УК Российской Федерации) можно выделить следующие.

1. Дается разъяснение отдельных терминов УК (см. ст. 4). Сформулирован принцип неотвратимости ответственности (см. ст. 3). Представлено определение вины в преступлениях с материальным и формальным составами (см. ст. 22-24).

2. Предусмотрена возможность выдачи иностранному государству гражданина Республики Беларусь (см. ст. 7).

3. Объяснено действие «промежуточного» уголовного закона (см. ст. 9). Отдельно регламентированы основание и условия уголовной ответственности. Указанным основанием названо преступление (см. ст. 10), а условиями — возраст, с которого наступает уголовная ответственность, вменяемость, административная или дисциплинарная преюдиция, требование потерпевшего (см. ст. 27-33).

4. Поставлены на первое место в иерархии охраняемых ценностей мир и безопасность человечества.

5. Определены понятие, цели и формы реализации уголовной ответственности (см. ст. 44, 46). Первое место в системе наказаний занимают общественные работы, которые могут назначаться как в качестве основного, так и дополнительного наказания (см. ст. 49).

6. Предусмотрены иные (не являющиеся наказаниями) меры уголовной ответственности (см. ст. 77-81), в числе которых превентивный надзор (см. ст. 80) и профилактическое наблюдение за осужденным (см. ст. 81). Условное неприменение наказания не может быть назначено осуждаемому за тяжкое (особо тяжкое) преступление, иностранцу, а равно не проживающему постоянно в Республике Беларусь лицу без гражданства (см. ч. 3 ст. 78).

7. Нашли отражение освобождение от уголовной ответственности с привлечением лица к административной ответственности (см. ст. 86), освобождение от наказания вследствие чрезвычайных обстоятельств (см. ст. 94). Пребывание лица среди соучастников преступления по специальному заданию вошло в число обстоятельств, исключающих преступность деяния (см. ст. 38).

Уголовный кодекс Украины вступил в действие 1 сентября 2001 г. Новый УК состоит из Общей и Особенной частей, которые изначально включили в себя 477 статей. Общая часть состоит из 15 разделов, Особенная часть — из 20 разделов.

Можно выделить такие особенности уголовной ответственности по УК Украины (в сравнении с УК России):

1. Введена уголовная ответственность за проституцию. Предусмотрена ответственность за убийство, совершенное умышленно и по неосторожности. Квалификация угона транспортных средств не зависит от мотивов его совершения (корыстные, хулиганские и пр.).

2. Особенную часть УК возглавляет раздел об ответственности за преступления против основ национальной безопасности Украины.

3. Даются понятия субъекта и специального субъекта преступления (см. ст. 18), а также вменяемости (см. ст. 19). Раздел VII раскрывает «повторность преступлений» (см. ст. 32).

4. Определена мнимая оборона (см. ст. 37). Вред, причиненный охраняемым законом интересам при крайней необходимости, считается правомерным и в том случае, если он равнозначен предотвращенному (см. ч. 2 ст. 39). В числе обстоятельств, исключающих преступность деяния (см. раздел VIII), нашло место причинение вреда в связи с выполнением специального задания по предупреждению или раскрытию преступной деятельности организованной группы либо преступной организации (см. ст. 43).

5. Установлено, что применение оснований освобождения от уголовной ответственности входит в компетенцию исключительно суда (см. ч. 2 ст. 44). В числе указанных оснований сохранено освобождение в связи с передачей лица на поруки (см. ст. 47).

6. Не вошла в систему наказаний исключительная мера — смертная казнь. Кара определена целью наказания (см. ч. 2 ст. 50).

7. Разделены принудительные меры медицинского характера (см. ст. 92-95) и принудительное лечение лиц, страдающих алкоголизмом или наркоманией (см. ст. 96).

Полученные знания по курсу Общей части уголовного права должны явиться основой познания теоретических и законодательных положений Особенной части уголовного права, а также практики применения уголовно-правовых норм.

Исламское уголовное право

Г.Ф. ЕЛАЯН
ОСНОВЫ МУСУЛЬМАНСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА
Учебное пособие по спецкурсу
для студентов юридического факультета
специальность 02.11.00 — «Юриспруденция»
Махачкала 2002
ВВЕДЕНИЕ
Мусульманское право оказало глубокое влияние на историю развития государства и права целого ряда стран Востока. Причем из более, чем 120 стран мира, где имеются мусульманские общины, почти в 40 последователи ислама представляют большинство населения, а в ряде других государств представляют весьма заметное и влиятельное меньшинство. Однако в целом роль, которая в настоящее время отводится мусульманскому праву в правовом развитии, политике и идеологии стран Востока, наглядно подтверждает, что она сохранила еще достаточно широкие возможности активно действовать в новой исторической обстановке. Важное значение мусульманского права в качестве нормативного регулятора и идейно-политического фактора заставляет обратиться к исследованию его специфических черт как самостоятельной правовой системы. Особую актуальность приобретает анализ того места, которое занимает мусульманское право в правовом развитии зарубежного Востока. Это, в свою очередь, предполагает изучение его теоретических основ, выявления особенностей его структуры и влияние на современное законодательство. При этом важная задача состоит в установлении юридических характеристик, отличающих его от других крупнейших правовых систем современности, а значит, определения места мусульманского права среди названных систем.
Частично указанными проблемами занимались такие исламоведы, как: В.В. Бартольд, Е.А. Беляев, Л.С. Васильев, П.А. Грязневич, М.Б. Пиотровский, Л.Р. Полонская, С.М. Прозоров, М.Т. Степанянц и др. Однако исследования исторического, а также философского профилей, посвященные исламу как религиозной системе, не могут компенсировать недостатки в изучении мусульманского права.
Комплексные исследования теории и практики мусульманского права в юридическом смысле редки и в зарубежной литературе, хотя зарубежные правоведы – прежде всего, Н. Агнайдес, Дж. Андерсон, Р. Давид, Н. Коулсон, А. Кремер, Х. Лайбесни, Л. Мийо, С. Фицджеральд, Р. Шарль, И. Шахт – внесли существенный вклад в разработку указанной проблематики. Не потеряли своего значения и работы крупных западных исламоведов – С. Гойтейна, И. Гольдциера, г. Грюнебаума, А. Массэ, У. Уотта и др., в которых затрагиваются вопросы истории и теории мусульманского права. Однако многие важные проблемы (например, соотношения мусульманского права с государством или ei;o роли в современных правовых системах) изучены в этих трудах недостаточно полно. В то же время огромное число работ по мусульманскому праву, издаваемых в исламских странах, прежде всего на Арабском Востоке, отличается тем, что их авторы либо некритически воспроизводят традиционные мусульманско-правовые концепции, либо сосредоточивают основное внимание на формальном сравнении норм мусульманского права и современного законодательства. Такой методологический подход создает очевидные препятствия на пути объективного анализа мусульманского права, его роли в современном правовом развитии стран Востока.
Все это предопределило цель настоящей работы, которая заключается в разработке отдельных юридических особенностей мусульманского уголовного права, установлении его соотношения с религиозной системой ислама, анализе его источников и правотворческой деятельности мусульманского государства.
Естественно, большой и сложный комплекс проблем теории практики мусульманского права, в юридическом понимании не может быть решен в одной работе. Отдельные вопросы в ней рассмотрены лишь частично, другие только поставлены. Выводы и суждения по некоторым из них носят дискуссионный характер.
ГЛАВА I. ИСТОЧНИКИ МУСУЛЬМАНСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА
Учение об источниках относится к числу наиболее разработанных в науке мусульманского права и отличается большим своеобразием.
Главной характерной чертой мусульманского права является его органическая связь с религией. В мусульманском мире религия и право слиты в единую систему регламентации всех юридических отношений между последователями ислама. В этом отношении ислам выступает в качестве всеобщей универсальной системы регулирования отношений людей в обществе. В связи с полной зависимостью мусульманского права от ислама и, естественно, вероучительные и теологические источники религии одновременно являются и источником права, в том числе и уголовного права.
Мусульманские исследователи выделяют в составе мусульманского уголовного права две группы взаимосвязанных норм, первую из которых составляют юридические предписания Корана и Сунны (собрания, имеющие правовое значение преданий – хадисов – о поступках, высказываниях и даже молчании пророка Мухаммеда), а вторую – нормы, сформулированные мусульманско-правовой доктриной на основе рациональных источников, прежде всего единогласного мнения (иджма) наиболее авторитетных правоведов муджтахидов и факихов – и умозаключения по аналогии (кийас).
Таким образом, в мусульманском обществе источники религиозной доктрины одновременно выступают в качестве источников права.
Коран – это небесная книга, переданная Аллахом через Мухаммеда людям.
Коран является самым первым и главным источником мусульманского права, в том числе и уголовного. Указывая на эту особенность Корана профессор Е.А. Беляев писал, что «единственным первоисточником мусульманского права, в том числе уголовного права, является Коран».
Коран – «священная основа» мусульманского вероучения. Он состоит из 114 сур (глав), делящихся в свою очередь на аяты (стихи), которых от 6204 до 6236 и 77934 слов. Разные по объему суры следуют друг за другом не в хронологическом порядке, а в основном в соответствии с убывающей величиной. Начинается Коран с суры «фатиха» и заканчивается сурой «аннас». Текст Корана не подлежит изменению людьми.
Коран – это небесная книга, переданная Аллахом через Мухаммеда людям.
По степени определенности все нормы Корана делятся на две категории. Первая включает абсолютно точные и не допускающие различных толкований, среди которых значатся все правила религиозного культа и лишь некоторые нормы, регулирующие взаимоотношения людей. Данная категория норм не допускает самостоятельного толкования юристами, а также формулирования на этой основе различных конкретных решений, представляет собой понятные и однозначные правила поведения, которые непосредственно и единообразно должны применяться на практике. Вторую разновидность составляют отвлеченные и недостаточно ясные предписания, не только допускающие различное понимание их смысла, но и предлагающие конкретизацию в разнообразных правилах поведения, без которой эти многозначные предписания вообще не могут быть применены для оценки поведения людей и с целью нормативно регулировать общественные отношения.
Нормы Корана подразделяются на две группы: это правила отправления религиозных обязанностей (ибадат) и нормы, регулирующие взаимоотношения людей. Вторая группа норм подразделяется в свою очередь на три основные отрасли, так называемое право личного статуса, условно именуемым «мусульманским гражданским правом» – «муамалат».
В сурах Корана предусматриваются два наказания: в ближней жизни и в загробной. Например, Коран запрещает убийства: «не убивайте душу, которую запретил Аллах, иначе как по праву (данному всевышним). Так, лицо, совершившее умышленное убийство, «попадает в геенну». «Тому, кто верного умышленно убьет, ад воздаянием предстанет, где пребывать ему навечно…», а до этого подлежит смертной казни «как сказал Аллах» а, те, которые уверовали, предписано вам возмездие за убитых. Свободный – за свободного, раб – за раба, женщина – за женщину, а кому будет прощено что-нибудь его братом, то следование по обычаю и возмещение ему благ».
За прелюбодеяние наказание полагается в ближней жизни и в последней. Как сказал Аллах: «прелюбодея и прелюбодейку подвергнуть порке в сто ударов, пусть сострадание к ним не овладеет вами…».
Что касается наказания за клевету, то также полагаются два наказания: одно в ближней жизни, другое – в последней. В Коране сказано: «А те, которые бросают обвинения в целомудренных, а потом не приводят четырех свидетелей – побейте их восьмьюдесятью ударами и не принимайте от них свидетельство никогда».
Что касается наказания за разбой, то предусматривается смертная казнь, отсечение рук и ног, распятие на кресте, ссылка. Все это – светские наказания, а в конце света их ждет великое наказание. Как сказал Аллах в Коране: «Действительно, воздаяние для тех, которые воюют с Аллахом и его посланником и стараются на земле вызвать несчастья, в том, что они будут убиты, или распяты или отсечены у них руки и ноги или будут они изгнаны из земли. Это для них позор (бесчестье) в ближней жизни, и кара величайшая – в другой».
Наказание за воровство, о чем говорится в той же суре «и вору и воровке отсекайте руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха. По истине, Аллах великий, мудрый. А кто обратится после своей несправедливости, то Аллах обратится к нему. Поистине, Аллах прощающий и милосердный».
Наказание за смуту шариат налагает в виде смертной казни, что основывается на высказывании Аллаха: «И если бы два отряда из верующих сражались, то примерите их. Если же один будет несправедлив, пока он не обратится к велению Аллаха. А если он обратится, то примирите их по справедливости и будьте беспристрастны. Ведь Аллах любит беспристрастных».
Наказание за измену исламу предстоит и в ближайшей жизни и в последней. Как сказал Аллах: «Если кто у вас отпадет от вашей религии и умрет неверным, у таких – тщетны их деяния в ближайшей и будущей жизни. Эти – обитатели огня, они в нем вечно пребывают».
Источником наказания за употребление спиртных напитков является высказывание пророка Мухаммеда: «Кто употребляет спиртное, побивайте его, если повторится, еще раз побивайте». Коран запретил употребление спиртного, но не определил меру наказания, а Сунна определила точную меру наказания за него – 80 ударов.
Необходимо отметить, что в любом случае, вне зависимости от применения к нарушителю «земного» наказания, он рассматривается как грешник, преступивший религиозную норму, и в силу этого несет ответственность в загробной жизни. Неотвратимость религиозного «потустороннего» наказания – отличительная часть гарантированности мусульманских религиозных норм.
Применение государством сформированных в Коране норм, в том числе предусмотренных ими мер и земной ответственности (включая и религиозные), означает, по мнению Л.Р. Сюкияйнен, что в регулировании данного общественного отношения участвует две нормы – религиозная и правовая. Однако когда содержание обоих норм и их санкции полностью совпадает, и фактически реализуются, их различия теряет практический смысл. В данном случае религиозная и правовая нормы внешне выступает в слитном виде, принимают секретную форму.
Перспектива загробного наказания оказывает существенное влияние на конкретное поведение мусульманина и является важной стороной социально-психологического механизма действия религиозных норм в отличие от правовых правил поведения. Такое различие становится более отчетливым, когда «земная» санкции не применяются, то нарушитель-грешник не может избежать божественной кары в загробной жизни. Примером может служить норма Корана, запрещающая употребление спиртных напитков. В настоящее время во многих мусульманских странах она остается чисто религиозным правилом поведения, которое не является источником соответствующей правовой нормы. Закрепленное в Коране это правило выступает религиозной нормой. Если же она фиксируется в законе, то порождает «соответствующую правовую норму, становится ее источником. Таким образом, на основе религиозной нормы складывается юридическая норма, которая является элементом правовой надстройки, а система таких норм составляет существенную часть нормативного состава мусульманского права.
Сунна («обычай»), полная форма: суннат расул Аллах – «Сунна посланника Аллаха» – Пример жизни Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует!), как образец и руководство для всей мусульманской общины и каждого мусульманина, как источник материала для решения всех проблем жизни человека и общества.
Сунна состоит из поступков Мухаммеда (мир над ним) (фил), его высказываний (каул) и невысказанного одобрения (такрир). Сунна передавалась устно сподвижниками пророка и была зафиксирована в виде хадисов. Сунна считается вторым источником мусульманского права, в том числе и уголовного.
Сунна представляет собой сборник хадисов (преданий Мухаммада, мир над ним) и явилась источником массы практических уложений, которым руководствовались судьи в течении первых веков до кодификации исламского права. И по сегодняшний день она считается одним из основных источников правовых положений, в том числе и уголовного права.
Коран и Сунна представляют собой идейно-теоретическую базу мусульманского права, содержит его общие принципы. В них одновременно имеется также небольшое количество конкретных правовых норм, например, в Коране можно обнаружить около 10 уголовно-правовых норм.
Особенность Корана как источника мусульманского права заключается в том, что среди его норм, регулирующих взаимоотношения людей, преобладают общие принципы, которые имеют форму религиозно-моральных ориентиров и дают широкий простор для различного толкования. Немногие же конкретные правила поведения относятся к частным случаям и были сформированы при решении пророком конкретных конфликтов, оценке им отдельных факторов и ответах на заданные ему вопросы.
Преобладающая часть нормативных предписаний Сунны также имеет казуальное происхождение. По сравнению с Кораном в качестве базового источника мусульманского права Сунна содержит значительно большее количество конкретных, в том числе уголовно-правовых норм, что объясняется самим назначением Сунны – показать, как в деятельности и жизни пророка Мухаммеда (мир над ним) реализовались нравственно-религиозные предписания Корана. Иначе говоря, Сунна представляет своего рода теоретико-практический комментарий к Корану.
Ал-Иджма – это согласие, единодушное мнение (решение) авторитетных лиц по обсуждаемому вопросу, является одним из источников мусульманского права. Положение об ал-иджма как об одном из источников права было сформировано Мухаммадом аш-Шафии. Суть его заключалось в том, что высказывания и решения юристов относительно обсуждаемого вопроса должны совпасть. Тогда это решение понимается как факт и становится правовой нормой. По способу, ал-иджма должна выражаться и доводиться до общего сведения. Были определены три категории:
1. ал-иджма, высказанное вслух, т.е. общее решение, принятое при гласном обсуждении (ал-иджма ал-каули);
2. ал-иджми практическое, т.е. решение не обсуждавшееся, но вытекающее из одинаковых решений и действий при одинаковых обстоятельствах (ал-иджма ал-амали);
3. ал-иджма, «молчаливое», невысказанное, т.е. решение кого-то одного, известное в принципе всем, против которого не было сделано каких-либо возражений (ал-иджма ас-сукути).
Основой иджма является Коран и Сунна. Единодушное вынесение приговора является необходимостью, потому что это указано в Коране и Сунне 2. В Коране (39, 62, 59) Аллах сказал: «Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь посланнику и обладателю власти среди вас». Таким образом, важнейшее место среди источников мусульманского права, в том числе и уголовного, занимает иджма — единогласное мнение юристов. Она означала единодушное решение вопроса, не урегулированного Кораном и Сунной, введение нового правила поведения на основе консенсуса, т.е. при отсутствии возражающих. Поэтому В. Кнапп правильно характеризует иджму как «презюмированное правосознание мусульманской общины»
4. Единогласный характер мнения давал судье уверенность в применении этой нормы. Однако, в отличие от Корана и Сунны иджма – изменяемый источник права, поскольку сформулированная на его основе норма могла быть пересмотрена.
Среди источников мусульманского уголовного права называют кияс – умозаключение по аналогии. С точки зрения общей теории права – это специфический метод конструирования правовых норм, который широко применяется мусульманскими правоведами – авторами канонизированных трудов.
Ал-кияс – сопоставление схематической модели решаемого вопроса с моделью уже решенного и выведение решения по его примеру. Благодаря ал-киясу появилась возможность анализировать каждое правовое явление механического нагромождения фактов. По привлекаемому для сопоставления материалу ал-кияс строится либо на основе текстов Корана и сунны (ал-кияс аш-Шари) либо на основе широко известного и достоверного факта (ал-кияс ал-акли).
Обязательными элементами формулы ал-кияс являются «основные» (ал-асл) – модель уже решенного вопроса, с которой производится сопоставление; «извод» – (ал-фар) — модель решаемого вопроса; «суждение» (ал-хукм) — главная мысль всей формулы и, наконец, «причина» или «условие» (ал-илла) – обоснование суждения, на котором строится все сопоставление. Например: «виноградное вино» (хамр) запрещено из-за его опьяняющего свойства. Пальмовое вино (набиз), также обладает опьяняющими свойствами. Следовательно, пальмовое вино должно быть «запрещено». Фраза о виноградном вине является «основанием», в котором вино есть предмет сравнения, опьяняющие свойства – «обоснование», а запрет — «суждение». Фраза о пальмовом вине является «изводом», в котором вино — предмет сравнения, опьяняющие свойства – общее «условие» на котором строится суждение о запрете.
Выше мы отметили, что первоначальным способом (при отсутствии прямого указания в Коране и Сунне) установления правовой нормы являлся метод дедукции: конструирование общего поведения на базе определенного события из жизни пророка, из его высказываний, аллегорий, молчания, из сопоставления нескольких событий. Если этот путь не давал результата, следовало прибегнуть к аналогии, выводимой из стихов Корана.
Прибегая к киясу, мусульманские юристы, как указывает Л.Р.Сюкияинен, исходили из того, что в основе любого из предписаний Корана и сунны лежит определенная причина, цель, интерес, «основание». Кияс, по мнению мусульманских правоведов, представляет собой выделение новой нормы путем суждения, т.е. рациональными приемами, исходя из принципов Корана и Сунны. Это – умозаключение на основе разума. Таким образом, Кияс (аналогия), применение которой было ограниченным во многих других правовых системах, в мусульманском праве применялось весьма широко. Более того, из-за специфики шариата, кияс стал не только методом решения отдельных споров, но, по существу, способом создания новых норм под видом экстраполяции старых.
После смерти пророка Мухаммеда (мир над ним) в 632 г. вплоть до начала VIII в. развитие мусульманского права, согласно традициям Сунны, шло главным образом казуальным путем. Первые после Мухаммеда мусульманские правители, решая конкретные споры, обращались к Корану и Сунне, а в случае отсутствия там соответствующих норм самостоятельно формулировали новые правила поведения на основе расширительного толкования этих источников, а еще чаще – опираясь на различные рациональные аргументы. Решение по таким вопросам, – особенно если они выносились по единогласному мнению, – стали впоследствии нормативной основой для решения дел мусульманскими судьями (кади).
Предписания Корана и Сунны, а также казуально-нормативные решения первых последователей пророка теоретически рассматриваются в качестве базы (основы) мусульманского права в целом и уголовного права в частности.
К началу VIII в. мусульманско-правовая доктрина начинала складываться, а до этого не могла играть заметной роли в качестве источника действующего права. Первым же шагом на пути ее возникновения явился рай – относительно свободное усмотрение, которое применялось при разъяснении суры Корана и Хадисы и формировании новых правил поведения в случае отсутствия соответствующих норм в этих источниках. Данное правило получило законодательное закрепление в знаменитом предании о разговоре Мухаммеда с Муазом, назначенным наместником в Йемене. «По какому принципу ты будешь судить?» – спросил пророк. «По закону Аллаха (по Корану)» – отвечал Муаз. «А если не найдешь соответствующую норму в Коране?» – спросил пророк. «По Сунне посланника Аллаха» – сказал Муаз. «А если не найдешь?» – спросил пророк, «То вынесу приговор по своему усмотрению» – сказал Муаз. Это предание толкуется юристами как поощрение пророком решения судебных конфликтов по собственному усмотрению судьями по проблемам, не предусмотренным в Коране и Сунне.
Следует отметить, что мусульманские судьи конца X в. пользовались большой свободой в выборе решения по вопросам, не предусмотренным (урегулированным) Кораном, Сунной, индивидуальными и единогласными решениями сподвижников пророка.
С середины VIII в., когда в халифате начали складываться основные школы мусульманского права, наступил новый этап формирования мусульманско-правовой науки – «период кодификации и имамов – основателей толков мазхабов», который длился около двух с половиной столетий и стал «золотым веком» в развитии мусульманского права, в том числе и уголовного права. Главным его итогом явилось формирование различных направлений в толковании Корана и сунны, каждое из которых разрабатывало собственную систему правовых норм.
Все мусульманско-правовые школы в рамках одного и того же направления отличались друг от друга в юридическом отношении тем, что при общих исходных позициях использовали различные рациональные способы формирования позитивного права и на их основе применяли различные нормы по конкретным вопросам.
К X в. среди суннитов сложились четыре основные правовые школы – ханифитская, маликитская, шафиитская и ханболитская, – по учению которых до сих пор живут мусульмане большинства стран Ближнего и Среднего Востока. Все эти юридические мазхабы имели свои особенности и получили названия по имени своих основателей. При всей схожести общих положений в учениях отдельных школ имеются и существенные отличия. С середины XI в. «мусульманское право стало практически правом той или иной школы» 2.
Основателем первой суннитской правовой школы является Абу Ханифа Ибн Сабит (699-767 гг.). Это крупный богослов и основатель фикха создал школу, которая до сих пор пользуется высшим авторитетом среди всех школ мусульман-суннитов. В качестве главных источников он брал Коран и Сунну, иджму и кияс. Для его подхода к праву характерно преобладающее использование кияса и личного мнения, основанного на смысле. В настоящее время ее придерживается большинство мусульман в Сирии, Египте, Иордании, Турции, Пакистане, Индии, Афганистане. Так, Конституция Афганистана от 31 октября 1931 г. и от 1 октября 1964 г. прямо указывали, что источником законодательства является доктрина Абу Ханифы.
Основателем Маликитской школы был Малик Ибн Анас (713-794 гг.). Маликитский мазхаб получил распространение за пределами Аравии – в западной Африке. В настоящее время сторонников маликитов насчитывается 45 млн. Статья 17 Ливийского закона о судостроительстве 1958 г. предусматривает, что судьи в случае молчания закона применяют выводы толка имама Малика. А созданный в Мавритании в мае 1980 г. специальный уголовный суд официально применяет мусульманское право маликитского толка.
Основателем шафиитской школы был Мухаммед ибн Идрис аш-Шафии (767-820 гг.). В настоящее время шафиитская школа получила наибольшее распространение в Египте, Палестине, Ливане, Ираке, Йемене, Малайзии, Индонезии. В законодательстве некоторых стран говорится о необходимости использования выводов этой школы при отсутствии закона.
Четвертая школа была основана Ахмедом ибн Ханбалом (780-855). Учения Ибн Ханбала в отличие от первых трех школ, опирается почти исключительно на Коран и предания, в которых он находил единственно верное разъяснение для понимания текстов Корана. Ибн Ханбал категорически отрицал значение кияса в юриспруденции и, особенно в уголовном праве. Одной из характерных черт этого мазхаба выступала особая жестокость системы наказаний. В настоящее время ханболистского мазхаба придерживаются в Саудовской Аравии, Ливане, Сирии. В Саудовской Аравии ханболистская школа в судопроизводстве осуществляется в своем традиционном виде на основе судебных сборников этой правовой школы. Так, постановления верховного судебного органа обязывали судей следовать в своих решениях выводам ханболистского толка и называли произведения, в которых сформулированы эти нормы.
До конца XV в. мусульманское право выступало главным образом в форме доктрины, устанавливающей систему наказаний и порядок их применения. Итак, если в VII-VIII вв. источниками мусульманского уголовного права действительно выступали Коран и Сунна, а также иджма и высказывания сподвижников, то, начиная с IX-X вв. роль постепенно перешла к доктрине. По существу это означало канонизацию выводов основных школ мусульманского права, сложившихся к середине XI в. С этого момента доктрина стала основным источником мусульманского уголовного права. Так, видный египетский ученый Шафии Шихата пишет: «верно, что после формирования различных толков в эпоху Аббасидов, судья стал в основном обращаться к произведениям, созданным правоведами, Р. Шарль отмечает, что «исторически мусульманское право берет свое начало не непосредственно из Корана, оно развивалось на основе практики, которая часто отходила от священной книги, а высшая степень развития священного закона совпадает с появлением мазхабов». По мнению Й. Шахта, «мусульманское право представляет собой уникальный пример права юристов. Оно было создано и развивалось индивидуальными специалистами. Правовая наука играет роль законодателя вместо государства. Учебники и произведения имеют силу закона».
Подтверждая это обстоятельство, Р. Давид отмечает, что мусульманский судья не должен толковать Коран: авторитетное разъяснение этой книги дано юристами, и именно на их труды может ссылаться судья. Поэтому многие арабские юристы и исследователи также обращают внимание на то, что труды правоведов (основателей школ) имеют силу обязательных источников для того, кто выносит решение по конкретной проблеме.
Исходя из вышесказанного, можно придти к выводу, что значительное большинство конкретных норм мусульманского права – результат его доктринальной разработки.
Доктринальная разработка мусульманского права, затрудняя его систематизацию, вместе с тем придавала ему известную гибкость, возможность развиваться. При этом роль юристов в этом процессе исторически постепенно возрастала: если в ранних этапах своего становления мусульманско-правовая доктрина в основном искала конкретные правила поведения на основе разъяснения Корана и Сунны, а потом приступала к систематизации и извлечению из них новых правовых норм, то по мере усиления непосредственности и запутанности выводов разных школ и необходимость регулировать возникающие общественные отношения, она основное внимание сосредоточила на разработке методологической общетеоретической основы мусульманского права.
С образованием Османской империи усилилась роль правителей, законодательства по вопросам, не урегулированным Кораном и Сунной. Одновременно была разработана теория, обосновывающая возможность изменения норм с «изменением времени места и условий». Таким образом, глава Османского государства и его наместники издаваемыми нормативными актами дополняли и корректировали выводы муджтахидов (юристов).
По отношению к деликатному праву это означало его дальнейшее развитие в направлении унификации: за исключением преступлений категории «хадд» и «кисас» санкции на иные правонарушения устанавливались правителями, становясь обязательными для судей. В определенной мере законодательные акты касались всех видов наказания, в том числе и признанных теорией мусульманского права неизменными, что способствовало также их унификаций и модернизации.
Наиболее существенная систематизация нормативно-правовых актов по уголовным вопросам имела место при Султане Мехмеде Фатихе (1451-1481 гг.), введшего в действие канун-намэ, Селиме 1 и особенно Сулеймане законодателе (XVI век). Подобная практика продолжалась, несколько сокращаясь, вплоть до издания Султаном, Мустафой II (конец XVII – начало XVIII вв.) Указа о применении судами только определенных шариатом мер уголовного наказания.
Во второй половине XIX века традиционное мусульманское право в наиболее развитых странах Востока уступает постепенно место законодательству, основанному на западноевропейских образцах. Этот процесс начался изданием в 1839г. Манифеста Султана, предусматривающего реформу правовой и судебной системы империи, который провозгласил равенство всех подданных перед законом независимо от вероисповедания, отказ от привлечения к суду без предварительного расследования и от конфискации имущества осужденных преступников.
В XIX-XX вв. в большинстве мусульманских стран исторически закономерным явилось то, что шариат заменим уголовными кодексами европейского типа. Объясняется этот факт различными формами и политической зависимости мусульманских стран от капиталистических держав Запада, их втягиванием в мировое хозяйство, развитием буржуазных отношений, влиянием западной цивилизации и укреплением позиций западноевропейских держав на социальное развитие арабских стран и т.д.
Шариат продолжает оставаться основным источником уголовного права Саудовской Аравии, Йеменской Республике, некоторых княжествах Персидского Залива. Здесь он используется, прежде всего, в своем традиционном виде – судьи ссылаются на общепризнанные произведения представителей определенной школы. Например, королевские указы 1926-1928 г. Саудовской Аравии обязывают судей следовать в своих приговорах выводам ханболитской школы мусульманского права. В указах перечисляются произведения юристов, в которых эти нормы сформулированы.
Необходимо отметить, что в Саудовской Аравии до сих пор нет единого уголовного кодекса, но применения норм мусульманского уголовного права предусмотрено рядом отдельных уголовных законов. Так, действуют принятые в конце 20-х – начале 30-х годов и основанные на мусульманском праве законы, устанавливающие ответственность за употребление спиртных напитков, гомосексуализм, подделку документов, организацию беспорядков и нападения на должностные лица с учетом положений мусульманского права. Например, виновные в употреблении алкоголя подвергаются телесному наказанию в виде 80 ударов плети. В соответствии с общими признанными принципами мусульманского права установлена строгая ответственность за выступление против короля. В 1961 г. в Саудовской Аравии вступил в законную силу закон о наказании за посягательство на жизнь главы государства и членов его семьи смертной казнью или лишением свободы сроком 25 лет. Убийца короля Фейсала в 1975г. был наказан смертной казнью на глазах у многотысячной толпы.
Наряду с применением указанного законодательства суды в Саудовской Аравии при рассмотрении уголовных дел регулярно обращаются к положениям авторитетных трудов по ханбалитскому толку мусульманского права, которые официально признаны в качестве источника права. Так, кража, отвечающая всем установленным в этих классических произведениях условиям, влечет отсечение руки.
В 1976 г. в ИАР вступил в действие закон № 147 об определении дия (выкупа) в случае убийства, причинения телесных повреждений и производственной травмы. В соответствии, с которым размер компенсации при умышленном убийстве был установлен в 60 тыс. риалов (если жертвой преступления оказывалась женщина, этот предел снижался вдвое). В Омане 1984 г. также вступил в силу акт, устанавливающий размер выкупа при умышленном убийстве мусульманина равен 5 тыс., а мусульманки – 2,5 тыс. риалов.
Анализ уголовного права мусульманских стран позволяет сделать вывод о том, что в чистом виде мусульманское уголовное право до последнего времени не использовалось ни в одной из стран Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, а также в большинстве арабских стран. Отдельные мусульманско-правовые нормы включались в принимаемое уголовное законодательство. Например, уголовные кодексы Кувейта 1960 и в соответствии с дополнением от 1964 и Бахрейна 1976 г. предусматривают уголовную ответственность за изготовление, продажу и употребление спиртных напитков, а также азартные игры. Сходный закон об ограничении торговли спиртными напитками принят в Брунее. Уголовный кодекс Иордании фиксирует наказание за несоблюдение поста во время рамадана. Уголовный кодекс Афганистана 1976 г. фиксирует возможность привлечения к ответственности по мусульманскому праву за совершение убийства, разбой, употребление спиртных напитков, кража, прелюбодеяние и т.д. В уголовном кодексе Северной Нигерии (ст. 403) предусматривает, что наказание за употребление алкоголя могут нести только мусульмане.
В последние годы в связи с политической активизацией ислама в ряде мусульманских стран наблюдается тенденция к возрождению принципов и норм мусульманского права, в том числе и уголовного. Эта тенденция прослеживается в Египте, Абу-Даби, Мавритании, Ливии, Афганистане. Так, в Египте в 70-х гг. группы депутатов парламента потребовала ввести ампутацию руки за хищение государственного имущества. В 1977 г. в Египетский парламент вновь вносились предложения о восстановлении традиционной ответственности по мусульманскому праву за кражу, разбой, прелюбодеяние, бунт и вероотступничество. Однако, парламент не принял эти законопроекты2.
В начале 80-х в Египте был образован совет по кодификации мусульманского права, который по заданию Народного Собрания уже разработал проект уголовного кодекса переданный на рассмотрение высшего законодательного органа страны. В 1982 г. в Абу-Даби впервые в современной практике имело место случай наказания за кражу ампутацией руки.
В Мавритании 19 сентября 1980 г. специальный мусульманский суд этой страны приговорил трех мужчин-мусульман за совершение кражи к ампутации руки. Приговор был приведен в исполнение, на специально указанном властями месте, где собралось большое количество людей. После зачтения приговора и президентского приказа об его утверждении обвиняемых по одному заводили в специально установленную комнату, где враг-хирург ампутировал каждому из них кисть руки.
В Ливии в 1971 г. Совет революционного командования принял решение об исламизации правовой системы страны, в соответствии с которым все вновь издаваемые законы должны основываться на принципах шариата, а действующее законодательство следует пересмотреть под этим углом зрения. Здесь (в Ливии) были введены в действие законы, восстанавливающие ряд норм мусульманского уголовного права об ответственности за кражу и разбой (1972); о наказании за прелюбодеяние (1973); об ответственности за употребление спиртных напитков (1974). Закон о краже от 12 октября 1972 г. разрешил применение наиболее авторитетных трудов маликитской школы мусульманского права при вынесении приговора за указанные преступления. В соответствии с этим законом было вынесено несколько приговоров о членовредительских наказаниях, но известия об их исполнении не поступило.
Наиболее широкий возврат к традиционному деликатному праву наблюдается в Пакистане и Иране, где исламизация всех сторон общественной жизни рассматривается как основное средство для решения политических, социальных и экономических проблем. В январе 1978 г. в Пакистане был издан закон об ответственности за угон самолета, который наряду с наказанием, применявшимся в стране ранее (смертная казнь, тюремное заключение, штраф), ввел традиционные мусульманские санкции – отрубание руки, нанесение ударов плетью. Празднование дня рождения пророка Мухаммеда в 1979 г. было ознаменовано введением в действие ряда законов, основанных на шариате. Например, закон о преступлениях против собственности устанавливает наказание в виде ампутации правой руки за кражу, а при повторном совершении кражи – ампутацию левой ноги. Был принят также закон об ответственности за прелюбодеяние, который устанавливает в качестве наказания забивание камнями до смерти или телесное наказание 100 ударами плетью. В другом законе устанавливается, что ложное обвинение в прелюбодеянии влечет бичевание 40 ударами и тюремное заключение. Закон о запрещении употребления, торговли и обладании спиртными напитками предусматривает наказание в виде бичевания 30-80 ударами, лишения свободы и штраф. Издан специальный процессуальный акт, регулирующий механизма подготовки и порядок проведения публичного бичевания. В Пакистане вынесено значительное число приговоров о публичном бичевании, которые приводятся в исполнение. По данным на апрель 1982 г. около 30 тыс. человек уже подвергались такому наказанию. Такая практика, объясняет позицию президента Зия-уль-Хака, который выразил в одном из своих заявлений: «Исламская доктрина не ставит своей целью отрубать человеку руку или побивать его камнями до смерти, ее цель – породить страх, т.е. является сдерживающим средством настолько сильным, что может заставить воздержаться от нарушения закона. Он также подчеркивал, что введение норм мусульманского права должно осуществляться поэтапно, «эволюционным путем, поскольку в этом случае оно будет более эффективным».
Судебные органы в Иране после провозглашения Исламской республики в 1979 г. начали широко использовать мусульманское уголовное право шиитского толка. Конституция Ирана провозгласила, что уголовные законы должны соответствовать принципам ислама (ст. 4), и при установлении ответственности за уголовные преступления следует применять нормы шариата (ст. 156). В апреле 1981 вступил в силу закон, состоящий из 199 статей, предусматривающий строгую систему наказаний за убийство, телесное повреждение, прелюбодеяние, употребление спиртных напитков, кражи и т.д. За первые два месяца 1982 г. исламские суды осудили 168 человек за употребление алкоголя и торговлю ими, прелюбодеяние. Два человека были казнены, а другие получили различные сроки тюремного заключения и были наказаны плетьми.
В сентябре 1983 г. в Судане введен в действие новый УК, согласно положениям которого, мусульманские наказания применяются за убийство, кражу, супружескую измену, употребление спиртных напитков и другие преступления.
На территории Афганистана, контролируемой религиозным движением «Талибан», полностью отменено гражданское судопроизводство. В этой части страны действует исключительно шариат. Талибы практикуют весьма суровые меры наказания преступников. За кражу отрубают руку, за грабеж – руку и ногу, изменившую своему супругу женщину, родственники мужа забивают камнями. Приговоры обычно проводятся на центральных площадях. Нередко приговор религиозного суда приводят в исполнение родственники потерпевших. Вот зарисовка с натуры: «В пятницу в афганском городе Хост были казнены два человека. После молитвы на городской площади они были расстреляны родственниками своих жертв. Дур Мухаммад, обвиненный в убийстве своего двоюродного брата, обратился на площади с просьбой о помиловании, но его дядя, отец убитого, прервал покаянную речь выстрелом в голову племянника. За показательными казнями наблюдали 15 тыс. собравшихся жителей Хоста».
Обострение внутриполитической обстановки в Ираке вынудило государственного лидера Саддама Хусейна ужесточить и без того весьма суровую систему воздействия на преступность. В Ираке вновь были введены телесные наказания, избиения палками до смерти, отрубание рук ворам, ног – дезертирам (в бедной стране лишь крайне жесткая система воздействия на преступность может быть эффективной).
Из характеристики источников мусульманского права в целом можно сделать вывод, что главной особенностью мусульманского права, имеющую религиозное происхождение, является неразрывная связь правовых предписаний с мусульманской догматикой, нравственными нормами, правилами культа, поступками ислама в целом. Иными словами, мусульманское право является неотъемлемой частью ислама, не знающего четкого разграничения светских и духовных функций, нацеленного на сохранение единства духовной и светской власти, религии и государства. Указанная особенность мусульманского права находит свое яркое проявление в такой важной его отрасли как деликтное право.
Достоинства шариата мусульманские юристы видят, прежде всего, в особом характере его происхождения. В отличие от других правовых систем, которые являются результатом деятельности человека, это результат божественного откровения, она дарована людям Аллахом, через его пророка Мухаммеда. «Мусульманское право – божественное право по своим источникам и основным нормам. Оно черпает свою силу не в государственной власти, а в воле Аллаха» пишет Субхи Махмасани.
Во второй половине XIX века традиционное мусульманское право в наиболее развитых странах Востока уступает постепенно место законодательству, основанному на западноевропейских образцах. Как мы отметили выше, этот процесс начался изданием в 1839 г. манифеста Султана, предусматривавшего реформу правовой и судебной системы империи, который провозгласил равенство всех перед законом независимо от вероисповедания. Это в свою очередь требовало принятия новых правовых актов, ориентированных на образцы западноевропейского законодательства: в 1840 г. был принят уголовный кодекс, взявший за основу французский уголовный кодекс 1808 г. С этого момента все уголовные дела были изъяты из ведения кади и официально переданы специальным судам. Действие этого уголовного кодекса постепенно распространялось почти на все арабские страны, входившие в состав Османской империи. С ее распадом после поражения Турции в первой мировой войне во многих странах также было принято новое уголовное законодательство, основанное на западноевропейских образцах. Ярким примером является Багдадский уголовный кодекс, введенный на территории Ирака английскими оккупационными властями в 1918 г. и действовавший с 1919 года вплоть до принятия нового уголовного кодекса Ирака в 1969 г.
Багдадский кодекс был разработан наспех в расчете на то, что он будет временным правовым актом. В основу разрабатываемого закона было положено турецкое уголовное законодательство, в свою очередь основывавшееся на французском уголовным законодательстве. Кроме того, были использованы предписания из египетского закона об уголовных наказаниях 1883 г., что объяснялось значительным сходством в обычаях и традициях этих двух стран. Многие тексты статей были полностью заимствованы из французских источников.
Кодекс был опубликован на английском языке с приложением арабского перевода. Перевод оказался неточным. В Министерство юстиции Ирака начал поступать поток замечаний и вопросов судей и юристов по толкованию отдельных положений Кодекса. В результате Министерством юстиции была сформирована комиссия, в которую вошли профессор права Багдадского и Каирского университетов, члены кассационного суда, многие судью и другие известные иракские юристы.
Одним из первых результатов работы этой комиссии явилось издания в 1939 пояснительной записки, в которой содержалось указание на необходимость внесения новых поправок и дополнений в Багдадский Уголовный Кодекс, содержавший значительное число устаревших предписаний, не находивших практического применения.
В дополнение к УК Британское колониальное правительство разработало «Закон о родовых тяжбах» в 1916 г., действующий до 1961 г. Дело в том, что в Ираке наряду с Багдадским УК действовали также юридические нормы, распространявшиеся только на родоплеменные группы. К ним относится, например, «Регламент рассмотрения родовых уголовных и гражданских дел», в который были включены, в основном, нормы, определявшие процессуальный порядок рассмотрения дел родоплеменных формирований, к которым было не применимо общее гражданское и уголовное законодательство. Оккупационные власти, нуждаясь в закреплении своего влияния в районах расселения родоплеменных формирований, всеми средствами стремились исключить столкновения с местными обычаями и традициями. Из этих соображений и был разработан в 1916 г. «Закон о родовых тяжбах», преследовавший цель установить спокойствие в районах расселения и удовлетворить притязания родовых формирований, лишив их тем самым повода искать поддержку у турков. Кроме того, особой целью для проведения оккупационной политики было использование вождей этих родоплеменных формирований. Указанный регламент подразделял суды на три категории: городские, деревенские и особые, одновременно устанавливая принципы их организацию, места проведения, компетенцию, контроль за приведением в исполнение их решений.
Юридическая сила обычного права племен была подтверждена и Багдадским УК, который допускал его применение в той мере, в какой оно отвечало предписаниям «Закона о родовых тяжбах», а также конституцией 1925 г., провозгласившей обособленное положение в законодательстве особых законов и нормативных актов. И так, после принятия основного закона, действие обычного права племен было основано непосредственно на ее нормах. Так, статья 41 Конституции гласит: «Если суд или судья удостоверились в том, что подсудимый является членом племени, в традициях которого разрешать спорные вопросы на основании обычного права племен, для общественного блага и по справедливости следует выносить решение по данному делу на основании права племен. Если же суд удовлетворился в доказанности вины подсудимого, то после осуждения подсудимого и вынесения приговора, назначенное наказание заменяется полностью или частично мерой наказания, предусмотренной в обычном праве племен».
Закон о родоплеменных тяжбах включал в себя процессуальные нормы, касающиеся решения дел, одной из сторон которых выступало лицо, не являющееся гражданином Ирака, а также дел, возникших в пограничных районах.
Новый УК 1969 г., также как и Багдадский УК был основан на традициях буржуазного законодательства. Этот кодекс состоит из четырех книг, включающих 506 статей, т.е. почти в два раза больше, чем Багдадский УК. Более обширными стали как общая, так и особенная часть нового УК. Новое законодательство устранило многие значительные недостатки старого закона, а также предусмотрело положения, свидетельствующие о его совершенствовании. Например, в нем были определены элементы преступления (легальный, материальный и моральный), были даны определения отдельных видов преступления, отсутствовавшие в прежнем Багдадском УК. Существенное значение имела также отмена телесных наказаний и т.д. Новый УК дал в статье 20 качественно новую классификацию преступлений, которые теперь подразделяются на политические и иные.
Необходимо указать, что наряду с новым уголовным кодексом в Ираке действуют отдельные уголовные законы, изданные до или после принятия нового уголовного кодекса, нормы которых служат дополнением к основному источнику уголовного законодательства Ирака. К ним относятся: закон о подростках 1958 г.; дополнительные законы к УК 1973 г. и 1983 г.; закон об огнестрельном оружии 1971 г.; закон о наркотических средствах 1975 г.
Давая общую характеристику ныне действующему уголовному законодательству Ирака в целом, наиболее существенным его качеством следует признать его резкое ужесточение, проявляющееся в увеличении количества преступлений, за которые предусмотрена кара в виде смертной казни (с 27 Багдадском УК до более 200 в ныне действующем УК). Также расширилось применение смертной казни в соответствии с нормами военного уголовного кодекса, принятого в 1940 г. и ставшего секретным документом после 1968 г. Необходимо отметить, что ныне действующее уголовное законодательство Ирака не предусматривает срок давности в качестве основания освобождения от наказания.
В большинстве освободившихся стран действуют уголовные кодексы. Применяемые кодексы непосредственно связаны с колониальной эпохой, ибо это или старые колониальные кодексы или хотя и новые, не подвергшиеся сильному влиянию старых.
На момент предоставления независимости во всех освободившихся странах, унаследовавших континентальные системы права, продолжали действовать старые кодексы, введенные в колониальный период. В этой обширной группе стран в годы независимости был принят ряд национальных уголовных кодексов. Поэтому, мы считаем, целесообразным дать общую характеристику действующих уголовных кодексов. Так во французских колониях с 1946 г. единым источником уголовного права для всего населения стал УК Франции 1810 в форме, несколько отличной от той, которая применялась в метрополий был введен ряд дополнении, связанных с ответственностью за колдовство, мошенничество с приданным и т.д. В Тунисе действует УК 1913 вступивший в силу с 1914 г., когда страна была протекторатом Франции. Данный кодекс в основном воспроизводит положения Французского УК.
Особого внимания в группе арабских кодексов, исходящих из французской модели, заслуживает УК Алжира 1966 г. В отличие от УК Франции этот кодекс имеет Общую и Особенную части. Общая часть состоит из двух книг: первая рассматривает вопросы о наказании, а вторая – о наказуемых лицах. Французские юристы отмечают, что нормы Общей части УК Алжира изложены с большей стройностью и последовательностью, чем во Французском кодексе 2. Если УК Франции открывается статьей о категории преступлений (ст. 1), за которой следуют нормы об ответственности за покушение (ст. 2,3), то в УК Алжира сначала помещена норма о том, что не может быть ни преступления, ни наказания без указания на то в законе (ст. 1), потом провозглашается принцип, что уголовный закон не имеет обратной силы, за исключением тех случаев, когда он смягчает наказание (ст. 2). После этого ст. З излагает правила действия уголовного закона в пространстве и времени и в отношении алжирских граждан, находящихся за пределами родины. Следует отметить, что последняя часть этой нормы вообще отсутствует в УК Франции.
Одной из отличительных особенностей УК Алжира является и то, что в Общей часть рассматривается ряд обстоятельств, исключающих уголовную ответственность (необходимая оборона, исполнение приказа и т.д.), которые в УК Франции помещены среди статей Особенной части. В УК Алжира применены некоторые доктрины современной уголовной политики. Например, меры безопасности и индивидуализация наказаний, которых нет во Французском законе.
Особенная часть УК Алжира состоит из третьей и четвертой книг. Третья книга посвящена определению ответственности за различные преступления и проступки:
Раздел 1 – преступления и проступки против публичных интересов.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.

Популярное:

  • Моральные нормы медицинского работника Моральные нормы медицинского работника Главное меню Популярные рубрики Медицинская этика (лат. ethica, от греч. ethice– изучение нравственности, морали), или медицинская деонтология […]
  • Адвокат сулейманова Адвокат сулейманова Образование Соискатель степени кандидата юридических наук кафедры международного права Национального Юридического Университета им. Ярослава Мудрого. Программа […]
  • Новые магазины метро в москве Metro анонсировала открытие двух новых магазинов в Московской области Руководство немецкой розничной сети Metro Cash & Carry намерено открыть два новых гипермаркета на территории […]
  • Ст 25 аналог Таблица аналогов арматуры СИП 0,4 кВ SICAME PLAMEN Ответвительные зажимы Анкерные кронштейны Анкерные и поддерживающие зажимы для СИП-2 Анкерные и поддерживающие зажимы для СИП-4 Крепежные […]
  • Подать на алименты мрот Установлен ли минимальный размер алиментов на несовершеннолетнего ребенка? Скажите пожалуйста, есть ли минимальный размер алиментов на несовершеннолетнего ребенка? В Санкт-Петербурге. Мне […]
  • Коррупция трудовой кодекс Применение норм антикоррупционного законодательства в трудовых отношениях: взгляд ВС РФ ВС РФ в конце ноября выпустил сразу два документа, посвященных анализу судебной практики, связанной […]