Потерпевший и его правое положение

Потерпевший и его правое положение

Правовое положение потерпевшего и частного обвинителя в уголовном процессе

1) знать о предъявленном обвиняемому обвинении;

2) давать показания;

3) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. При согласии потерпевшего дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) иметь представителя;

9) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо его представителя;

10) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

11) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта;

12) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела;

13) получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу, а также копии приговора суда первой инстанции, решении судов апелляционной и кассационной инстанций;

14) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;

15) выступать в судебных прениях;

16) поддерживать обвинение;

17) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

18) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

19) обжаловать приговор, определение, постановление суда и т.п.

Частный обвинитель – лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения и поддерживающее обвинение в суде.

Потерпевший и его правое положение

Правовое положение потерпевшего в уголовном судопроизводстве России на современном этапе

Формирование в России правового государства сопровождается активной законодательной деятельностью уполномоченных органов: в 2012 г. Государственной Думой Российской Федерации было принято (одобрено) 337, в 2013 г. – 451, в период с января по июль 2014 года – 295 законов [7]. Подвергается изменению и правовая регламентация уголовного судопроизводства. Так, в 2013 г. было принято 27 законов, внесших изменения более чем в 120 статей Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ), за период с января по июль 2014 г. – 19 законов, внесших изменения в 33 статьи УПК РФ. Всего же с момента принятия текст УПК РФ корректировался в результате принятия 151 закона. Неоднократно изменялось и правовое регулирование различных аспектов участия в уголовном судопроизводстве лиц, потерпевших от преступлений.

Так текст ст. 42 УПК РФ, носящей общий характер в регламентации полномочий потерпевшего в уголовном судопроизводстве, подвергался корректировке три раза: вследствие принятия Федеральных законов № 87-ФЗ от 05.06.2007 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», № 433-ФЗ от 29.12.2010 г. «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» и № 432-ФЗ от 28.12.2013 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» (далее – закон № 432-ФЗ). При этом только закон № 432-ФЗ может быть охарактеризован как имеющий существенное значение в реформировании правового положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве России, а не корректирующий его посредством внесения обычных, «технических» поправок [1]. Его принятие следует признать первым шагом по пути совершенствования правового положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве, значимость которого сложно переоценить.

В соответствии с изменениями, внесенными законом № 432-ФЗ в часть первую ст. 42 УПК РФ лицо, пострадавшее от преступления, получило возможность приобрести статус потерпевшего по уголовному делу незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела либо, в случае отсутствия сведений о лице, которому преступлением причинен вред – после получения данных об этом лице. Представляется, что законодательное закрепление данного положения следует оценить как существенную гарантию реализации в уголовном судопроизводстве конституционных положений об охране государством прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью и об обеспечении доступа их к правосудию. При этом следует отметить, что вопрос о необходимости допуска к участию в уголовном судопроизводстве лица, понесшего предусмотренный законом вред в результате совершения преступления, на максимально раннем этапе производства по уголовному делу неоднократно рассматривался как учеными, так и высшими государственными органами Российской Федерации (Конституционным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации и др.).

Устоявшимся в науке уголовно-процессуального права является тезис о двусоставности законодательного определения термина «потерпевший». В юридической литературе считается, что оно содержит два основных признака: уголовно-правовой и уголовно-процессуальный. [2]. Первое предложение законодательного определения принято рассматривать как материально(уголовно)-правовой признак потерпевшего, а второе предложение – как процессуальный. В результате вступления в действие закона № 432-ФЗ существенной корректировке подвергся уголовно-процессуальный признак потерпевшего – расширился перечень процессуальных условий, при соблюдении которых лицо, пострадавшее от преступления, может стать участником уголовного судопроизводства – потерпевшим – и приобрести соответственно процессуальные права и обязанности.

В период действия предыдущих редакций в УПК РФ не уточнялось, в какой именно момент производства по уголовному делу лицо может (должно) быть признано потерпевшим – единственным процессуальным условием получения лицом статуса потерпевшего являлось признание его таковым посредством оформления решения о признании потерпевшим постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда. В результате этого в правоприменительной практике зачастую возникали ситуации несвоевременного наделения лица, понесшего вред от преступления, возможностью защищать и реализовывать свой собственный интерес в уголовном процессе [10]. Действующая же редакция ч. 1 ст. 42 УПК РФ зафиксировала требование о том, что решение о признании потерпевшим должно приниматься незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляться постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда; если же на момент возбуждения уголовного дела отсутствуют сведения о лице, которому преступлением причинен вред, решение о признании потерпевшим следует принимать незамедлительно после получения данных об этом лице.

Таким образом, законодатель расширил содержание уголовно-процессуального признака и, помимо условия об оформлении решения о признании потерпевшим постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда, включил в него требование о незамедлительности принятия уполномоченным органом [4] данного решения либо по отношению к моменту возбуждения уголовного дела, либо – к моменту установления лица, понесшего вред от преступления. Представляется, что таким образом законодателю удалось расширить гарантии реализации в уголовном судопроизводстве прав лиц, пострадавших от преступлений, и разрешить обозначаемую проблему своевременности их признания потерпевшими.

Следующим положительным изменением в правовом положении потерпевшего в свете реализации назначения уголовного судопроизводства по защите прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, является расширение перечня процессуальных возможностей данного участника при производстве процессуальных и следственных действий [9]. В результате принятия закона № 432-ФЗ удалось реализовать целый комплекс мероприятий, направленных на совершенствование процессуального статуса потерпевшего:

1) ликвидирован дисбаланс в обеспечении прав потерпевшего и обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы (внесены изменения в п. 11 ч. 2 ст. 42, ч. 3 ст. 195, ст. 198 УПК РФ);

2) дополнен перечень процессуальных действий и решений, о которых должен уведомляться потерпевший (изменены п.п. 12, 13, 14, 21.1 ч. 2 ст. 42, ч. 8 ст. 108, ч.2 ст. 163, ч.ч. 1, 2 ст. 206, ст. 219, ст. 313 УПК РФ);

3) урегулированы отдельные аспекты участия несовершеннолетних потерпевших в уголовном судопроизводстве (скорректированы положения ст. 45, ст. 191, ст. 281 УПК РФ);

4) расширены возможности по обеспечению возмещения потерпевшему причиненного преступлением вреда и понесенных им в связи с участием в производстве по уголовному делу расходов (в число процессуальных издержек включены суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего (п. 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ); закреплена обязанность уполномоченных должностных лиц по принятию мер к установлению имущества, стоимость которого обеспечит возмещение причиненного преступлением вреда, и по наложению на него ареста (ст. 160.1 УПК РФ)).

Произошедшая модернизация правового статуса потерпевшего позволяет, по нашему мнению, достигнуть ряда положительных результатов: во-первых, вследствие наделения идентичными возможностями сторон обвинения и защиты – укрепляется надежность системы доказывания в уголовном судопроизводстве, а соответственно законности и обоснованности процессуальных решений; во-вторых, обеспечение участия потерпевшего в уголовном судопроизводстве на максимально раннем этапе (с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела) – повышается эффективность производства следственных действий; в-третьих, вследствие предоставления потерпевшему максимального спектра прав, предусмотренных УПК РФ, усиливает гарантии конституционных прав личности в уголовном процессе при производстве по уголовному делу.

Следующим немаловажным изменением в правовом положении потерпевшего в уголовном судопроизводстве видится наделение его возможностью требовать компенсацию за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Несмотря на то, что после принятия Федерального закона № 68-ФЗ от 30.04.2010 г. «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», его положения неоднократно становились объектом рассмотрения высших судебных органов Российской Федерации, предоставление потерпевшему права на компенсацию за несоблюдение данного принципа уголовного судопроизводства следует признать существенным шагом в обеспечении гарантированных Конституцией РФ прав (на доступ к правосудию, защиту от преступлений и злоупотреблений властью, компенсацию причиненного ущерба и др.). Коррелируют с идеями международных правовых актов, Конституцией РФ, правовой позицией Конституционного и Верховного Судов РФ по улучшению положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве России и положения Федерального закона от 21.07.2014 г. № 273-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии с ними потерпевший, наряду с иными заинтересованными лицами, понесшими вред в результате запрещенного уголовным законом деяния, по факту которого ведется уголовное судопроизводство, получил возможность требовать компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, в том числе, до окончания производства по уголовному делу. Особое значение данное нововведение приобретает в случаях приостановления предварительного расследования по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). В соответствии с ранее действовавшим правовым регулированием потерпевший приобретал право требовать компенсацию за нарушение права на уголовное судопроизводство разумный срок только по делам, по которым был установлен подозреваемый (обвиняемый). То есть данное право возникало у потерпевшего не ранее стадии предварительного расследования. Допустив же возможность получения компенсации при приостановлении производства по уголовному делу в по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, законодатель гарантировал участникам уголовного судопроизводства компенсацию за нарушение их прав на всех этапах уголовного судопроизводства, включая стадию возбуждения уголовного дела (с момента подачи заявления о преступлении, о чем прямо указано в законе). Изложенное свидетельствует об ориентации деятельности в рамках уголовного судопроизводства на защиту и восстановление нарушенных преступлением прав и законных интересов потерпевших лиц и обеспечения возможности реализации ими прав и законных интересов в процессе такого производства.

Однако не все изменения, происходящие в правовом положении потерпевшего в уголовном судопроизводстве на современном этапе, по нашему мнению, могут быть оценены положительно. Наиболее яркими новеллами модернизации статуса потерпевшего со знаком «минус», исходя из провозглашенной международными правовыми актами необходимости минимизации неудобств для жертв преступлений (подпункт (d) пункта 6 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года 40/34)), представляются изменения частей пятой и седьмой статьи 42 УПК РФ. В соответствии с ними потерпевший лишился возможности, по каким бы то ни было причинам, избежать производства в отношении его освидетельствования; судебной экспертизы в случаях, не требующих его согласия; предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования под угрозой применения ответственности в соответствии со ст. 308 Уголовного кодекса Российской Федерации, в которую также законом № 432-ФЗ были внесены изменения. Таким образом, законодатель обязал потерпевшего под угрозой уголовной ответственности участвовать в доказывании, поставив тем самым публичные начала уголовного судопроизводства выше частных [3]. При этом игнорированной законодателем оказалась концептуальная идея о защите и обеспечении гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина, как высшей ценности государства.

Подобные проявления вызывают опасения, поскольку создают угрозу переориентации всей деятельности в рамках уголовного судопроизводства с защиты и восстановления нарушенных преступлением прав и законных интересов потерпевших, а также обеспечения возможности их реализации в процессе такого производства на иные, противоположные данной идее, приоритеты публичного характера [5]. В дальнейшем их развитие может привести к нивелированию значимости конституционных положений о правах и свободах человека как высшей ценности в Российской Федерации, как реально действующих, и приобретению ими характера декларативных. Что недопустимо в условиях правового государства, интегрированного в современное международное правовое сообщество.

Несомненно, для достижения целей уголовного судопроизводства субъекты доказывания при производстве процессуальных действий зачастую сталкиваются с необходимостью процессуального воздействия на участников уголовного процесса. Однако возможности применения при этом мер процессуального принуждения должны варьироваться в зависимости от процессуального статуса лица, в отношении которого оно требуется. Определяющим при этом должен выступать принцип соразмерности вмешательства в права человека преследуемой законной цели, при условии достаточности в законодательстве и практике гарантий для защиты от злоупотреблений [8]. Коррелирует это и с конституционными положениями, допускающими производство процессуальных действий и применение мер принуждения, связанных с ограничением права граждан на личную неприкосновенность, только в целях защиты прав и законных интересов иных лиц (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ), к числу которых, исходя из смысла п. 1 части первой статьи 6 УПК РФ, следует относить и лиц, потерпевших от преступлений. Применительно к ним предписание, изложенное в части первой ст. 21 Конституции РФ, предполагает обязанность государства, в числе прочего, предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред и нравственные страдания личности. Иное означало бы умаление чести и достоинства личности не только лицом, совершившим противоправные действия, но и самим государством [6]. Таким образом, вменение потерпевшему в качестве обязанности участие в доказывании при производстве по уголовному делу является недопустимым. Это должно быть его правом, позволяющим отстаивать свои законные интересы в уголовном судопроизводстве. Тем более, недопустимым видится законодательное установление мер уголовной ответственности с целью принуждения потерпевшего (априори добропорядочного члена общества) к этому вопреки его воле.

Изложенное приводит к выводу о несоответствии существующего законодательного регулирования правового положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве на современном этапе его развития ни идеям международных правовых актов в части определения правового положения лиц, пострадавших от преступлений, ни конституционным положениям о правах и свободах человека как высшей ценности в государстве. Что свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования всего отечественного законодательства, так или иначе регулирующего правовое положение лица как потерпевшего в уголовном судопроизводстве, в том числе посредством комплексного его реформирования. Данные процессы должны осуществляться с учетом определяющего значения международных правовых норм и конституционных положений. Происходящая таким образом гармонизация действующего внутрироссийского законодательства позволит сформировать в Российской Федерации поистине правовое государство, где права и свободы человека и гражданина имеют наивысшую ценность.

Рецензенты:

Зайцева Е.А., д.ю.н., профессор, профессор кафедры уголовного процесса УНК по ПС в ОВД Волгоградской академии МВД России, г. Волгоград;

Аширбекова М.Т., д.ю.н., профессор, профессор кафедры криминалистической техники УНК ЭКД Волгоградской академии МВД России, г. Волгоград.

Потерпевший (понятие, правовое положение). Показания потерпевшего, их оценка.

Потерпевший — физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании лица потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда (ст. 42 УПК). В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель.

Признание потерпевшим не зависит от волеизъявления лица, которому причинен ущерб.

Лицо признается потерпевшим не только при оконченном преступлении, но и по делам о приготовлении к преступлению или покушению на совершение преступления, так как основанием для признания лица потерпевшим служат только данные о фактическом причинении морального, физического или имущественного вреда.

Если вследствие преступления наступила смерть, то права потерпевшего переходят к одному из близких родственников, которые перечислены в ст. 34 УПК.

С момента признания лица потерпевшим ему вручаются копии отдельных процессуальных документов: постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о признании его потерпевшим, постановления о приостановлении или прекращении уголовного дела, постановления о приостановлении производства, приговора суда первой инстанции, решений судов апелляционной и кассационной инстанций. Он должен быть уведомлен о предъявленных обвинениях, ознакомлен с поступившими по делу жалобами и представлениями, с порядком рассмотрения и разрешения жалоб. Потерпевший вправе знакомиться с постановлениями о назначении судебных экспертиз; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении. В случае производства экспертизы в отношении потерпевшего она проводится только с его согласия или согласия его законного представителя, за исключением случаев производства экспертизы для установления его психического или физического состояния, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания, и для установления возраста при отсутствии документов или если они вызывают сомнение. При этом потерпевший вправе знакомиться с заключением эксперта.

По окончании предварительного следствия потерпевший имеет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе и с помощью технических средств. В случае, если в деле несколько потерпевших, каждый из них вправе знакомиться с материалами, которые касаются вреда, причиненного данному потерпевшему.

Потерпевший может иметь представителя (адвоката), расходы на которого отнесены к процессуальным издержкам, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности потерпевшего. По решению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего может быть допущено и иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший.

Потерпевший имеет право участвовать в следственных действиях, производимых по его ходатайству с разрешения следователя, участвовать в судебном разбирательстве в судах первой, второй и надзорной инстанций, выступать в судебных прениях, ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии со ст. 166, 186, 193,241 УПК.

Перечень прав потерпевшего, приведенный в ст. 42 УПК не является исчерпывающим. Потерпевший также имеет право быть извещенным о дате и времени судебного разбирательства, высказываться о порядке исследования доказательств в ходе суда, предоставлять суду формулировки решений по вопросам, которые разрешаются судом при постановлении приговора, знакомиться с протоколом судебного заседания и приносить на него замечания, и т.д.

В суде потерпевший с разрешения председательствующего может давать показания в любой момент судебного следствия.

Дата добавления: 2015-09-06 ; просмотров: 258 . Нарушение авторских прав

Округ Морской

Правовое положение представителя потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя в уголовном процессе

Правовое положение представителя потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя в уголовном процессе

Права представителя потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя регламентированы статьей 45 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее УПК РФ)

Согласно части 1 статьи 45 УПК РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. В качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

По ходатайству законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста шестнадцати лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, участие адвоката в качестве представителя такого потерпевшего обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

Законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего потерпевшего. Отстранение допускается не иначе, как по постановлению дознавателя, следователя, судьи или определению суда. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего.

Законные представители и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица, а именно, знакомиться с материалами уголовного дела, заявлять ходатайства, участвовать в следственных действиях, приносить жалобы на решения должностных лиц.

Личное участие в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя не лишает его права иметь по этому уголовному делу представителя.

Содержание

О ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ПОТЕРПЕВШЕГО В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Ассистент кафедры уголовного процесса и криминалистики
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ключевые слова: признание лица потерпевшим; права потерпевшего; гарантии прав потерпевшего; представитель потерпевшего

В соответствии со статьей 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство имеет своим назначением в первую очередь защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Изучение категории правового положения по-терпевшего в уголовном процессе в совре-менный период является актуальным и зна-чимым. Так, по данным уполномоченного по правам человека в Российской Федера-ции ежегодно каждый десятый житель Рос-сии становится жертвой того или иного преступления и в соответствии с установленным порядком признается «потерпевшим» [11]. За последние пять лет общее количество зарегистрированных преступлений увеличилось в России в два с лишним раза по сравнению с предыдущей «пятилеткой», материальный ущерб от этих преступлений – в три раза [11]. 

По официальным данным в России в 2008 г. было зарегистрировано 3 209 862 преступления [16, с. 1], а раскрываемость по итогам года составила лишь 53,7% [16, с. 2]. Ежегодно жертвами преступлений стано-вятся до 4 млн чел. [11]. При этом, по оцен-кам криминологов, латентная преступность, по крайней мере, в два раза превышает официально зарегистрированную, а по от-дельным видам преступлений – в 2–4 и бо-лее раз [7, с. 52].

Более половины граждан, ставших жертвами преступлений, не обращаются в правоохранительные органы, опасаясь мес-ти. Всероссийский научно-исследователь-ский институт МВД России называет даже более высокую цифру – 60% [22]. За 2008 год судами общей юрисдикции было рассмотрено только по первой инстанции 1 млн 166 тыс. уголовных дел [17]. Таким образом, можно констатировать тот факт, что масса людей, подвергаясь воздействию со стороны преступных элементов общест-ва, не имеет возможности или желания ак-тивно участвовать в отправлении правосу-дия, защищать свои права и добиваться возмещения причиненного им вреда. И та-кая ситуация, по оценкам многих правове-дов [2–6; 8–15; 18–23], связана не только с правовым нигилизмом и неверием в эффек-тивность правосудия, но и с необходимо-стью совершенствования отдельных норм уголовно-процессуального законодательст-ва.

Согласно части 1 статьи 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физиче-ский, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причине-ния преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Данная формулировка существенно отличается от определения понятия потер-певшего по УПК РСФСР 1960 г. [26]. Ибо теперь потерпевшим может являться не только физическое лицо, вред которому причинен лично и которое, как правило, является носителем важнейшей обвинитель-ной доказательственной информации, но и юридическое лицо, чьи права в соответст-вии с ч. 9 ст. 42 УПК РФ осуществляет его представитель – лицо, которому лично вред не причинен и который, если и был очевид-цем преступного события, то в качестве свидетеля. Функции такого лица ничем не отличаются от функций гражданского истца [1, с. 74]. У правоприменителей возникает вопрос: есть ли у потерпевшего – юридического лица какие-либо обязанности и ответственность за их неисполнение? Уголовная ответственность, о которой говорится в ч. 7 ст. 42 УПК РФ, применима только к физическим лицам. Обязанности потерпевшего сформулированы в тексте закона как отсут-ствие определенных прав: «Потерпевший не вправе: 1) уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя и в суд; 2) давать заведомо ложные показания или отказы-ваться от дачи показаний; 3) разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 Уго-ловно-процессуального кодекса РФ» (ч. 5 ст. 42 УПК РФ). Применительно к потер-певшим – юридическим лицам, представля-ется, было бы разумным предусмотреть ад-министративную ответственность за неис-полнение возложенных на них обязанно-стей. Такое правило содержится, например, в уголовно-процессуальном законодатель-стве Республики Казахстан. Так, в соответ-ствии с ч. 12 ст. 7 5 УПК РК юридическое лицо может признаваться потерпевшим и к его представителю переходят в одинаковой мере и права, и обязанности потерпевшего. Возможность же привлечения не испол-няющего свои процессуальные обязанности потерпевшего к административной ответст-венности предусмотрена в ч. 9 ст. 75 УПК Республики Казахстан. Положительный опыт зарубежных стран, думается, в опре-деленной части должен быть использован при совершенствовании российского зако-нодательства.

Понятие физического, имущественно-го, морального вреда и вреда деловой репу-тации ни ст. 42 УПК РФ «Потерпевший», ни ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, ис-пользуемые в настоящем Кодексе» не со-держат. И многие ученые справедливо за-даются вопросом: почему признание лица потерпевшим связывают лишь с причине-нием вреда? Ведь в следственной и судеб-ной практике, как было рекомендовано Пленумом Верховного Суда РСФСР в по-становлении от 30.11.1985, признание по-терпевшим осуществляется и по делам о покушении, когда вред еще не причинен [10, с. 37]. Поэтому дефиниция ст. 42 УПК РФ, представляется, должна быть скоррек-тирована здесь в направлении расширения ее содержания.

Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением должностных лиц – дознавателя, следователя или суда. Именно с этого момента лицо юридически приобретает статус потерпевшего, может реализовывать права и исполнять обязанно-сти. Вместе с тем одной из проблем совре-менного законодательства и правопримени-тельной практики является отсутствие в за-коне указания о времени, по истечению ко-торого пострадавшее от преступления лицо должно быть признано потерпевшим. Этот срок отдан на усмотрение должностных лиц, ведущих производство по делу, и, как отмечается в процессуальной литературе, часто приурочен к окончанию расследова-ния, что служит серьезным ограничением (если не препятствием) для потерпевшего в защите его законных интересов [3, с. 31; 10, с. 38; 11; 21, с. 19–20]. Зарубежное законо-дательство, например УПК Республики Молдова, предусматривает необходимость признания лица потерпевшим «сразу после установления оснований для присвоения ему этого процессуального качества» (ч. 2 ст. 59 УПК Республики Молдова). До этого момента лицо имеет статус пострадавшего, права и обязанности которого также под-робно закреплены в законе (ст. 58 УПК Рес-публики Молдовы). Такое положение ис-ключает возможность злоупотребления со стороны должностных лиц.

В связи с этим заслуживает внимания высказанное многими учеными и направ-ленное уполномоченным по правам челове-ка в РФ в Государственную Думу на правах законодательной инициативы предложение – признавать лицо, пострадавшее от престу-пления, одновременно с вынесением поста-новления о возбуждении уголовного дела и потерпевшим, и гражданским истцом в со-ответствии со ст. 44 УПК РФ, в случае если пострадавшему преступлением причинен имущественный вред [11]. А по аналогии с частью 8 статьи 172 УПК РФ, согласно ко-торой следователь обязан вручать обвиняе-мому и его защитнику копию постановле-ния о привлечении лица в качестве обви-няемого, представляется, было бы совсем не лишней гарантией – закрепить в ст. 42 УПК РФ тождественную обязанность для следо-вателя или дознавателя о вручении постра-давшему копии постановления о признании его потерпевшим с перечнем его процессу-альных прав и обязанностей.

Общая норма для должностных лиц, ведущих производство по делу, о необхо-димости разъяснять всем участникам уго-ловного процесса их правовой статус, а рав-но и обязанность обеспечивать последним возможность осуществления их прав закре-плена в ч. 1 ст. 11 УПК РФ. Однако, по оценкам практических работников, копия постановления о признании лица потерпев-шим, в котором содержится перечень его прав, в большинстве случаев потерпевшему не вручается или вручается только после просьбы (ходатайства) об этом [13, с. 39–42; 21, с. 19]. В результате возникает препятст-вие к реализации гарантированного статьей 52 Конституции РФ [24] права на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Закон не устанавливает возрастных рамок для признания лица потерпевшим. Им может быть признан и несовершенно-летний, в том числе и малолетний. Также потерпевшими могут являться лица, кото-рые по своему физическому или психиче-скому состоянию лишены возможности са-мостоятельно защищать свои права и закон-ные интересы. В указанных случаях к обя-зательному участию в уголовном деле при-влекаются законные представители или представители.

Пункт 12 статьи 5 УПК РФ определя-ет, кто являются законными представите-лями. Это родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего по-терпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний потерпевший, органы опеки и попечительства.

Определение представителя содер-жится в ч. 1 ст. 45 УПК РФ, согласно кото-рой представителем потерпевшего могут быть адвокаты, а по постановлению миро-вого судьи в качестве представителя могут быть допущены один из близких родствен-ников потерпевшего либо иное лицо, о до-пуске которого он ходатайствует. Конст-рукция данной нормы аналогична ч. 2 ст. 49 УПК РФ «Защитник», очевидно, как ре-зультат реализации замысла законодателя о равноправии сторон в уголовном процессе и обеспечении права граждан на квалифицированную юридическую помощь. Но в данной ситуации равноправия как раз не получилось. Ни статья 45 УПК, ни пункт 8 части 2 статьи 42 УПК РФ, ни иные нормы закона не предусматривают для потерпевшего воз-можности воспользоваться услугами бес-платного защитника, как это могут сделать подозреваемый, обвиняемый и подсудимый. Потерпевший самостоятельно должен приглашать адвоката, самостоятельно оплачивать его услуги, что для многих лиц, пострадавших от преступления, представляет собой дополнительную сложность и обременение. УПК Республики Молдова в этой части, по сравнению с законодательством Российской Федерации, выглядит более прогрессивным, так как п. 2 ч. 4 ст. 58 и п. 19 ч. 1 ст. 60 УПК Республики Молдовы предоставляют пострадавшему и потерпев-шему соответственно право «пользоваться помощью назначенного адвоката, если он не располагает средствами для оплаты услуг адвоката».

Часть 1 статьи 45 УПК РФ, преду-сматривающая возможность выступать в качестве представителя потерпевшего только для адвоката, была предметом изу-чения Конституционного Суда РФ, подвер-галась и все еще подвергается жесткой кри-тике в процессуальной литературе [10, с. 39; 11; 12, с. 14–15; 13, с. 42]. Однако, несмотря на единогласие в признании ее конструкции неудачной, законодатель до сих пор не спешит внести в нее соответствующие коррективы. Руководствуясь конституционным принци-пом состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ), а потерпевший и его представитель в соответствии с п. 47 ст. 5 УПК РФ относятся к стороне обвинения, представля-ется необходимым гарантировать потер-певшему право на бесплатную юридиче-скую помощь, а по постановлению дознава-теля, следователя или суда допускать в ка-честве представителя потерпевшего любое лицо, о допуске которого ходатайствует по-терпевший.

Права потерпевшего, закрепленные ст. 22, ч. 2–4 ст. 42, ч. 2 ст. 198 УПК РФ, на-правлены на его активную позицию в досу-дебном и судебном производстве. Так, по-терпевший имеет возможность участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, выдвигать и поддерживать обвинение, знать о предъявленном обвиняемому обвинении, давать показания, равно как и отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (супруги) и других близких родственников. Потерпевший наделен правами, общими с правами всех лиц, вовлекаемых в уголовный процесс (например, заявлять ходатайства и отводы, давать показания на родном языке и др.), а также правами стороны (например, по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать любые сведения в любом объеме, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций и др.). Перечень прав потерпевшего в уголовном процессе не является исчерпывающим. Вместе с тем анализ ст. 22, 42 и 198 УПК РФ позволяет сформулировать вывод о том, что не-которые права потерпевшего, не будучи подкрепленными корреспондирующими им обязанностями должностных лиц, ведущих производство по делу, остаются негаранти-рованными и закрепленными в тексте зако-на лишь на уровне деклараций.

Так, право потерпевшего знать о предъявленном обвиняемому обвинении (п. 1 ч. 2 ст. 42 УПК) выглядит неубеди-тельным в свете того, что закон не преду-сматривает обязанности должностных лиц уведомить его об этом. И такая несправед-ливость замечена многими правоведами [10; 12; 21]. В литературе высказаны обоснованные предложения – уведомлять потерпевшего независимо от соответствующего ходатайства о предъявлении обвинения с указанием фамилии обвиняемого, квалификации деяния, обстоятельств совершения пре-ступления и других сведениях в течение непродолжительного времени, например не позднее трех суток с момента предъявления обвинения [21, с. 19 – 20].

Статья 22 УПК РФ предоставляет по-терпевшему право участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а п. 4 ч. 2 ст. 42, ч. 2 ст. 86 УПК РФ для его реализа-ции позволяют потерпевшему собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Вместе с тем и эти правомочия в большей своей части остаются лишь декларативными. Возмож-ности к отысканию предметов и докумен-тов, как правило, у потерпевшего сведены к минимуму. Не являясь должностным лицом правоохранительных органов, он не имеет прав на производство следственных или розыскных мероприятий, не может сделать официального запроса в какие-либо органи-зации с целью получения необходимой ему информации. Потерпевший реализует ука-занные права лишь при помощи органов предварительного расследования, заявляя ходатайства о получении дополнительных доказательств посредством проведения следственных и иных процессуальных дей-ствий (п. 5, 9 ч. 2 ст. 42 УПК РФ). А если сравнить возможности по сбору доказа-тельств у защитника обвиняемого (ч. 3 ст. 86 УПК РФ) и у представителя потер-певшего (ч. 2 ст. 86 УПК РФ), то сразу ста-нет очевидным их процессуальное неравен-ство и, как следствие этого, «ущемленное» в правах положение потерпевшего по сравнению с обвиняемым. Для исправления такой ситуации необходимо внести изменения в закон, наделив представителя потерпевшего правами, равными по своему содержанию правам защитника обвиняемого.

Согласно пункту 13 части 2 статьи 42 УПК РФ потерпевший имеет право на получение копий ряда процессуальных решений. Однако в законе не установлена процедура направления потерпевшему копий постановления о возбуждении уголовного дела, признании лица потерпевшим или отказе в этом, о прекращении уголовного дела, при-остановлении производства по уголовному делу. Прав Д. Чекулаев в том, что данное обстоятельство также определенным обра-зом ограничивает права потерпевших на своевременное получение соответствующих документов и может затруднить обжалование принятых решений [21, с. 20]. Предлагаемый в процессуальной литературе срок для уведомления потерпевшего о вынесенных решениях и направлении ему копий – 24 часа, выглядит вполне разумным, обос-нованным и заслуживающим реализации законодателем.

Пункт 21 части 2 статьи 42 УПК РФ закрепляет право потерпевшего ходатайст-вовать о применении мер безопасности. Так, в части 3 статьи 11 УПК предусмотрена возможность применения следующих мер безопасности: сохранение в тайне данных о личности; контроль и запись телефонных и иных переговоров; проведение опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым; проведение закрытого судебного разбирательства; допрос потерпевшего в судебном заседании без оглашения данных о его личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение другими участниками про-цесса.

К сожалению, указанные меры не все-гда могут обеспечить эффективную защиту. Так, использование псевдонима не имеет надлежащих гарантий на судебных стадиях процесса, ибо в приговоре должны быть указаны подлинные данные потерпевшего, что повышает вероятность установления его личности. Неясна ситуация и с судьбой протокола, когда потерпевший допрашивается под настоящей фамилией, а вопрос о применении мер безопасности возникает позже. И в дальнейшем лицо уже фигурирует под псевдонимом. Именно несовершенство процессуальных норм в части обеспечения безопасности потерпевших многие ученые и практические работники называют основ-ной причиной того, что потерпевшие, озна-комленные с правом ходатайствовать о применении к ним мер безопасности, такие ходатайства заявляют редко, в суды по-прежнему самостоятельно являются нечасто [8, с. 50–52; 13, с. 39–42; 14, с. 40–42; 20, с. 31; 22]. О необходимости совершенство-вать систему мер безопасности потерпев-ших и свидетелей в уголовном судопроиз-водстве говорил в своем докладе Уполно-моченный по правам человека в Российской Федерации [11], предлагая дополнить Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» нормами, позволяющими обеспечивать безопасность защищаемых лиц и после завершения су-дебного процесса.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не закрепляет за по-терпевшим, его представителем права на участие в рассмотрении судом ходатайства органа предварительного расследования о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу. Но лишение потерпевшего та-кого права ничем не оправдано и не являет-ся справедливым [9, с. 43]. Согласно поста-новлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 №22 «О практике примене-ния судами мер пресечения в виде заключе-ния под стражу, залога и домашнего ареста» (п.15) «содержащийся в части 4 статьи 108 УПК РФ перечень лиц, имеющих право участвовать в ходе судебного заседания, не является исчерпывающим. Исходя из смысла положений, содержащихся в статьях 19, 42, 108, 123 УПК РФ, когда решением вопроса о мере пресечения затрагиваются права и законные интересы потерпевшего, в том числе связанные с необходимостью защиты его личной безопасности от угроз со стороны подозреваемого, обвиняемого или обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба, он, его представитель, законный представитель вправе довести до сведения органов предва-рительного расследования, прокурора и су-да свою позицию относительно избрания, продления, изменения, отмены той или иной меры пресечения в отношении подоз-реваемого или обвиняемого, а также обжа-ловать принятое решение». Верховный Суд РФ разъяснил лицам, ведущим производст-во по делу, а также нижестоящим судам, что потерпевший в соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК РФ вправе обжаловать судебное реше-ние о мере пресечения в отношении подоз-реваемого или обвиняемого. При этом воз-можность обжалования не зависит от того, принимал ли потерпевший непосредствен-ное участие в судебном заседании. Судья не вправе отказать потерпевшему в удовлетво-рении ходатайства об ознакомлении его с материалами, на основании которых при-нимается решение о применении к подозре-ваемому, обвиняемому или подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей (п. 16). Теперь справедливость вроде бы восстановлена. Вместе с тем дан-ные положения, представляется, должны быть внесены в текст закона. Им необходи-мо стать надлежащими гарантиями в реали-зации прав потерпевшего.

Анализ статьи 198 УПК РФ, предос-тавляющей определенные права участникам процесса в связи с назначением и производ-ством судебной экспертизы, позволяет сформулировать вполне закономерные и справедливые вопросы: Почему прав у по-терпевшего в связи с назначением экспертизы меньше, чем у обвиняемого? Почему нет, к примеру, возможности присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы или нет права на постановку дополнительных вопросов эксперту? Разве эти права могут нарушить законные интересы других лиц либо воспрепятствовать установлению истины по делу? Уголовно-процессуальное законодательство зарубежных стран таких ограничений не содержит. Так, часть 2 статьи 145 УПК Республики Молдова предусматривает: «Сторонам и эксперту сообщаются предмет экспертизы и вопросы, на которые эксперт должен ответить; разъясняется их право делать замечания по поводу этих вопросов, требовать их изменения или дополнения. При этом сто-ронам разъясняется их право потребовать назначения по одному эксперту, рекомендо-ванному каждой из сторон для участия в проведении экспертизы». Часть третья этой же статьи предусматривает возможность сторонам участвовать в производстве экспертизы. В Российской Федерации лишением потерпевшего данных прав нарушается провозглашенный принцип со-стязательности и равноправия сторон. Ис-править данное положение, можно лишь изменив диспозицию ч. 1 ст. 198 УПК РФ путем включения в нее потерпевшего и его представителя.

Сложившаяся на практике ситуация, когда нарушения прав потерпевшего суще-ственным образом не влияют на вынесение судом приговора, к сожалению, ставит по-терпевшего в неравное положение с обви-няемым, что искажает назначение уголовного процесса в целом. В условиях, когда государство начало заботиться о правовой защищенности личности, вовлекаемой в сферу действия уголовно-процессуального закона, когда ужесточены требования к процедуре сбора доказательств и признанию их допустимыми, когда наблюдается тенден-ция к расширению правомочий подозревае-мых, обвиняемых, подсудимых и их защит-ников, конструктивное решение вопроса о надлежащей защите потерпевших от пре-ступлений, представляется, должно обрести первостепенное значение.

Популярное:

  • Судебная практика о вступление в наследство через суд Вступление в наследство: порядок прохождения процедуры по закону и по завещанию. Судебная практика Поскольку вступление в наследство – это тема довольно актуальная для населения, в статье […]
  • Фз 273 статья 35 Статья 35. Пользование учебниками, учебными пособиями, средствами обучения и воспитания 1. Обучающимся, осваивающим основные образовательные программы за счет бюджетных ассигнований […]
  • Юридическая консультация спб озерки Бесплатная юридическая консультация в Выборгском районе Санкт-Петербурга Ответим на все ваши вопросы в любой сфере права юрист Татьяна Ивановна Пестрикова юрист Евгений Павлович […]
  • Мировой суд щелково 282 Судебный участок №282 Щелково Судебный участок №282 мирового судьи Щелковского судебного района Московской области МИРОВОЙ СУДЬЯ Фомичев Александр Александрович АДРЕС: 141102, Московская […]
  • Адвокат налоговые споры Налоговые споры в Перми. Суды с налоговой АДВОКАТ ПО НАЛОГОВЫМ СПОРАМ В ПЕРМИ. СУДЫ С НАЛОГОВОЙ Налоговые споры можно разделить на несколько видов. В зависимости от инициатора спора: […]
  • Развод яндекс деньги Как разводят на денежных купонах Яндекса Вам каким-то образом удалось заполучить бонусный денежный купон Яндекса номиналом в 200-500 рублей? Не спешите радоваться и вводить данные своей […]