Предмет статья в упк рф

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

СТ 7 УПК РФ

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Комментарий к Статье 7 Уголовно-процессуального кодекса

1. Законность как основополагающий принцип уголовного судопроизводства представляет собой соблюдение всеми субъектами уголовно-процессуальных отношений прав и обязанностей при осуществлении ими в пределах своей компетенции уголовно-процессуальной деятельности. Это их прямая обязанность. Положение данного принципа базируется на ст. 15 Конституции РФ.

2. Части 1 и 2 комментируемой статьи определяют приоритет УПК РФ над другими федеральными законами при осуществлении уголовно-процессуальных действий по уголовным делам. Исключением являются только федеральный конституционный закон или международный договор РФ как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону. Данная позиция определена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П. Так, если в ходе производства по уголовному делу будет установлено несоответствие между федеральным конституционным законом (либо международным договором Российской Федерации) и УПК РФ (который является обычным федеральным законом), применению — согласно ст. 15 (ч. 4) и ст. 76 (ч. 3) Конституции РФ — подлежит именно федеральный конституционный закон или международный договор Российской Федерации как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // .

Кроме того, приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами может быть ограничен рамками специального предмета регулирования. Так, к примеру, предметом регулирования УПК РФ является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории России. В этой связи УПК РФ не должен подменять или отменять положения уголовного законодательства, определяющие преступность и наказуемость деяний, а также виды и размеры наказаний либо деятельность по возложению на лицо уголовной ответственности и наказания. Поэтому в части специального предмета регулирования правоотношений над УПК РФ могут иметь приоритет и другие федеральные законы. Так, приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования, которым, как это следует из его ст. ст. 1 — 7, является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории Российской Федерации .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П.

Не обладают приоритетом нормы УПК РФ и в случаях, когда в уголовно-процессуальных отношениях законодательные акты устанавливают дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом при производстве по уголовным делам. Так, ст. 7 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных — помимо Уголовно-процессуального кодекса РФ — законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителей .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О «По жалобе граждан С.Ю. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 89, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // .

3. Положения ч. 2 комментируемой статьи свидетельствуют о безусловном приоритете норм УПК РФ в принятии процессуальных решений при производстве по уголовному делу. При этом не только суд, но и другие участники уголовного судопроизводства, обладающие правом на принятие тех или иных процессуальных решений (дознаватель, следователь, прокурор и т.д.), должны в основу своих процессуальных решений при производстве по уголовному делу класть только нормы УПК РФ.

4. Положения ч. 3 комментируемой статьи являются ключевыми в части допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве. Кроме того, положения данной нормы рассматриваются в контексте ст. 75 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 75 настоящего Кодекса.) При этом положения данной нормы имеют бланкетный характер и отсылают к положениям ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, свидетельствующим о недопущении использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Доказательства, которые получены с нарушением положений норм УПК РФ, суд, прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания не должны использовать в принятии тех или иных процессуальных решений при производстве по уголовному делу и не должны основываться в принятии этих процессуальных решений на таких доказательствах. Это касается не только доказательств, которые получены с нарушениями норм УПК РФ, но и доказательств, которые получены в соответствии с нарушениями норм других федеральных законов (ГПК РФ, КоАП РФ и т.д.). Само понятие допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве, согласно позиции ЕСПЧ, является прежде всего предметом регулирования внутригосударственного права, и в качестве общего правила именно национальные суды оценивают представленные им доказательства. Задачей ЕСПЧ согласно Конвенции является не определение того, были ли показания свидетеля надлежащим образом допущены в качестве доказательства, а выяснение того, было ли разбирательство в целом, включая способы сбора доказательств, справедливым .
———————————
Данные положения были сформулированы в решениях ЕСПЧ по делам «Лука против Италии» от 27 февраля 2001 г., «Доорсон против Нидерландов» от 26 марта 1996 г., «Ван Мехелен и другие против Нидерландов» от 23 апреля 1997 г. (http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 05.04.2015)).

5. Все процессуальные решения, принятые при производстве по уголовному делу и вынесенные судом, судьей, прокурором, следователем, дознавателем в форме определения суда либо в форме постановления, должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Требование законности предполагает точное соблюдение норм уголовно-процессуального права, регламентирующего форму и содержание соответствующего процессуального документа, полное соответствие нормам уголовного и гражданского права, применяемым при составлении данного акта. Документ должен быть законным как по содержанию, так и по форме. Требование обоснованности свидетельствует о том, что выводы, содержащиеся в процессуальном акте, подтверждены собранными по делу доказательствами, учитывают все данные о личности подозреваемого или обвиняемого, подсудимого и т.д. при принятии процессуального решения или производстве следственных или судебных действий. Следователь, дознаватель, судья или должностное лицо органа дознания при составлении процессуальных документов должны всегда исходить из принципа равенства всех граждан перед законом и судом, учитывая их права и законные интересы. Требование мотивированности является выражением его законности и обоснованности. В мотивировочной части процессуального акта излагаются основания и мотивы принимаемого решения. Приведение доводов и аргументов, обосновывающих принимаемое следователем, дознавателем, судьей или должностным лицом органа дознания решение, повышает убедительность следственного или судебного документа и делает его процессуально безупречным. Наличие в процессуальном акте соответствующих мотивов дает возможность проверить правильность решения, принятого следователем, дознавателем, судьей или должностным лицом органа дознания. Из анализа ст. 7 УПК РФ следует, что требование мотивированности является обязательным ко всем постановлениям судьи, прокурора, следователя, дознавателя и ко всем определениям суда. Отсутствие прямого указания в ст. 297 УПК РФ на требование мотивированности к приговору как важнейшему среди процессуальных актов решению суда, по крайней мере, нелогично. Тем более что в ряде статей УПК РФ содержится прямое указание на обязанность суда мотивировать в приговоре отдельные решения. Так, из содержания ст. 300 УПК РФ можно сделать вывод о том, что решение суда по вопросу о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возник в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства, должно быть обсуждено в совещательной комнате и мотивировано судом. Статья 305 УПК РФ называется «Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора», и в ней четко указывается, что в приговоре суда должны быть приведены мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения, и мотивы решения в отношении гражданского иска. В ст. 307 УПК РФ, которая именуется «Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора», содержится требование приводить мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, имеющиеся по рассматриваемому им уголовному делу, мотивы изменения первоначального предъявленного обвинения в суде, мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, освобождению от него, освобождению от отбывания назначенного наказания, применению иных мер воздействия, обоснованию принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299 УПК РФ. На необходимость мотивировать в приговоре решения суда по отдельным вопросам неоднократно указывалось и в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ . Процессуальный акт по уголовному делу будет законным, обоснованным и мотивированным только тогда, когда фиксируемое в нем процессуальное действие (решение) вызывалось необходимостью, производилось (принималось) при наличии условий, предусмотренных УПК РФ, и убедительно аргументировано соответствующими доводами.
———————————
См.: Комментарий к постановлениям Пленума ВС Российской Федерации по уголовным делам. М., 2008; Загорский Г.М. Постановление приговора: проблемы теории и практики. М.: Проспект, 2010. С. 30 — 38.

Статья 468 УПК РФ. Передача предметов (действующая редакция)

1. При передаче выдаваемого лица соответствующему компетентному органу иностранного государства могут быть переданы предметы, являющиеся орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления, а также предметы, несущие на себе следы преступления или добытые преступным путем. Эти предметы передаются по запросу и в том случае, когда выдача запрашиваемого лица вследствие его смерти или по другим причинам не может состояться.

2. Передача предметов, указанных в части первой настоящей статьи, может быть временно задержана, если данные предметы необходимы для производства по другому уголовному делу.

3. Для обеспечения законных прав третьих лиц передача предметов, указанных в части первой настоящей статьи, производится лишь при наличии обязательства соответствующего учреждения иностранного государства о возврате предметов по окончании производства по уголовному делу.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 468 УПК РФ

1. Согласно ст. 78 Минской конвенции 1993 г. при передаче выдаваемого лица запрашиваемая сторона может передавать другой стороне предметы: использованные при совершении преступления, влекущего выдачу лица, в т.ч. орудия преступления, предметы, которые могли быть приобретены в результате преступления или в качестве вознаграждения за него, или же предметы, которые преступник получил взамен предметов, приобретенных таким образом; иные предметы, которые могут иметь значение доказательств в уголовном деле.

2. Представляется, что вместе с передаваемыми предметами, которые обладают признаками вещественных доказательств, могут передаваться копии протоколов следственных действий, если таковые проводились по уголовному делу, ведущемуся на территории РФ, с описанием названных предметов и указанием на обстоятельства их получения. Если следственные действия не проводились, то указанные обстоятельства должны быть изложены в сопроводительных документах прокуратуры.

Статья 401.1 УПК РФ. Предмет судебного разбирательства в кассационном порядке (действующая редакция)

Суд кассационной инстанции проверяет по кассационным жалобе, представлению законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 401.1 УПК РФ

1. Если под апелляцией понимается пересмотр вышестоящей судебной инстанцией уголовных дел по существу, т.е. как по юридическим, так и по фактическим основаниям, а сама эта инстанция может в полном или частичном объеме проводить по делу новое судебное следствие в условиях состязания сторон и постановить новый приговор, заменяющий собой приговор нижестоящего суда, то кассация (от фр. casser — сломать, уничтожить) есть пересмотр вышестоящей судебной инстанцией решений нижестоящего суда лишь по юридическим основаниям, т.е. с точки зрения нарушений норм материального и процессуального права (т.н. чистая кассация). Кассационная инстанция, в таком ее понимании не связана с оценкой доказательств по делу, не вдается в рассмотрение правильности установления его фактической стороны и потому может себе позволить ограничиться проверкой решения суда лишь по письменным материалам дела. Ее цель состоит в обеспечении законности деятельности нижестоящих судов путем устранения решений, не отвечающих этому условию. Кассационный вид пересмотра судебных решений характерен для процессуальных систем континентального типа — Австрии, Испании, Италии, России, Германии, Франции и др.

2. Всякий пересмотр судебных решений имеет свои естественные границы, за пределами которых он вступал бы в противоречие с интересами обеспечения устойчивости и прочности правопорядка. В этом смысле ключом к пониманию юридической природы и естественного места пересмотра судебных решений является принцип non bis in idem (лат.), т.е. недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние, а также принцип презумпции невиновности, согласно которому неблагоприятные последствия недоказанности своей юридической позиции по делу (бремя доказывания) по окончании судебного спора возлагаются на сторону обвинения. Это значит, что после вступления приговора в законную силу (а лишь с такими решениями после вступления в действие ФЗ от 29.12.2010 N 433-ФЗ будет иметь дело российская кассация) возражения против его незаконности и необоснованности со стороны обвинителя, как правило, не могут быть приняты — при условии, если он не был лишен возможности участвовать в справедливом судебном состязании ввиду существенных и непреодолимых обстоятельств, ставящих его в процессе в неравное положение со стороной защиты. Иначе говоря, законная возможность добиться осуждения обвиняемого по тому же самому обвинению дается обвинителю, как правило, лишь один раз.

Таким образом, пересмотр вступившего в законную силу судебного решения против интересов обвиняемого по общему правилу неправомерен, т.е. недопустимо возвращение к вопросу о виновности за то же самое деяние в вышестоящем суде, если обвинитель в отведенное для состязания время не сумел доказать виновность обвиняемого. Напротив, поскольку сторона защиты не несет бремени доказывания невиновности, она вправе требовать пересмотра судебного решения в свою пользу и после окончания состязания, причем в результате такого обжалования положение лица, в отношении которого был вынесен приговор, не должно быть ухудшено (иное дело — в апелляции, т.е. до момента вступления приговора в законную силу, когда спор сторон считается еще не оконченным. Запрет non bis in idem там еще не действует, и обе стороны могут обжаловать судебные решения, причем обвинитель вправе требовать их пересмотра и по мотивам, ухудшающим положение обвиняемого).

3. В ком. статье законодатель стремился подчеркнуть, что новая (так сказать, «чистая») кассация имеет своим предметом пересмотр судебных решений лишь с точки зрения правильности применения в них норм права (законности). Обоснованность же решений, под которой обычно понимаются наличие достаточной доказательственной базы и соответствие выводов об обстоятельствах дела имеющимся доказательствам, формально (на первый взгляд) не является предметом кассационной проверки. Не интересует кассацию также и справедливость наказания, если только оно назначено в рамках закона.

Однако вывод о том, что кассационная инстанция не оценивает проверяемое решение с точки зрения его фактической обоснованности, видимо, был бы излишне категоричен, не вполне отражая реальное положение вещей, поскольку на самом деле кассационная инстанция во многих случаях вынуждена вторгаться и в сферу фактической обоснованности проверяемых решений, устанавливая причинно-следственную связь допущенных нарушений и ошибочности судебного решения по существу дела (влияние нарушений на «исход дела»). Более подробно см. об этом пункт 3 нашего ком. к ст. 401.15 настоящего Кодекса.

Поэтому, на наш взгляд, несколько преждевременны опасения, что теперь «. стороны теряют возможность многократного оспаривания вынесенного приговора по существу, т.е. обоснованности осуждения». Тем более нельзя согласиться с утверждением, что «непосредственным предметом проверки как кассационного суда (ст. 401.1), так и суда надзорной инстанции (ч. 2 ст. 412.1) уже служат исключительно свойства законности состоявшихся судебных решений. В связи с этим любые апелляции заинтересованных лиц к фактической стороне приговора (иного судебного решения) в принципе не должны вызывать каких-либо значимых нормативных последствий».

4. При этом следует принимать во внимание позицию ЕСПЧ, согласно которой «. стороны не вправе добиваться пересмотра вступившего в законную силу и подлежащего неукоснительному исполнению судебного решения лишь в целях повторного рассмотрения дела и вынесения нового решения. Полномочия вышестоящих судов по пересмотру судебных решений должны осуществляться в целях исправления грубых судебных ошибок и несправедливости при отправлении правосудия, а не ради повторного рассмотрения дела. Пересмотр дела судами вышестоящих инстанций не должен рассматриваться как «скрытое обжалование», и сама лишь возможность существования двух точек зрения по вопросу не может служить основанием для пересмотра. Отклонение от этого принципа оправдано лишь наличием существенных и бесспорных обстоятельств».

Верховным судом разъяснены некоторые вопросы рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 23 «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам» внесены изменения в Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 г. N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ».

Так, не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ решения и действия (бездействие) должностных лиц, полномочия которых не связаны с осуществлением уголовного преследования в досудебном производстве по уголовному делу (например, прокурора, осуществляющего надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия или поддерживающего государственное обвинение в суде, начальника следственного изолятора). Не подлежат рассмотрению судом жалобы на решения и действия (бездействие) должностных лиц органов прокуратуры, связанные с рассмотрением обращений по поводу законности вступивших в законную силу судебных решений.

Если лицо не согласно с постановлением прокурора или руководителя следственного органа, вынесенным в соответствии со статьей 124 УПК РФ, то предметом судебного обжалования выступает не сам по себе отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении обращения лица, а непосредственно те действия (бездействие) и решения органов дознания, их должностных лиц или следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Кроме того, не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.), а также действия (бездействие) и решения, для которых уголовно-процессуальным законом предусмотрен специальный порядок их обжалования в досудебном производстве (например постановление следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков, решение прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям статьи 225 УПК РФ).

Также разъяснено, что в порядке статьи 125 УПК РФ жалоба рассматривается районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Согласно статье 127 УПК РФ не вступившее в законную силу постановление судьи, принятое по жалобе, может быть обжаловано в порядке, установленном главой 45.1 УПК РФ, а вступившее в законную силу постановление судьи — в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, лицами, указанными соответственно в статьях 389.1 и 401.2 УПК РФ. При этом уголовно-процессуальный закон не наделяет должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, чьи действия (бездействие) и решения оспаривались в порядке статьи 125 УПК РФ, правом на обжалование постановления судьи.

Прокуратура Меленковского района

Прокурор
Владимирской области

Обращение прокурора к жителям Владимирской области

Уважаемые посетители сайта!
Рад приветствовать Вас на сайте прокуратуры Владимирской области.
Вот уже почти три столетия прокуратура стоит на страже закона, являясь надежным защитником интересов граждан и государства.
Решение поставленных перед нами задач невозможно без участия общественности.
Официальное представительство прокуратуры Владимирской области в сети Интернет дает возможность оперативного получения информации о нашей работе, а также позволяет Вам обращаться со своими заявлениями о нарушениях закона.
Уверен, что наше эффективное взаимодействие послужит укреплению правопорядка и законности.

С уважением,
прокурор Владимирской области,
И.С. Пантюшин

Статья 401.1. Предмет судебного разбирательства в кассационном порядке

Суд кассационной инстанции проверяет по кассационным жалобе, представлению законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу.

Комментарий к статье 401.1 УПК РФ

1. В к.с. закреплена основная черта кассационного производства — проверка законности и обоснованности приговора (определения, постановления) суда первой инстанции и приговора (определения, постановления) суда апелляционной инстанции.

2. Производство в суде кассационной инстанции, являясь важной гарантией законности судебных решений по уголовным делам и реализации конституционного права граждан на судебную защиту, предназначено для выявления и устранения допущенных органами предварительного расследования или судом в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения) и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

________________
См.: О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 года N 2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2014. — N 4.

3. В силу к.с. при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат. Вместе с тем, если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы не должны быть оставлены без проверки.

4. Жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, или по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (ч.2 ст. 389.18 УПК), подлежат проверке судом кассационной инстанции в случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части УК (например, положений ст. 60 УК).

5. Если кассационные жалоба, представление, наряду с другими, содержат доводы, не относящиеся в силу закона к предмету проверки суда кассационной инстанции, то в этой части суд (судья) оставляет их без проверки, на что указывает в постановлении (определении).

________________
См.: О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 года N 2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2014. — N 4.

6. Необходимо внимательно и вдумчиво относиться к кассационным жалобам и представлениям. Содержащиеся в них доводы должны быть тщательно изучены, проанализированы и сопоставлены с имеющимися в деле дополнительно представленными материалами, с тем чтобы указанные доводы не остались без ответа в определении.

7. См. также комментарий ст. 29, 297, 360, 389.17 УПК.

Консультации и комментарии юристов по ст 401.1 УПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 401.1 УПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 86 УПК РФ. Собирание доказательств

Новая редакция Ст. 86 УПК РФ

1. Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.

3. Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Комментарий к Статье 86 УПК РФ

1. Под собиранием доказательств большинством процессуалистов понимается поиск, обнаружение, получение (извлечение, истребование) могущих иметь отношение к уголовному делу сведений, а также закрепление их в предусмотренных ч. 2 ст. 74 УПК РФ источниках или же какая-либо часть указанных действий.

———————————
См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 274; и др.

2. При собирании доказательств обнаружению подлежат сведения. Они закрепляются в источники доказательств. В совокупности все это составляет процесс собирания доказательств. Но в ходе такового осуществляется деятельность, направленная на обнаружение (получение) не доказательств, а соответствующих сведений, которые можно было бы облачить («закрепить») в приемлемую для уголовно-процессуального доказывания форму. После осуществления такого закрепления и появляется доказательство.

3. К субъектам, которых законодатель наделил полномочиями, закрепленными в ч. 1 к.с., относятся следователь, дознаватель, руководитель и член группы дознавателей, начальник подразделения дознания, орган дознания, руководитель (член) следственной группы, руководитель следственного органа, суд и судья. В перечне ч. 1 к.с. указан и прокурор. Однако в настоящее время процессуальные действия, направленные на собирание доказательств, прокурор не осуществляет.

4. Собирание доказательств осуществляется путем «производства» следственных и иных процессуальных действий, гласит ч. 1 к.с. «Производством» в данном случае именуется порядок осуществления действия и принятия промежуточных решений, которые в своей совокупности и составляют содержание конкретного следственного (судебного, иного процессуального) действия.

5. Причем под порядком производства следственного (судебного) действия подразумеваются не только общие требования к собиранию доказательств, но и конкретные — в отдельности к каждому действию (осмотру, выемке и т.п.). Следственное действие и его результаты будут незаконными и при несоблюдении требований о производстве его после возбуждения уголовного дела (исключение составляет осмотр места происшествия), неоформлении (неправильном оформлении) специального постановления (когда этого требует закон) или протокола следственного (судебного) действия. Подробное изучение правоприменителем порядка, оснований и условий производства всех и каждого из следственных (судебных) действий поможет избежать указанных ошибок.

6. Право производства следственных (судебных и иных процессуальных) действий, о которых идет речь в ч. 1 к.с., предоставлено лишь следователям (дознавателям и др.). Такое право отсутствует у подозреваемых, обвиняемых, их защитников, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей. Это прямо следует из структуры и содержания ст. 86 УПК РФ.

7. Законодатель предоставил следователю (дознавателю и др.) право осуществлять не только следственные (судебные) действия, но и иные действия, направленные на собирание доказательств, однако не являющиеся следственными действиями. От следственных действий последние отличаются, прежде всего, тем, что порядок производства следственных действий урегулирован уголовно-процессуальным законом, а порядок применения любого иного, помимо следственного (судебного), действия способа собирания доказательств в законе не прописан.

8. Именно в связи с данным обстоятельством представляется некорректным именовать таковые «процессуальными» действиями. Действительно, ряд действий, направленных на собирание доказательств, указан в УПК РФ. Между тем процессуальным действие становится не после того, как его наименование будет размещено в уголовно-процессуальном законе (или, как записано в п. 32 ст. 5 УПК РФ, — «предусмотрено» УПК РФ), а лишь после того, как порядок его производства будет этим законом урегулирован. Если бы порядок производства такого действия был урегулирован УПК РФ, оно сразу бы стало следственным действием. Именно поэтому нельзя согласиться с П.А. Лупинской, которая пишет, что порядок проведения иных процессуальных действий «указан в законе» . Напрашивается вывод, что все те действия, которые в ч. 1 к.с. законодатель назвал «иными процессуальными действиями», не являются процессуальными.

———————————
См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 2003. С. 252.

9. Уголовно-процессуальным законом урегулирована процедура производства следственных (судебных) действий. Все это процессуальные действия. Лишь эти процессуальные действия обладают познавательной направленностью. Но не они в ч. 1 ст. 86 УПК РФ именуются «иными процессуальными действиями». «Иные процессуальные действия» — это другие помимо следственных (судебных) действий способы собирания доказательств. Таковые также имеются. Но все они не процессуальные.

10. Их можно разделить на две группы. Первая группа — действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом. Именно на них обращает внимание законодатель в ч. 1 к.с. Вторая группа — способы (действия), не предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

11. К предусмотренным УПК РФ, используемым следователями (дознавателями и др.) средствам собирания доказательств некоторые ученые причисляют лишь «истребование документов, а также их приобщение к делу» . Однако это не полный перечень. Более полный перечень не являющихся следственными (судебными) действиями, но предусмотренных УПК РФ и имеющих познавательную направленность действий, выглядит следующим образом:
———————————
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: ТК «Велби». С. 148.

— проверка сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

— получение объяснений (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

— истребование документов и предметов (ч. 1 ст. 144, ст. 286 УПК РФ);

— требование о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлечении к участию в этих действиях специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

— требование о передаче документов и (или) материалов (ч. 2 ст. 144 УПК РФ);

— составление протокола устного заявления о преступлении (ст. 141 УПК РФ);

— составление протокола явки с повинной (ст. 142 УПК РФ);

— истребование документов (ст. 286 УПК РФ);

— приобщение объектов, обладающих признаками иных документов, к уголовному делу (ч. 3 ст. 84, ч. 2 ст. 86, ч. 3 ст. 235, ч. 2 ст. 279, ст. 286 УПК РФ);

— вовлечение объектов, обладающих признаками вещественных доказательств, в уголовный процесс (ч. 2 ст. 86 УПК РФ) и др.

12. Предусмотренные УПК РФ непроцессуальные способы собирания доказательств занимают промежуточное место между следственными действиями и иными непроцессуальными (даже не упоминаемыми в УПК РФ) способами собирания сведений, имеющих отношение к уголовному делу. В отличие от следственных действий, применительно к рассматриваемой разновидности способов собирания доказательств, законодатель урегулировал лишь порядок вовлечения (но не поиска и обнаружения) в уголовный процесс обладающей свойством относимости информации. Таким образом, законодатель предусмотрел упрощенный путь вовлечения в уголовный процесс выявленных вне уголовного процесса, но имеющих отношение к делу сведений. Наличие в деле запроса, письменного требования и иных документов, фиксирующих факт проверки сообщения о преступлении, а также протокола представления со ссылкой на соответствующие статьи УПК РФ, допустим, того или иного документа устраняет необходимость проведения дополнительно следственного действия в целях его изъятия и приобщения к уголовному делу (материалу проверки).

13. Помимо вышеназванных существуют способы собирания имеющих отношение к делу сведений, о которых не упоминается в уголовно-процессуальном законе. Последние, как правило, урегулированы источниками других отраслей права или же вообще не правовые. Для вовлечения в уголовный процесс полученных в результате применения таких средств (собирания сведений) предметов и (или) документов необходимо оформить уголовно-процессуальный акт, закрепляющий данный факт вовлечения. Обычно это протокол выемки, обыска, осмотра (с изъятием) и т.п. Однако нельзя признать нарушением закона приобщение к уголовному делу (материалу проверки) указанных предметов и (или) документов и в ходе предусмотренной ч. 1 ст. 144 УПК РФ проверки сообщения о преступлении, а также путем применения иных неурегулированных, но предусмотренных УПК РФ средств собирания доказательств.

14. К способам собирания сведений, не упомянутым в уголовно-процессуальном законе, относятся:

а) гласные оперативно-розыскные мероприятия;

б) гласные розыскные действия, в том числе сбор частным детективом сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса (устный опрос граждан и (или) должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и (или) документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и (или) других объектов, наблюдение для получения необходимой информации) (п. 7 ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 11 марта 1992 г. N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» );

———————————
См.: Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. N 17. Ст. 888.

в) судебно-медицинское освидетельствование;

г) освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения, по поводу наличия в организме алкоголя или наркотических средств (п. 14 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции»);

д) исследование следов и (или) иных объектов;

е) административное изъятие вещей и документов (ст. ст. 27.1, 27.10 КоАП);

ж) досмотр (ст. ст. 27.1, 27.7, 27.9 КоАП);

з) осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и (или) документов (ст. ст. 27.1, 27.8 КоАП);

и) акт добровольной сдачи наркотического средства, психотропного вещества, их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. ст. 222, 223, 228 УК РФ).

15. Приведенный круг непроцессуальных способов собирания сведений лишь примерный. Дать исчерпывающий перечень не представляется возможным из-за многообразия вариантов и видов рассматриваемых действий.

16. Переходим к анализу содержания ч. 2 к.с. Приведенный здесь перечень субъектов, имеющих право собирать доказательства, не исчерпывающий. Помимо указанных здесь лиц представлять документы (предметы) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств вправе также частный обвинитель (ч. 2 ст. 43 УПК РФ) и законный представитель (п. 6 ч. 2 ст. 426, п. 3 ч. 2 ст. 437 УПК РФ) .

———————————
В дальнейшем для краткости, если иное специально не оговорено, все субъекты, на которых распространяется закрепленное в ч. 2 ст. 86 УПК РФ право, будут именоваться «подозреваемый (потерпевший и др.)».

17. Право собирать и (или) представлять имеющие отношение к уголовному делу предметы (документы) у подозреваемого (потерпевшего и др.) присутствует на протяжении всего уголовного процесса. Но это не обязанность. Такой обязанности нет даже у таких участников уголовного процесса со стороны обвинения, как потерпевший (гражданский истец) и его представитель.

18. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и (или) их представители наделены правом собирать и (или) представлять имеющие отношение к уголовному делу письменные документы и (или) предметы, но не доказательства.

19. Поэтому даже в случае признания им необходимости собирания и (или) представления документа (предмета) для приобщения его к уголовному делу в качестве доказательства окончательное решение о производстве любого из данных видов деятельности принимает он сам. И законодатель подозреваемому (потерпевшему и др.) даже в такой ситуации позволяет собрать предметы (документы), но не представлять их следователю (дознавателю и др.), а также, имея возможность собирания предметов (документов), отказаться от осуществления этого вида деятельности.

20. Закон не содержит перечня и соответственно правил производства подозреваемым (потерпевшим и др.) действий, направленных на собирание, так же как и на представление письменных документов и (или) предметов для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Поэтому, если при собирании подозреваемым (потерпевшим и др.) документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств не были нарушены установленные законодательством запреты, этот вид деятельности нельзя признать осуществленным с нарушением требований УПК РФ. После этого полученный подозреваемым (потерпевшим и др.) имеющий отношение письменный документ и (или) предмет должен быть вовлечен в уголовное судопроизводство в порядке, предусмотренном УПК РФ. Вовлечение такого документа (предмета) может быть осуществлено, по крайней мере, тремя путями:

— в порядке предполагаемого ч. 2 ст. 86 УПК РФ получения документа (предмета), представленного для приобщения его к уголовному делу в качестве доказательства;

— в процессе производства следственного (судебного) действия;

— путем осуществления предусмотренных УПК РФ непроцессуальных способов собирания доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК РФ).

21. Представление документов (предметов) для приобщения к уголовному делу в качестве доказательства может осуществляться в любых не запрещенных законом формах. Это может быть как передача, так и вручение, пересылка вышеуказанных предметов (документов) следователю (дознавателю и др.). Законодатель не определил, оформляется ли документ, закрепляющий факт получения представленного предмета (документа). Соответственно, если таковой не был составлен, нельзя признать представление осуществленным с нарушением требований УПК РФ. Между тем нами рекомендуется все же составлять процессуальный документ по правилам, аналогичным порядку протоколирования следственного действия, где и фиксировать факт, ход и результаты получения представленного подозреваемым (потерпевшим и др.) предмета (документа).

22. Наличие у подозреваемого (потерпевшего и др.) права представлять предметы и (или) документы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства предполагает возложение на следователя (дознавателя и др.) обязанности получать таковые именно для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Если же у следователя (дознавателя и др.) имеется обязанность получать объект для приобщения его к уголовному делу в качестве доказательства, то последовательно заявить, что на него возложена также обязанность осуществить указанную деятельность (приобщить представленный объект к уголовному делу в качестве доказательства).

23. Приобщение таковых к уголовному делу осуществляется по-разному, в зависимости оттого, признаками какой разновидности доказательств представленная вещь обладает. Объекты, обладающие признаками иного документа, приобщаются к уголовному делу в один этап, а вещественного доказательства — в два. Причем первый этап приобщения к уголовному делу предметов (документов) с признаками вещественного доказательства аналогичен порядку приобщения объектов с признаками иных документов.

24. Сначала производится деятельность по вовлечению в уголовный процесс предмета и (или) документа, отразившего на себе сведения, имеющие отношение к уголовному делу. Она может осуществляться, по крайней мере, путем получения данного объекта, представленного в порядке ч. 2 ст. 86 УПК РФ, производства следственных действий (выемки, обыска, осмотра и т.п.) и (или) иных указанных в УПК РФ средств собирания доказательств.

25. Если носитель имеющих отношение к уголовному делу сведений обладал признаками иного документа, то сам процесс вовлечения является приобщением его к уголовному делу. После этого в уголовном деле появляется доказательство — иной документ. Когда же предмету (документу) были присущи характеристики вещественного доказательства, после вовлечения в уголовный процесс он еще не считается полностью приобщенным к уголовному делу. Для того чтобы он стал вещественным доказательством, должен пройти второй этап приобщения его к уголовному делу. Названный второй этап состоит из двух элементов:

— осмотра и по возможности фотографирования данного носителя доказательственной информации;

— вынесения особого постановления о признании его вещественным доказательством и приобщении к уголовному делу. В данном постановлении решается вопрос об оставлении вещественного доказательства при уголовном деле или о сдаче его на хранение владельцу либо иным лицам или организациям.

26. Только после процессуального оформления вышеуказанного протокола следственного действия и постановления конкретный объект, к примеру, нож или паспорт, будет считаться приобщенным к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

27. Так как на момент начала указанного «второго этапа» доказательство в уголовном деле уже имеется, рассматриваемый период следует последовательно вычленять как самостоятельный элемент процесса доказывания. Нами рекомендуется анализируемую часть доказывания именовать закреплением доказательств . Аналогичные предложения исходили и от других процессуалистов . Между тем мы вынуждены признать, что многие процессуалисты действия, составляющие данный этап доказывания, полностью относят к элементу содержания процесса доказывания, именуемого собиранием доказательств .

———————————
См.: Рыжаков А.П. Курс уголовного процесса (структурно-логические схемы): Учеб. пособие. М.: Юрид. фирма «Контракт», Инфра-М, 2001. С. 150; и др. В последующих учебниках (кратких курсах уголовного процесса) я не указывал на наличие такого элемента (закрепления доказательств) процесса доказывания (см., к примеру: Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. 3-е изд., перераб. М.: Норма, 2004. С. 223 — 233). Делалось мной это умышленно. На мой взгляд, та учебная литература, где я касался вопроса содержания процесса доказывания, имела цель изложить наиболее часто встречающийся подход к данному процессуальному институту. Что я и старался сделать. Замалчивание вопроса наличия самостоятельного элемента процесса доказывания, коим является закрепление доказательств, имело целью ограждение студентов от возможных дополнительных и притом сложных вопросов преподавателей.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

См., к примеру: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 121; и др.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

К такому выводу приходишь из анализа следующих работ. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: ТК «Велби». С. 148; и др.

28. Анализ содержания ч. 3 к.с. позволяет сделать следующие выводы. Реально защитник может собирать только иные документы. Вовлечение же предметов (документов) с признаками вещественных доказательств в уголовно-процессуальное доказывание предполагает их обязательный последующий осмотр, а также вынесение следователем (дознавателем и др.) постановления о признании таковых вещественными доказательствами и приобщении к уголовному делу. А эти действия защитник делать не вправе. Это полномочие следователя (дознавателя и др.). Иначе говоря, ч. 3 к.с. предоставляет защитнику право как собирать доказательства, так и собирать и (или) представлять документы и (или) предметы для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств .

———————————
В дальнейшем для краткости, если иное специально не оговорено, два названных вида деятельности будем здесь именовать собиранием доказательств.

29. Рекомендуется оформлять получение имеющих отношение к уголовному делу объектов, о котором идет речь в п. 1 ч. 3 к.с., письменным документом, по форме аналогичным протоколу выемки. Эта же рекомендация распространима на документы, в которых могли бы фиксироваться факты применения защитником предоставленных ему п. п. 2 и 3 ч. 3 к.с. полномочий. В составляемом документе после отражения пояснений опрашиваемого лица последовательно сделать, например, такую запись: «Опрашиваемый в процессе дачи объяснения представил обнаруженный на его дачном участке нож».

30. Получение сведений (опрос лиц с их согласия) рекомендуется фиксировать также в письменном документе, который оформляется по аналогии с протоколом допроса. По аналогии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ сообщаемые опрашиваемым сведения не должны основываться на догадке, предположении, слухе. Опрашиваемый должен иметь возможность указать источник своей осведомленности.

31. Однако при этом следует иметь в виду, что сведения, полученные защитником, отличаются от показаний свидетеля, данных на допросе. Их различия заключаются в следующем:

1) опрашиваемое защитником лицо не обязано отвечать на поставленные ему вопросы;

2) сведения от опрашиваемого должны получаться по месту его нахождения (жительства, работы), иначе говоря, его нельзя вызывать куда-либо в этих целях (повесткой или иным путем);

3) опрашиваемый не может быть подвергнут приводу;

4) лицо, сообщающее защитнику сведения, имеющие отношение к уголовному делу, не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний.

32. Вместе с тем и при опросе лицу предоставляется право говорить на родном языке, знакомиться с содержанием объяснения, засвидетельствовать его правильность. Опрос малолетних очевидцев защитнику рекомендуется производить в присутствии педагога (родителей). Так же как и при допросе, при опросе подозреваемый (потерпевший и др.) вправе представлять доказательства в порядке ч. 2 к.с. Но не только у подозреваемого (потерпевшего и др.) защитник вправе получить предметы (документы) и (или) иные сведения. Законодатель не ограничил круг лиц, посредством общения с которыми может быть реализовано предоставленное защитнику п. 1 ч. 3 к.с. полномочие.

В судебной практике протокол опроса, оформленный защитником, исследуется как равноценное другим доказательство .

———————————
См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2008 год» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 7.

33. Пункт 3 ч. 3 к.с. предоставил защитнику право истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Законодатель здесь в противовес п. 1 той же части говорит об истребовании, а не о получении. Соответственно, предполагается возможность обеспечения данного полномочия защитника государственным принуждением.

34. Оформлять факт истребования рекомендуется запросом со ссылкой на соответствующую статью УПК РФ и на факт осуществления защиты подозреваемого (обвиняемого) по конкретному уголовному делу. Однако возможны и любые иные письменные формы закрепления факта истребования. К таковым относятся:

1) протокол истребования;

2) постановление об истребовании;

3) объяснение защитника о снятии им копий с документов и др.

35. Так же как и в случае получения предметов и документов, истребование таковых путем оформления протокола истребования рекомендуется осуществлять с учетом и по аналогии с правилами производства (протоколирования) выемки.

36. Часть 3 к.с. законодателем неудачно сформулирована. Ознакомление с ее содержанием может привести к мысли, что защитнику предоставлено право истребовать документы не у любого из указанных органов (учреждений), а только у тех, «которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии».

37. Между тем, думается, что данной нормой права законодатель хотел сказать иное. А именно то, что указано в п. 1 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Здесь отмечено, что адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

38. Так как в большинстве случаев защитником в уголовном процессе выступает адвокат, позволительно предположить, что окончание п. 3 ч. 3 к.с. не ограничивает круг учреждений, у которых защитником могут быть истребованы документы, а, напротив, возлагает на последние обязанность предоставлять защитнику запрашиваемые документы или их копии.

39. См. также комментарий к ст. ст. 5, 84, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК РФ .

———————————
Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Собирание доказательств в российском уголовном процессе. Комментарий к ст. 86 УПК РФ. М., 2004; Рыжаков А.П. Собирание (проверка) доказательств. Показания как средство доказывания: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

40. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК РФ.

41. См. также комментарий к ст. 244 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Основным способом собирания доказательств является производство следственных и судебных действий, результатом которых становится получение облеченных в предусмотренную законом процессуальную форму сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению. Закон устанавливает порядок проведения следственных действий, нарушение которого влечет недопустимость полученных доказательств (см. комментарий к ст. 75 УПК РФ).

2. Закон предусматривает возможность получения доказательств и посредством иных, помимо указанных в главах 23 — 27, 37 УПК РФ, действий. Такими действиями является истребование документов, а также их приобщение к делу.

3. Предоставление перечисленным в ч. 2 ст. 86 участникам процесса права собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств порождает обязанность лица (органа), в чьем производстве находится дело, разрешить заявленное ходатайство. Если оно будет удовлетворено, то документ или предмет обретут статус доказательства. Таким образом, процессуальным действием, влекущим появление в деле нового доказательства, является постановление (определение) о приобщении к делу документа или предмета.

4. Формулировка ч. 2 ст. 86 является более точной, чем указание на право «представлять доказательства», принадлежащее потерпевшему (ст. 42 УПК РФ), гражданскому истцу (ст. 44 УПК РФ), подозреваемому (ст. 46 УПК РФ), обвиняемому (ст. 47 УПК РФ) и гражданскому ответчику (ст. 54 УПК РФ).

Все перечисленные участники процесса могут лишь заявлять ходатайства об истребовании письменных документов, приобщении к уголовному делу имеющихся в их распоряжении документов и предметов в качестве доказательств, а также о производстве следственных и судебных действий, направленных на получение конкретного доказательства.

5. Круг лиц, правомочных заявлять ходатайства, порядок их заявления и разрешения установлены законом (см. комментарий к ст. ст. 119 — 122 УПК РФ).

6. Процессуальная регламентация участия защитника в собирании доказательств сформулирована в законе достаточно широко: получение предметов, документов и иных сведений (п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ). В п. 2 ч. 3 и п. 3 ч. 3 данной статьи конкретизированы два из возможных способов получения интересующей защитника информации. Во-первых, это опрос любого лица, если оно даст согласие отвечать на вопросы защитника. В силу этого положения закона защитник не нарушает ни процессуальных норм, ни профессиональной этики, если он предложит лицу сообщить те или иные сведения. Однако лицо, которому защитник сделал такое предложение, вправе ответить отказом, и принуждать его к беседе защитник не может. Защитник не вправе предложить допрошенному лицу изменить свои показания в суде. Во-вторых, это истребование справок, характеристик, иных документов от тех органов и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Несмотря на указанное в ч. 3 ст. 86 право защитника собирать доказательства, его содержательное раскрытие свидетельствует о том, что сведения, собираемые им, не имеют надлежащей процессуальной формы и в силу этого не могут иметь статуса доказательств. Указанные документы приобретают такой статус только после решения суда, прокурора, следователя, дознавателя о приобщении их к материалам дела.

7. Право организации предоставлять не подлинник, а копию запрашиваемого документа основано на заменимости последнего, поскольку значение для дела имеет лишь его содержание, а не материальные признаки.

Популярное:

  • Новая машина 2012 года когда проходить техосмотр Новый порядок прохождения техосмотра В чем заключается новый порядок прохождения техосмотра и когда он уступает в силу? - транспортные средства (ТС) с разрешенной максимальной массой до […]
  • Обсуждение нового закона о госслужбе Обсуждение нового закона о госслужбе Президент Российской Федерации, 2004-07-27 Комментарий Принят Государственной Думой 7 июля 2004 г. Одобрен Советом Федерации 15 июля 2004 г.Положения […]
  • Пленум 3271 ук рф Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. № 10 “О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации” В связи с вопросами, […]
  • Ответственность военнослужащих за административные правонарушения Статья 2.5 КоАП РФ. Административная ответственность военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания Новая редакция Ст. 2.5 КоАП РФ 1. За […]
  • Список адвокатов рсо алания Филиал Коллегии адвокатов №1 Дата публикации: 01 сентября 2018 . Коллегия располагает филиалом, который расположен по адресу: РФ Московская область г.Домодедово, ул.Ломоносова, дом 10, […]
  • Адвокат антипина Архангельск. Адвокаты. Адвокатские услуги Адвокат Антипина Л.В. Адрес: Архангельск, ул. Попова, 14, оф. 539 Телефоны: +7 (8182) 28-86-34, +7 (921) 075-66-81 Время работы: […]