Приговоры по ст 174 ук рф

Содержание статьи:

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 марта 2007 г. N 83-Д06-20 "Суд ошибочно признал в действиях лица состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 174.1 УК РФ" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 марта 2007 г. N 83-Д06-20
«Суд ошибочно признал в действиях лица состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 174.1 УК РФ»
(извлечение)

Бежицким районным судом г. Брянска 27 марта 2006 г. Садкевич осужден по ч. 1 ст. 228.1 , п. «б» ч. 2 ст. 228.1 и по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ.

Он признан виновным в незаконном сбыте наркотических средств — героина в крупном размере и экстракта маковой соломки, кроме того, в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных им в результате совершения преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Брянского областного суда 12 мая 2006 г. приговор изменила, из описательно-мотивировочной части исключила указание на протокол выемки и заключение эксперта как на доказательства вины осужденного, в остальной части приговор оставила без изменения.

Президиум Брянского областного суда 27 сентября 2006 г. приговор и кассационное определение отменил в части определения судьбы вещественных доказательств, дело в этой части направил на рассмотрение в порядке, предусмотренном ст.ст. 396 , 397 УПК РФ, в остальной части судебные решения оставил без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Садкевич просил приговор изменить, смягчить назначенное ему наказание.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 марта 2007 г. приговор и другие судебные решения изменила, указав следующее.

Садкевич признан виновным в том, что 12 января 2006 г. в торговом киоске частного предпринимателя К. легализовал часть денежных средств, приобретенных им в результате совершения преступления (сбыта наркотического средства — героина): он купил карту оплаты сотового телефона стоимостью 160 руб., при этом расплатился денежной купюрой достоинством в 500 руб. Указанные действия Садкевича судом квалифицированы по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ как совершение сделки с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления.

Между тем ст. 174.1 УК РФ предусматривает ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, т.е. за совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем, либо использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование.

Для решения вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, необходимо установить, что названные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом совершены в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Садкевич, незаконно сбыв наркотическое средство, 160 руб. из полученных 4 тыс. рублей потратил на приобретение телефонной карты. Однако преследовал ли он цель отмывания денежных средств, полученных в результате совершения преступления, и имел ли умысел на их легализацию, в приговоре не указано.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор в отношения Садкевича в части его осуждения по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ отменила и на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ производство по делу прекратила за отсутствием в действиях состава преступления.

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 октября 2009 г. N 41-Д09-22 В соответствии с уголовным законом ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, наступает только в случае совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом в крупном размере

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 октября 2009 г. N 41-Д09-22

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу адвоката Иванова В.Д. на приговор Таганрогского городского суда Ростовской области от 15 июля 2005 года, которым

по ч. 4 ст. 159 УК РФ за каждое из 59 преступлений к 5 годам лишения свободы без штрафа,

ч. 4 ст. 159 УК РФ за каждое из 28 преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа,

ч. 4 ст. 159 УК РФ за каждое из 6 преступлений к 6 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа,

п.п. «а , б» ч. 2 ст. 171 УК РФ на 3 года лишения свободы,

ч. 4 ст. 174-1 УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

По этому же делу осуждена Стадникова О.И., в отношении которой приговор не обжалуется.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 15 ноября 2005 года приговор изменен, из осуждения по ч. 4 ст. 159 УК РФ (по 93 преступлениям) исключен квалифицирующий признак мошенничества «в особо крупном размере»; исключено осуждение по п.п. «а , б» ч. 2 ст. 171 УК РФ; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (93 преступления), ч. 4 ст. 174-1 УК РФ, назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; в остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Ростовского областного суда от 21 февраля 2008 года приговор и кассационное определение изменены, исключен квалифицирующий признак ч. 4 ст. 174-1 УК РФ «в крупном размере» переквалифицированы действия Бородачева С.Ю. со ч. 4 ст. 174-1 УК РФ (в редакции закона от 21.07.2004 года) на ч. 4 ст. 174-1 УК РФ (в редакции закона от 08.12.2003 года, по которой назначено 10 лет лишения свободы без штрафа; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности 93 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ и преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 174-1 УК РФ (в редакции закона от 08.12.2003 года), путем частичного сложения окончательно назначено 10 лет 4 месяца лишения свободы без штрафа; в остальной части приговор и кассационное определение оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Кочина В.В. мнение прокурора Титова В.П., полагавшего жалобу адвоката Иванова В.Д. удовлетворить частично, судебная коллегия установила:

Бородачев С.Ю. с учетом внесенных изменений признан виновным в совершении в период с 4 ноября 2003 года по 18 июня 2004 года в г. . области мошенничества в отношении 93 лиц организованной группой, а также легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных в результате совершения преступлений, организованной группой.

В надзорной жалобе адвокат Иванов В.Д. оспаривает правильность квалификации действий Бородачева С.Ю., утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в этой связи просит пересмотреть приговор.

Проверив доводы надзорной жалобы по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению частично.

Судом установлено, что Бородачев С.Ю. и осужденная по этому же делу Стадникова О.И., заранее объединившись в организованную группу с целью совершения мошеннических действий, при отсутствии необходимой лицензии образовали некоммерческое партнерство «Общество взаимного страхования «. «, руководя которым, стали привлекать в него новых участников. При этом в период времени с 4 ноября 2003 года по 18 июня 2004 года путем сбора вступительных, членских и дополнительных взносов Бородачев С.Ю. и Стадникова О.И. получили без отражения по бухгалтерскому учету от 93 лиц деньги на общую сумму . рублей, из которых . рубль был похищен, и . рублей израсходовано на выплату вознаграждения себе и некоторым членам НП «ОВС . «, выдачу заработной платы, налоги, оплату аренды и ремонта офиса, приобретение товаров и инвентаря, рекламу деятельности Общества, услуги адвоката, и, таким образом, легализовано.

Вина в этих преступлениях подтверждена доказательствами, полно изложенными в приговоре суда, в этой части выводы суда не вызывают сомнений.

Руководствуясь примечанием к ст. 174 УК РФ, суд надзорной инстанции обоснованно исключил из осуждения Бородачева С.Ю. по ч. 4 ст. 174-1 УК РФ (в редакции закона от 08.12.2003 года) квалифицирующий признак совершения преступления «в крупном размере», но приговор не изменил.

Между тем, согласно закону, уголовная ответственность по ч. 4 ст. 174-1 УК РФ наступает только в случае совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом в крупном размере. По данному делу денежных операций в крупном размере не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 408 , 409 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Таганрогского городского суда Ростовской области от 15 июля 2005 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 15 ноября 2005 года, постановление президиума Ростовского областного суда от 21 февраля 2008 года в отношении Бородачева С.Ю. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 174-1 ч. 1 УК РФ на ст. 174-1 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде штрафа в размере . рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 4 УК РФ (по 93 преступлениям) и по ст. 174-1 ч. 1 УК РФ, к отбыванию назначить 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, со штрафом . рублей в федеральный бюджет. В этой части приговор исполнять самостоятельно.

В остальном приговор и последующие судебные решения оставить без изменения.

Приговоры по ст 174 ук рф

Адрес:
660049, г. Красноярск пр. Мира, 32
Электронная почта:
krpro@krasinter.ru

Телефон приемной:
(391) 265-84-00
Телефон дежурного прокурора:
(391) 227-48-78

Верховный Суд Российской Федерации обобщил судебную практику по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем, создает основу теневой экономики, причиняет вред экономической безопасности и финансовой стабильности государства, затрудняет раскрытие и расследование преступлений, обеспечивает возможность преступным группам (организациям) финансировать и осуществлять свою противоправную деятельность.

В связи с актуальностью данного вопроса, в целях формирования единообразной судебной практики Пленумом Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) даны разъяснения по некоторым вопросам, что отражено в Постановлении от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем».

Приведем основные положения данного постановления, разъяснившие некоторые спорные вопросы, возникающие в судебной практике при рассмотрении уголовных дел данной категории.

Согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 07.07.2015 № 32 предметом преступлений, предусмотренных ст.ст. 174, 174.1 УК РФ, являются денежные средства или иное имущество, незаконное приобретение которых является признаком конкретного состава преступления (например, хищения, получения взятки), а также денежные средства и иное имущество, полученное в качестве материального вознаграждения за совершение преступления (например, за убийство по найму), либо в качестве платы за сбыт предметов, ограниченных в обороте. Кроме того, к предметам вышеуказанных преступлений относится также имущество, полученное в результате переработки имущества, приобретенного преступным путем или в результате совершения преступления (например, объект недвижимости, построенный из стройматериалов, приобретенных преступным путем).

Для квалификации действий лица по ст.ст. 174, 174.1 УК РФ судам в обязательном порядке необходимо установить 3 обстоятельства: приобретение денежных средств и иного имущества преступным путем, совершение финансовых операций и сделок с указанным имуществом, а также цель придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению таким имуществом.

При этом по смыслу закона, указанные финансовые операции и сделки заведомо для виновного маскируют связь легализуемого имущества с преступным источником его происхождения.

В соответствии с п. 11 Постановления от 07.07.2015 № 32 о направленности умысла на легализацию не свидетельствует распоряжение денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем, в целях личного потребления (приобретение продуктов питания, товаров первой необходимости, получение бытовых услуг и т.п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела совершение таких действий может быть квалифицировано по ст. 175 УК РФ или охватываться статьей Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за основное преступление.

Кроме того, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации также дано разъяснение по спорным вопросам, относящимся к моменту окончания преступлений, предусмотренных ст.ст. 174, 174.1 УК РФ.

В тех случаях, когда названные преступления совершались путем сделки, их следует считать оконченными с момента фактического исполнения виновным лицом хотя бы части обязанностей или реализации хотя бы части прав, которые возникли у него по совершенной сделке. Если же создается лишь видимость заключения сделки с имуществом, преступления следует считать оконченными с момента оформления договора между виновным и иным лицом (например, с момента подписания договора об оплате услуг, которым маскируется преступное приобретение соответствующих денежных средств).

На признание преступления оконченным не влияет то обстоятельство, что финансовые операции и сделки осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, проводимого в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В п. 16 Постановления от 07.07.2015 № 32 приводятся основания для разграничения составов преступлений, предусмотренных ст. 174 и ст. 175 УК РФ. В отличие от состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества (ст. 174 УК РФ), заранее не обещанные приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ), совершаются без цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению таким имуществом.

При квалификации содеянного по ст.ст. 174, 175 УК РФ следует в обязательном порядке установить, что виновное лицо знало о преступном происхождении имущества. При этом, по смыслу закона, лицо может быть не осведомлено о конкретных обстоятельствах основного преступления.

Важным обстоятельством, на которое обращается внимание судов, является необходимость решения при вынесении приговора вопроса о конфискации имущества в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 174, 174.1 УК РФ, в соответствии с правилами, установленными ст.ст. 104.1-104.3 УК РФ.

Данное разъяснение подтверждается судебной практикой Красноярского краевого суда.

Так, президиумом Красноярского краевого суда 24.02.2015 изменен приговор Железногорского городского суда Красноярского края от 28.05.2014, постановленный в отношении Ш. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ. В части осуждения Ш. по ч. 1 ст. 174 УК РФ вышеуказанный приговор отменен с прекращением уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления.

Согласно приговору, Т., осужденный приговором Железгорского городского суда от 04.04.2014, занимался незаконным сбытом наркотических средств. Часть незаконно полученных от преступной деятельности денежных средств, Т. передавал Ш., состоящей с ним в гражданском браке. Ш., достоверно зная о преступном происхождении указанных денежных средств, передавала их Ч. в счет оплаты за арендованную квартиру.

Таким образом, действия Ш. не имели цели придания правомерности владения денежными средствами, полученными в результате совершения преступлений, в связи с чем, не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174 УК РФ.

ВС РФ обобщил практику по «отмыванию» преступных доходов

Из постановления ВС РФ о легализации преступных доходов исключены «налоговые» статьи УК РФ, судам разрешено принимать решения не только на основании приговора по основному преступлению, но и постановлений о прекращении или приостановлении следствия, а в одной сделке по «отмыванию» может участвовать имущество, полученное в результате нескольких преступлений.

Пленум Верховного суда РФ утвердил постановление о судебной практике по делам о легализации преступных доходов. Оно призвано регламентировать применение практики по 174 (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем), 174.1 (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления) и 175 (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) УК РФ. Предыдущий аналогичный документ высшей судебной инстанции государства был принят в ноябре 2009 года. Однако в «старом» постановлении легализации было посвящено лишь девять пунктов из двадцати семи, остальная часть документа касалась незаконного предпринимательства. Впервые проект был рассмотрен на заседании Пленума 15 июня (подробнее>>>), но тогда его отправили на доработку. Сегодня зампредседателя ВС РФ Владимир Давыдов рассказал об итогах работы редакционной комиссии.

Из текста документа исключили одобренный многими во время предыдущего обсуждения п. 11, в котором судам при установлении признаков субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, было предложено учитывать профессиональные знания и опыт сотрудников банков и иных кредитных организаций, которые позволяют «с большой долей вероятности выявить намерение клиента банка легализовать (отмыть) денежные средства, полученные преступным путем, а также характер и содержание совершенных им действий». Также был вымаран схожий п. 21 в котором конкретизировалось, что под лицами, использующими свое служебное положение следует понимать должностных лиц, лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, а также служащих кредитных и иных финансовых организаций, в обязанности которых входит совершение финансовых операций. Из числа соисполнителей преступлений исключены нотариусы и государственные регистраторы, которые помогают в легализации имущества, используя свое служебное положение. В новой редакции постановления им могут быть предъявлены обвинения в пособничестве.

В проекте предметом преступления, помимо денег и имущества, приобретенного в результате совершения любого из общественно опасных деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ, предлагалось считать средства и имущество организаций и физлиц, за счет которых должно проводиться взыскание недоимки по налогам или таможенным платежам, возникшей за счет преступного уклонения от их уплаты. А также имущество, незаконно провезенное через границу РФ и Таможенного союза. Во время обсуждения многие высказывались против включения в этот пункт налоговых преступлений, считая, что перечисленные выше средства и имущество приобретены лицом или компанией еще до совершения преступления. Члены комиссии учли что ранее законодатель исключил «налоговые» статьи УК РФ (194, 198, 199, 199 1 и 199 2 ) из числа предикатных для преступлений, связанных с отмыванием доходов, и посчитали, что без внесения соответствующих законодательных изменений включать их в текст постановления не нужно.

Много споров вызвал п. 2, в котором обсуждались варианты ответственности в том случае, когда предметом преступления становится имущество, гражданский оборот которого на территории нашей страны ограничен. К нему относятся драгоценные металлы, ядерные материалы и радиоактивные вещества, огнестрельное оружие, взрывчатые вещества и взрывные устройства, наркотические вещества (ответственность за их незаконный оборот предусмотрена, соответственно ст. 191, 220, 222, 222 1 , 228 1 УК РФ). Предстояло решить, квалифицировать ли такие преступления по совокупности указанных выше статей со ст. 174 и 174 1 УК РФ или только по соответствующим статьям как приобретение либо сбыт оружия, боеприпасов, наркотических средств и так далее. Редакционная комиссия решила, что если имущество ограничего в обороте, то преступления не треб дополнительной квалификации по статьям о легализации.

Дискуссию, по словам Давыдова, вызвало содержание п. 4 о том, что вывод суда, рассматривающего уголовное дело по ст. 174 и 174¹ о преступном характере приобретения имущества может основываться не только на обвинительном приговоре по основному преступлению, но и на постановлениях органов предварительного расследования о прекращении или приостановлении следствия. По мнению редакционной комиссии, такой подход не нарушает принцип презумпции невиновности.

В п. 9 комиссия внесла разъяснения о правилах квалификации в том случае, если легализуемое имущество приобретено в результате свершения нескольких преступлений. «Поскольку составы легализации – формальные, в соответствии с ними легализацией следует считать всю цепь сделок и рассматривать их как длящееся преступление, – объяснил докладчик. – Главное здесь – умысел, за один раз можно «отмывать» «смешанные» деньги или имущество, полученные в результате нескольких предикатных преступлений».

С полным текстом постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» можно ознакомиться по ссылке.

Приговоры по ст 174 ук рф

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО РАССМОТРЕНИЮ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИИ) ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА (СТ.174 УК РФ), ПРИОБРЕТЕННОГО ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ И О ЛЕГАЛИЗАЦИИ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ИЛИ ИНОГО ИМУЩЕСТВА, ПРИОБРЕТЕННЫХ ЛИЦОМ В РЕЗУЛЬТАТЕ СОВЕРШЕНИЯ ИМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ (СТ.174.1 УК РФ) ЗА ПЕРИОД 2014-2015 ГОДОВ.

За период 2014-2015 г., как показало обобщение судебной практики, из 23 судов Тульской области дела указанной категории рассматривались в Богородицком и Новомосковском судах Тульской области, а так же в Центральном районном суде города Тулы.

Принято шесть судебных решений, из которых постановлено 3 обвинительных приговора, 2 оправдательных приговора и по 1 делу уголовное судопроизводство прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения за отсутствием в действиях состава преступления.

Как видно из тех ответов, которые представлены судами, рассмотревшими дела по преступлениям, ответственность за которые наступает по ст.ст.174, 174.1 УК РФ, каких-либо проблем и вопросов, требующих разъяснения при их рассмотрении, не возникло.

Вместе с тем, обобщив незначительную судебную практику, в целях единообразия применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона, на наш взгляд, имеется необходимость коснуться данной темы.

Одной из опасностей, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем, наряду с созданием теневой экономики, причинением вреда экономической безопасности и финансовой стабильности государства, является так же возможность финансирования и осуществления противоправной деятельности.

Международное сообщество стремится выработать эффективные меры по предупреждению транснациональной легализации (отмывания) денежных средств или иного имущество и принимает ряд документов в этом направлении.

В Российской Федерации правовой основой противодействия нелегальному обороту преступных доходов являются Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и другие нормативные акты.

В целях уголовно-правового обеспечения противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем, и в интересах выполнения международных обязательств Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает как уголовную ответственность за легализацию(отмывание) денежных средств или иного имущества, заведомо приобретенных другими лицами преступным путем (ст.174 УК РФ), так и за легализацию(отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст.174.1 УК РФ).

Объектом преступного посягательства в преступлениях данной категории является установленный порядок осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, а объективная сторона выражается в действиях — совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, которые являются предметом преступления.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от № 32 от 7 июля 2015 года определено понятие финансовых операций.

Так, под финансовыми операциями для целей статей 174, 174.1 УК РФ следует понимать любые операции с денежными средствами (наличные или безналичные расчеты, кассовые операции, перевод или размен денежных средств, обмен одной валюты на другую и т.п.).

При этом следует учитывать и то, что к таким действиям отнесены действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а равно на создание видимости возникновения или перехода гражданских прав и обязанностей.

Данные преступления являются преступлениями с формальным составом.

При этом необходимо учитывать, что для квалификации действий не имеет значения сумма легализованных денежных средств или иного имущества. Размер легализации (отмывания) для наличия состава преступления следует определять с учетом положений ч.2 ст.14 УК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Субъективная сторона в обоих составах характеризуется прямой формой вины и заведомостью преступного характера денежных средств или иного имущества, которое легализуется.

Различие в этих преступлениях определяется по субъекту преступления.

В ст.174 УК РФ субъектом является вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет, но при этом не участвующее (в любой форме соучастия) в совершении преступления, в результате которого были приобретены денежные средства или иное имущество.

В ст.174.1 УК РФ субъектом данного преступления является вменяемое физическое лицо, участник совершения преступления, в результате которого были приобретены денежные средства или иное имущество.

В судебной практики Российской Федерации возникали вопросы по разграничению комментируемого состава с хищениями.

В большинстве случаев, оправдывая лиц по ст.174.1. УК РФ суды приходили к выводу о том, что корыстная цель является обязательным признаком любого хищения, и сделки с чужим имуществом, полученным лицом в результате совершения им преступлений, связанных с хищением, полностью охватываются составами таких деяний, а действия с этим имуществом представляют собой акт распоряжения похищенным как своим собственным.

Несмотря на незначительную судебную практику по рассмотрению уголовных дел, ответственность за которые предусмотрена по ст. 174, 174.1 УК РФ, выявлены недостатки, требующие пояснений.

Так, по приговору … районного суда Л. осуждена за 21 преступление, предусмотренное ч.3 ст. 160 УК РФ, за 1 преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 160 УК РФ, за 11 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 327 УК РФ, за 1 преступление, предусмотренное п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ.

По совокупности преступлений и по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний ей назначено 2 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима « с лишением права занимать должности, связанные с финансовой и хозяйственной и бухгалтерской деятельностью на государственной службе, сроком на 4 года».

Как установил суд, Л., занимая должность ведущего специалиста по обслуживанию частных лиц и совмещая функции контролера и кассира ОК ВКУ ОСБ №№ Тульского ОСБ №, используя служебное положение, совершила ряд присвоений чужого имущества, подделала для этого необходимые документы.

Кроме этого, как указано в приговоре, Л. изъяла наличные денежные средства в сумме 323 173,88 руб. из кассы отделения Сбербанка. После чего, используя свое служебное положение, решила совершить с этими денежными средствами финансовые операции с целью придания правомерного вида их владенью, пользованию и распоряжению.

22 февраля 2014 года Л. осуществила денежный перевод на ипотечный счет своего мужа, погасив задолженность по ипотечному кредиту.

В результате преступления после погашения задолженности дома, находящегося в залоге ОАО «Сбербанк», дом был продан третьим лицам.

Эти действия, связанные с совершением финансовой операции по внесению денежных средств, суд расценил как наличие состава преступления, предусмотренного п. «б» ч . 3 ст. 174.1 УК РФ.

Несмотря на то, что дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства и квалифицируя действия осужденной по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, суд в приговоре не указал, по каким основаниям пришел к выводу о наличии состава преступления, связанного с легализацией денежных средств. Суд так же не указал, по каким основаниям действия Л., указанные в обвинении, не подпадают под примечания, изложенные в п. 1 ст. 158 УК РФ.

Есть так же необходимость остановиться на назначенном осужденной наказании.

По п. «б» ч.3 ст. 174.1 УК РФ Л. определен 1 год лишения свободы.

Наказание вошло в совокупность наказаний, назначенных по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

При этом, как следует из резолютивной части приговора, назначая наказание, как за каждое преступление, так и по совокупности, суд не учел положения ст. 47 УК РФ, а так же Пленума Верховного суда РФ «О практике назначения суда Российской Федерации уголовного наказания».

Согласно данным нормативным актам за одно и то же преступление осужденному не может быть назначено одновременно лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Это правило распространяется как на дополнительное, так и на основное наказание.

Как видно из приговора, приходя к выводу о том, что по ч. 3 ст. 160 УК РФ Л. не следует лишать свободы, суд приговорил её к наказанию за каждое из 21 преступления на 2 года «лишения права занимать должности, связанные с финансово-хозяйственной и бухгалтерской деятельностью, на государственной службе».

Таким образом, суд лишил права Л. занимать определенные должности, связанные с определенной деятельностью и не учел, что лишение права занимать определенные должности и лишение права заниматься определенной деятельностью являются самостоятельными видами наказания и не могут назначаться одновременно.

Не совсем объясним, с точки зрения уголовного закона, и тот факт, что суд указал в приговоре на запрет занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на государственной службе.

Согласно ч.1 ст.47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

Как видно из установленных в приговоре обстоятельств, действия осужденной сопряжены с работой и хищением денежных средство ОАО «Сбербанк России», то есть в коммерческой структуре.

При таких обстоятельствах, исходя из положений статьи 43, 47 УК РФ, суду следовало бы принять одно из двух решений:

-рассмотреть вопрос о лишении Л. права заниматься финансово –хозяйственной и бухгалтерской деятельностью без ссылки на государственную службу.

— либо запретить занимать должности на государственной службе, а также в органах самоуправления должности, связанные с выполнением каких-либо функций или полномочий, но не деятельностью, как об этом указано в приговоре.

Ч. 2 ст. 71 УК РФ предусмотрен порядок определения наказания при их сложении.

Согласно данной правовой норме лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью при назначении в качестве основного наказания и лишение свободы исполняются самостоятельно.

Такого решения в резолютивной части приговора в отношении Л. не имеется, а наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ содержит те же ошибки, которые допущены судом и при назначении наказание за каждое из 21 преступлений.

Редакция резолютивной части приговора дословно изложена так, что дает основание для сомнений в правильности.

Лишение свободы с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, без применения между видами наказаний союза «и» и без ссылки на самостоятельное исполнение наказаний, фактически является наказанием:

— основным — в виде лишения свободы,

— и дополнительным — в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, которое, как дополнительное наказание, осужденной не назначалось.

Приговор оставлен без изменений при отсутствии доводов апелляционного представления на неправильное применение уголовного закона.

Как трактует Постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам о легализации денежных средств…, если имущество, приобретенное преступным путем (в результате совершения преступления), ограничено законом в гражданском обороте и ответственность за его незаконный оборот предусмотрена одной из статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (в частности статьями 186, 191, 220, 222, 222.1, 228.1УК РФ), то совершение с ним сделки в целях придания правомерного вида владенью, пользованию и распоряжению следует квалифицировать только по соответствующей статье уголовного закона без совокупности со ст. 174 или ст.174.1 УК РФ.

Последующее же совершение в указанных целях финансовых операций и сделок с денежными средствами, полученными в результате преобразования такого имущества (к примеру, с денежными средствами, приобретенными в результате продажи наркотических средств) образуют объективную сторону преступлений, предусмотренных ст. 174 или ст.174.1. УК РФ, а поэтому составляют совокупность преступлений.

При смешении не имеющих индивидуально-определенных признаков денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступлений), с однородным правомерно приобретенным имуществом (например, при зачислении на банковский счет денежных средств из разных источников), последующее совершение финансовых операций или сделок с таким имуществом подлежит квалификации по ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ в размере, соответствующем сумме денежных средств либо стоимости иного имущества, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступления.

… городской суд Тульской области, рассматривая уголовное дело в отношении Б., правильно применил уголовный закон.

Установив, что Б., в составе организованной группы, совершал преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств на сумму не менее 79699 рублей, проведенные им финансовые операции с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению деньгами, в виде очередных платежей по заключенным кредитам на эту сумму, суд обоснованно расценил как легализацию (отмывание) денежных средств.

… районный суд города Тулы рассмотрел уголовное дело в отношении М.

Следует признать обоснованным решение этого суда об оправдании М., которая от незаконного оборота наркотических средств получила на банковский счет 435700 рублей, из которых через банкомат обналичила 417300 рублей.

Суд сделал обоснованные выводы о том, что получение денежных средств за наркотики указанным в обвинении способом является преступлением, связанным с незаконным оборотом наркотических средств и самостоятельного состава преступления по ч. 1 ст. 174.1. УК РФ не образует.

В то же время, рассматривая дело в отношении В., заключившего соглашение о сотрудничестве, тот же суд принял противоположное решение, признав В. виновным по ч. 1 ст. 174.1. УК ПРФ за обналичивание денежных средств, то есть за получение денег от сбыта наркотиков через банкомат.

Приговор в отношении В. не содержит каких-либо выводов относительно квалификации действий, вмененных осужденному, в этой части.

В отношении Х., которая органами предварительного расследования обвинялась по ч. 2 ст. 174.1. УК РФ, а именно в том, что сделки по покупке автомобиля и комнаты совершены ею на денежные средства, полученные от организации незаконной миграции, … районным судом города Тулы принято решение об оправдании в этой части.

Суд указал на отсутствие доказательств, представленных по данному обвинению, и констатировал тот факт, что Х. имела и иные источники дохода, незаконность которых в ходе следствия не установлена.

При рассмотрении уголовного дела в отношении К. за незаконное получение кредита государственный обвинитель отказался от поддержания обвинения по п. «б» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Как следует из дела и обвинения К. незаконно получил кредит и в этом признал свою вину полностью, в тоже время денежные средства истратил на строительство свинарника, то есть на цели, на которые кредит и оформлялся.

В ходе рассмотрения дела государственный обвинитель отказался от обвинения, суд принял отказ и производство в этой части прекратил.

В целях формирования единообразной судебной практики судам следует руководствоваться разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 года № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем».

Судья Тульского областного суда Шевелева Л.В.

Приговоры по ст 174 ук рф

Судебная практика по делам о легализации преступных доходов

Свердловским областным судом проведено обобщение практики рассмотрения судами области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 174, 174 ¹ УК РФ.

Статистические данные свидетельствуют о неравномерном поступлении в суды уголовных дел данной категории: в 2004г. — 1 дело, в 2005г. — 21 дело, в 2006г. — 25 дел, в 2007г. — 2 дела.

Рассмотрено только 1 дело по ст. 174 УК РФ. Судами постановлены оправдательные приговоры в отношении 12 лиц. В отношении 22 лиц уголовное преследование было прекращено в связи с отказом прокурора от обвинения по реабилитирующим основаниям. Из 37 осужденных по ст. 174¹ УК РФ большинство осуждены к штрафу (29 лиц), к лишению свободы – 2 лица, к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ – 6 лиц.

В судебной практике существуют проблемы, связанные с толкованием термина легализации (отмывания) доходов.

Отмывание преступных доходов в настоящее время в абсолютном большинстве случаев выявляется в ходе предварительного следствия как дополнительный состав к основному преступлению. Легализация преступных доходов является латентным видом преступной деятельности.

Уголовно-правовая составляющая легализации преступных доходов состоит из двух способов «отмывания»:

— совершение «финансовых операций» или «других сделок» с приобретенными заведомо преступным путем денежными средствами или иным имуществом;

— «использование предметов легализации в предпринимательской или иной экономической деятельности».

Понятие «финансовая операция» поглощается понятием «другая сделка». Поэтому можно говорить о правовой и смысловой идентичности этих терминов.

Анализ судебной практики показывает отсутствие единообразного понимания содержания действий, составляющих объективную сторону этих преступлений.

Содержание действий по «легализации» определено в ст. 3 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Это придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

Прямое указание на необходимость придания правомерного вида отмытым доходам содержится только в ст. 174 УК РФ, хотя в ст. 174¹ УК РФ речь идет о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.

По мнению автора, специальная цель отмывания – легализация доходов присутствует и обязательна при квалификации деяний по ст. 174¹ УК РФ, так как без наличия указанной цели состав преступления будет отсутствовать.

Как рассматривается понятие легализации в других европейских странах?

В Швейцарии «отмывание денег представляет собой процесс, посредством которого скрывается либо наличие доходов, их нелегальный источник либо незаконное использование и таким образом этим доходам придается вид законно полученных средств», — такое понятие вошло в нормы об отмывании денег швейцарского уголовного кодекса 1990 года. Также на нем базируется закон об отмывании денег 1997 года [1] .

В Германии «отмывание денег» — многослойное понятие. Прибыли от тех или иных правонарушений в итоге нацелены на некие экономические отношения, дабы придать извлеченной выгоде законную форму [2] .

Выделяются типичные примеры отмывания денег на примере трехступенчатой модели:

1. Размещение. В первой фазе преступник пытается разместить незаконно приобретенные имущественные ценности в формальные финансовые системы, чтобы доходы стали обезличены и мобильны.

2. Разбивка. Во второй фазе криминальные и легально приобретенные имущественные ценности смешиваются. В этой фазе имущественные ценности нередко меняют свое агрегатное состояние, заменяются или используются в качестве действительной или выдуманной ответной услуги (вознаграждения).

3. Интеграция. В третьей фазе преступник пытается разными способами отмыть имущественные ценности снова ввести в легальный экономический цикл, при этом он инвестирует их или приобретает предметы роскоши – виллы либо автомобили.

Отмывание денег как состав преступления представлен в двух вариантах. Наказуемость за отмывание денег согласно § 261 абзац 1 Немецкого Уголовного кодекса предполагает каталог уголовно-наказуемых деяний, предшествующих совершенному преступлению.

Наряду с имуществом, связанным по составу преступления с отмыванием денег (наркотики, терроризм или торговля оружием) принятие предметов, которые происходят из таких преступлений как кража, присвоение, мошенничество, сегодня также является наказуемым в Германии. Этот так называемый «принцип всеобщей преступности» в большей мере способствовал неопределенности при истолковании состава преступления по отмыванию денег.

По мнению некоторых юристов подлинный вариант отмывания денег, который соответствует современному пониманию отмывания денег в соответствие с международными стандартами, отражается как сепаратный состав преступления в абзац 2 § 261 Немецкого Уголовного кодекса. Чаще всего обвинительный приговор за отмывание денег в Германии выносится за нарушение признаков состава преступления по второму абзацу (то есть за чистое приобретение, хранение или использование инкриминируемых имущественных ценностей). Существует разногласие о цели и собственно целевом направлении состава преступления, в связи с чем в Германии возникли некоторые сложности толкования этих уголовно-правовых норм.

По мнению некоторых немецких юристов, стремление вести эффективную борьбу с организованной или экономической преступностью могут иметь успех на уровне первичных преступлений и лишь дополнительно на уровне отмывания денег. Большая часть приговоров за отмывание денег связана с последующим преступлением соучастников в сфере наркотиков и оружия.

В Германии считается, что хотя сохранение наказуемости по отмыванию денег очень желательно с политико-правовой точки зрения все же кажется необходимой «новая калибровка» уголовного преследования. Обратное фокусирование на лежащие в основе предшествующие правонарушения кажется достойным размышлений.

В австрийском праве встречаются два разных понятия: «стирка денег» и «отмывание денег». § 165 УК Австрии использует понятие «стирка денег». Наказанию за отмывание денег согласно § 165 УК Австрии подвергается тот, кто скрывает составные части имущества, происходящие из определенных предшествующий правонарушений, или маскирует их происхождение или присваивает себе, хранит, вкладывает, управляет, реализовывает или передает третьему лицу. Лицо может не подвергаться наказанию за предшествующее правонарушение. Достаточно, что предшествующее правонарушение было совершено в соответствие с составом преступления и противозаконно [3] .

Нормы, содержащиеся в ст. 174 и 174¹ УК РФ направлены на пресечение любых попыток ввести в легальный оборот средства, приобретенные преступным путем.

Отнюдь не любая сделка или финансовая операция с имуществом, добытым преступным путем, образует составы легализации, предусмотренные ст. 174 и 174¹ УК РФ.

Более того сделка или финансовая операция может быть совершена с целью хищения чужого имущества, то есть совершения предикатного преступления, а дальнейшее распоряжение похищенным имуществом должно признаваться криминальной формой поведения в экономической деятельности.

Приговором Тавдинского городского суда П. признана виновной в том, что с целью хищения чужого имущества путем обмана (сообщила о себе ложные сведения) в магазине «Эльдорадо» заключила кредитный договор с банком, который предоставил ей кредит сроком погашения на 12 месяцев в размере 29 621 руб. на покупку холодильника, электрической плиты. В этот же день П. в целях легализации преступно добытого имущества продала холодильник и плиту за 11 000 рублей, а полученные деньги использовала на личные нужды [4] .

Суд признал П. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 159 и ч.1 ст. 174¹ УК РФ.

По мнению автора, вряд ли можно говорить о том, что П. совершила преступление в сфере экономической деятельности с использованием незаконно приобретенного имущества. Легализация имеет место лишь тогда, когда эти действия совершаются в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом, т.е. для сокрытия преступного источника его происхождения и получения возможности в дальнейшем осуществлять различные правомочия в отношении этого имущества. П. преследовала цель потратить деньги на приобретение спиртного, продуктов питания, деньги использовала на личные нужды. Действия П. по распоряжению деньгами не нарушали установленный законом порядок предпринимательской деятельности, не носили они характера криминальных экономических отношений как отмывание денег.

Способы совершения преступления напрямую зависят от предмета посягательства. Однако все элементы преступления предопределены единым умыслом, первоначально направленным на придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению преступно полученными средствами, а затем – на извлечения прибыли от уже легализованных капиталов.

Эти факторы не всегда учитываются судами.

Приговором Тавдинского городского суда от 10.05.2007г. М. признан виновным в том, что, не имея документов на рубку лесных насаждений, совершил незаконную порубку лесных насаждений в лесах первой категории, причинив Тавдинскому лесхозу материальный ущерб на сумму 306 450 руб. Как указал суд, в целях легализации преступно добытого имущества М. реализовал 16 м³ древесины за 10 000 руб. Он осужден по совокупности преступлений по ст. 260 ч.3 и 174¹ ч.1 УК РФ [5] .

Цель легализации, в отличие от ст. 174¹ УК РФ, прямо указана в диспозиции ст. 174 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного суда РФ не дает четких рекомендаций о необходимости установления цели легализации при совершении действий указанных в ст. 174¹ УК РФ. В этой связи допускается значительное число ошибок при рассмотрении уголовных дел этой категории.

Обобщение показало, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 174¹ УК РФ не придается значение доказыванию умысла лица на такие действия. Фиксируется лишь факт совершения лицом основного преступления, связанного с приобретением денежных средств или иного имущества, и любым способом им распорядившимся, без конкретизации обстоятельств, свидетельствующих о намерении придать легальный статус денежным средствам или иному имуществу.

Нередко суды признают легализацией (отмыванием) покупку на денежные средства, приобретенные преступным путем, товаров, либо использование предметов легализации для хозяйственных потребностей и т.п. при фактическом отсутствии действий по отмыванию.

Так согласно приговору Полевского городского суда Ш. совершил в октябре и ноябре 2005 г . кражи и грабежи с проникновением в жилище. Похищенные в результате преступлений телевизор, плеер, сотовый телефон Ш. сбыл, полученными деньгами распорядился. Действия Ш., помимо ст. 158 ч. 3, 161 ч.2 п. «в, г» УК РФ, были дополнительно квалифицированы по ст. 174¹ ч.1 УК РФ (три эпизода) [6] .

По данному уголовному делу действия Ш. по сбыту похищенного имущества не были связаны с легализацией этого имущества, похищенным он распорядился по своему усмотрению.

Простое распоряжение преступно приобретенным имуществом – это цель корыстного преступления и не требует дополнительной квалификации в качестве экономического преступления.

Финансовые операции и другие сделки можно совершить либо лично, либо через представителя. Представительство оформляется доверенностью. Действия лица, совершающего финансовую операцию или другую сделку с предметами легализации через представителя, в любом случае надлежит квалифицировать как легализацию. Следует устанавливать, знал ли представитель о преступном пути приобретения предметов легализации.

В ст. 174¹ УК РФ говорится об использовании преступных доходов не только в совершении сделок и финансовых операций, но и в предпринимательской деятельности, а также в иной экономической деятельности.

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательством является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказание услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законе порядке.

Таким образом, экономическая деятельность – это деятельность, имеющая в качестве основной цели извлечение прибыли.

Использование денежных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности предполагает, что предметы легализации вкладываются в законный бизнес: в предпринимательскую, банковскую и иную экономическую деятельность.

Вызывает сомнение обоснованность осуждения лиц, получивших денежные средства от незаконной предпринимательской деятельности и вложившие вырученные денежные средства в эту же незаконную предпринимательскую деятельность (выплата заработной платы, приобретение имущества).

Приговором Полевского городского суда от 4 июня 2007 года К. признана виновной в том, что, не пройдя в установленном порядке перерегистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, в период с 01.01.2005г. по 26.01.2007г. осуществляла незаконную предпринимательскую деятельность, связанную с закупом и перепродажей кормов для домашнего скота и птицы. В результате указанной деятельности ею был получен доход в сумме 531650 рублей. Эти денежные средства она легализовала, используя для осуществления предпринимательской деятельности, производя расчеты с поставщиком кормов, оплачивала ранее полученные кредиты.

В данном случае полученным незаконным доходам не придавалась форма легитимности, т.е. не совершалось никаких действий, направленных на придание правомерности получению и владению этими денежными средствами. По существу К. продолжала осуществлять незаконную предпринимательскую деятельность и ее действия, как представляется, следовало квалифицировать лишь по ст. 171 ч.1 УК РФ [7] .

В другом случае полученные в результате совершения преступления денежные средства были вложены в законную предпринимательскую деятельность, что может быть признано легализацией.

Так согласно приговору от 10.06.2005г. М. не имея регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, занимался предпринимательской деятельностью, связанной с незаконным оборотом спиртосодержащей не пищевой продукции (закупал продукцию на гидролизных заводах и поставлял в г. Полевской, указанную жидкость с привлечением работников реализовывал жителям города Полевского и городов Свердловской и Челябинской области). С января 2000г. по 05 августа 2003г. получил 30595 913 рублей.

05 августа 2003г. М. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя на осуществление перевозки грузов автотранспорта по РФ, оказывал гражданам и организациям услуги по автотранспортным грузоперевозкам. В октябре 2003г. получил лицензию. В целях легализации денежных средств, приобретенных преступным путем, он с января 2003г. по июль 2004г. использовал 119 438 рублей, полученных от незаконной деятельности [8] .

Полагаем, что сам факт совершения финансовой операции или иной сделки либо использование приобретенных от преступления доходов в предпринимательской или иной экономической деятельности не должны считаться легализацией, если при этом отсутствует признак «придания правомерного вида» полученным доходам. Суть легализации для преступника заключается в том, чтобы предпринять все усилия, направленные на затруднение выявления преступного происхождения денежных средств или иного имущества (доходов) и создание для себя или иных лиц таких условий владения, пользования или распоряжения ими, которые позволяют считать эти доходы правомерными. Составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 174, 174¹ УК РФ являются формальными. Преступление считается оконченным, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или сделка с приобретенным преступным путем денежными средствами или имуществом (п. 19 Постановления пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004г.).

Новая редакция ст. 174 и ст. 174¹ УК РФ дает возможность считать оконченным преступлением следующие действия: начало исполнения финансовой операции с денежными средствами, добытыми преступным путем; введение в оборот части преступно добытых средств или иного имущества, продажа части товаров.

Представляется, что основное преступление, в результате которого приобретаются денежные средства и иное имущество, должно быть окончено до легализации. Помещение на банковский счет средств, зачисленных туда непосредственно в результате, например, хищения, не всегда является легализацией. Здесь имеются в виду случаи, когда мошенник обманывает собственника средств, заключая с ним договор, тот направляет средства на этот счет, а мошенник при их поступлении получает возможность ими распоряжаться. Поскольку при таких обстоятельствах до зачисления средств на счет соответствующей возможности у мошенника не появляется, хищение еще не может считаться оконченным, операции с уже приобретенными преступным путем средствами еще невозможны, и легализации нет.

В этой связи вызывает интерес уголовное дело в отношении М. Согласно приговору Октябрьского районного суда гор. Екатеринбурга от 27.06.2007г. М. в период до октября 2006г. в г. Екатеринбурге у не установленного следствием лица незаконно приобрел наркотическое средство – смесь, в состав которой входит героин, массой не менее 7,472 грамма. Наркотическое средство М. расфасовал в свертки для дальнейшего сбыта и хранил по месту жительства.

В целях конспирации и обеспечения безопасности совершения незаконного сбыта, приобретенного наркотического средства, а также легализации денег, полученных преступным путем, М. при осуществлении расчетов с покупателем наркотического средства использовал расчетный счет открытый на его имя в ОАО «Банк 24.ру» г. Екатеринбурга. При этом требовал от покупателя наркотического средства внести определенную сумму денег на его счет, и после подтверждения внесения и поступления денег на его счете, по телефону сообщал о месте незаконного хранения приготовленного им к незаконному сбыту наркотического средства.

10.10.2006г. в ходе проведения проверочной закупки закупщик внес на счет М. 2100 рублей, выданные ему оперативными сотрудниками, в счет оплаты за приобретаемое наркотическое средство. После подтверждения внесения денежной суммы М. сообщил закупщику место, откуда тот может забрать наркотическое средство. Аналогичным образом М. поступил и 11.10.2006г.

М. 10 и 12 октября 2006г. по банковской карточке снял со своего счета денежные средства соответственно 20 000 рублей и 10 000 рублей, в том числе и денежные средства, полученные преступным путем в сумме 2100 рублей. Осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере и легализацию денежных средств [9] .

В данном случае действия М. свидетельствуют больше о способе совершения преступления и принятии мер для обеспечения собственной безопасности.

Легализация доходов представляет собой действия, направленные на интеграцию преступно добытого имущества в легальную экономику для придания правомерности его владению, пользованию и распоряжению.

Извлечение в процессе незаконной предпринимательской деятельности доходов в крупном или особо крупном размере с последующим использованием образующих такие доходы денежных средств или иного имущества для расширения сферы незаконного предпринимательства полностью охватывается признаками состава незаконного предпринимательства.

Такие действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 174¹ УК РФ и поэтому не должны дополнительно квалифицироваться по данной уголовно-правовой норме.

Ленинским районным судом г. Н – Тагила Н. был осужден по ст. 171 ч.2 п. «б», 176 ч. 1, 174¹ ч.2 УК РФ. Н., будучи зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, организовал бригаду строителей и выполнял ремонтно-строительные работы, связанные с реконструкцией зданий, не имея при этом специальной лицензии на указанный вид деятельности. В результате Н. извлек доходы в особо крупном размере 1 082 316 рублей. С целью придания им правомерного вида Н. легализовал денежные средства путем вложения их в организацию предпринимательской деятельности в сфере ремонтно-строительных работ и в сфере общественного питания.

Н. незаконно получил кредит в банке в сумме 2,5 млн. рублей, представив в банк заведомо ложные сведения о финансовом состоянии индивидуального предпринимателя. Заведомо зная, что кредит получен незаконно, Н. вложил деньги в организацию предпринимательской деятельности в сфере общественного питания, приобретя здание кафе, не имея возможности погашать кредит из-за низких доходов от работы кафе, Н. прекратил погашать кредит.

Доходы, полученные от противоправной деятельности, составили 549 000 рублей (работы, произведенные без лицензии). Сумма кредита была потрачена на приобретение кафе и оборудования [10] .

Если бы органы следствия вменили, что Н. потратил 549 000 рублей на работу кафе, то в случае использования подсудимым денежных средств от незаконного предпринимательства, для последующего осуществления легальной экономической деятельности, требуется квалификация по ст. 174¹ УК РФ.

Необходимо исключить из правоприменительной практики избыточную квалификацию легализации доходов от преступной деятельности, когда имеет место незаконная предпринимательская деятельность.

При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 174¹ УК РФ не придается значение доказыванию умысла лица на такие действия. Фиксируется лишь факт совершения лицом основного преступления, связанного с приобретением денежных средств или иного имущества, и любым способом, им распорядившимся без конкретизации обстоятельств, свидетельствующих о намерении предать легальный статус денежным средствам или иному имуществу.

Суды признают легализацией покупку на денежные средства, приобретенные преступным путем, товаров, либо использование предметов легализации для хозяйственных потребностей.

Общий принцип при отмывании денег отсутствует. Тактические же методы разнообразны. Например, незаконные прибыли от уличной торговли наркотиками или оружием сначала появляются в виде наличных денег и отмываются в виде прямой закупки и перепродажи товаров.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 года №23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» приводятся многочисленные примеры сделок и финансовых операций. Очевидно, что общепринятое определение или объяснение отдельных способов отмывания денег будет бессмысленным, ибо техника отмывания денег развивается параллельно с усовершенствованием систем превенции.

Отмывание денег возможно лишь в отношении имущества, проистекающего из предшествующих (предикатных) преступлений.

То имущество, что получено вследствие преступления даже и после цепочки различных сделок с ним, способно быть объектом для отмывания денег. В таком случае можно вести речь о суррогатном отмывании денег. Суррогат воплощает первоначально полученный предмет, пока он экономически идентичен с ним в самом широком смысле.

Это означает, что замкнутая цепь действий по замене между первоначально полученным имуществом и суррогатом должны быть доказаны.

Приговором Кировского районного суда г. Екатеринбурга П. и П-ва признаны виновными в хищении по предварительному сговору группой лиц денежных средств, принадлежащих индивидуальному предпринимателю К. П. на похищенные денежные средства приобрел 3-х комнатную квартиру, первоначально оформив ее на свою мать, не поставив ту в известность о своих намерениях. Позднее он в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению квартирой, совершил сделку, заключив в свою пользу договор дарения в соответствии с которым мать П. безвозмездно передала, а П. принял в дар указанную 3-х комнатную квартиру [11] . Здесь имеется как предмет легализации, так и существует цель легализации.

Б.В. Волженкин понимает легализацию как «различные действия (финансовые операции, другие сделки), осуществляемые с целью скрыть наличие и (или) происхождение имущества, полученного таким способом, с тем, чтобы затем извлекать из него доходы [12] .

Предварительное наличие приговора по предикатному преступлению не является обязательным условием для вынесения обвинительного приговора за легализацию имущества. Виновность лица в совершении преступления, явившегося источником отмываемых средств, может быть установлена приговором по делу об их отмывании [13] .

Большое значение для правоприменительной деятельности имеет четкая, не допускающая двусмысленного толкования, конструкция уголовно-правовых норм. Диспозиция статей 174 и 174¹ УК РФ не отвечает этим требованиям.

Цель придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами и другим имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем, является обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ.

В диспозиции ст. 174¹ УК РФ о цели совершения описанных в ней действий ничего не говорится. Пленум Верховного Суда РФ в п.20 своего постановления № 23 от 18.11.2004г., не упомянул ст. 174¹ УК РФ, необходимо ли устанавливать все фактические данные, указывающие на наличие в содеянном цели совершения преступления как и в ст. 174 УК РФ.

Намерение или мотивы действий лица при совершении уголовно-противоправных деяний по легализации доходов от преступной деятельности могут быть установлены, исходя из объективных обстоятельств.

Не всякое распоряжение (расходование) похищенным имуществом должно рассматриваться как его легализация. Взаимосвязь и взаимозависимость всех элементов системы преступления ( ст. 174 и 174¹ УК РФ) предопределена единым умыслом, первоначально направленным на придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению преступно полученными средствами, а затем – на извлечение прибыли от уже легализованных капиталов.

Поэтому, если названная цель отсутствует, совершенные субъектом финансовые операции и другие сделки с приобретенным как им самим, так и другим лицом преступным путем имуществом (денежными средствами), а так же использование состава легализации (отмывания) преступных доходов не образуют.

Иной подход, признание легализацией любой сделки с преступно приобретенными средствами (имущества) независимо от цели совершения этой сделки приведет к неоправданному «расширению» объективной стороны легализации.

К сожалению, судебная практика подтверждает это предположение.

Приговором Тавдинского городского суда от 16.05.2006г. Л. признан виновным в незаконном сбыте наркотического средства и в легализации денежных средств, полученных им в результате совершения преступления. Л. сбыл 0,3 грамма героина за 1600 рублей. Часть приобретенных денег в сумме 17 рублей 50 копеек Л. использовал в качестве оплаты за пачку сигарет в магазине. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда приговор по ст. 174¹ УК РФ отменила и уголовное дело в этой части прекратила за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ [14] . Это неправильное и примитивное понимание легализации (отмывании) преступных доходов.

В приговоре по делу Л., Б. Ревдинский городской суд исключил квалификацию их действий по ст. 174¹ УК РФ. Осужденные признаны виновными в самоуправстве, которое выразилось в том, что с целью вернуть долг 4000 рублей виновные забрали из квартиры потерпевшего телевизор и видеомагнитофон, всего на сумму 14 000 рублей. Органами следствия Б. И Л., которые отнесли и сдали имущество Л-х в ломбард, получив за него 3000 рублей было также предъявлено обвинение в легализации имущества, добытого преступным путем.

Данное обвинение исключено судом как излишне вмененное.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила без удовлетворения кассационное представление государственного обвинителя о необоснованном исключении из обвинения ст. 174-1 ч.3 п. «а» УК РФ. При этом коллегия признала, что в действиях Б. и Л. нет умысла на легализацию (отмывание) имущества, поскольку они имели намерение только распорядиться имуществом потерпевшего, реализовать его и получить за него денежные средства [15] .

Совершение сделок с любым имуществом, приобретенным преступным путем, автоматически не должно расцениваться как легализация (отмывание) доходов.

В заключение, следует отметить, что ничем не оправдано наличие в УК РФ двух статей, предусматривающих ответственность за легализацию (отмывание) преступных доходов.

Объективная сторона легализации в диспозициях ст. 174, 174¹ УК РФ необоснованно искусственно разделена.

Законодатель исключил из числа предикатных преступлений некоторые составы: ст. 193, 194, 198, 199, 199¹, 199² УК РФ.

Формально решения приняты в связи с необходимостью приведения российского законодательства в соответствии с международным, в частности с п. d п.1 ст. 18 Страсбургской конвенции о том, что в сотрудничестве (оказании правовой помощи) может быть отказано, если правонарушение, в связи с которым сделан запрос, является налоговым. Однако, международное законодательство в этой части носит рекомендательный характер. Оправданы ли эти изменения? Если путем уклонения от налогообложения увиденные средства вводятся в легальный оборот, и отмываются разными способами, то эти действия не образуют преступления, предусмотренные ст. 174, 174¹ УК РФ.

Полагаю необходимо установление уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, полученных в результате совершения всех без исключения умышленных преступлений.

Курченко Вячеслав Николаевич,

председатель судебной коллегии

по уголовным делам

Свердловского областного суда,

доктор юридических наук,

заслуженный юрист РФ.

[1] Peter Bosshard. Борьба с отмыванием денег в Швейцарии. 2006г.

[2] Joachim Kaetzler. Борьба с отмыванием денег на международном и европейском уровне.2006г.

[3] Kirchbacher/ Presslauer в Венском комментарии УК § 165 Rz 13.

[4] Архив Тавдинского городского суда. 2006 год. Уголовное дело № 1-183.

[5] Архив Тавдинского городского суда. 2007г. Уголовное дело № 1-200.

[6] Архив Полевского городского суда. 2006 год. Уголовное дело № 1-383.

[7] Архив Полевского городского суда. 2007 год. Уголовное дело № 1-450.

[8] Архив Полевского городского суда. 2005 год. Уголовное дело № 1-176.

[9] Архив Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга. 2007 год. Уголовное дело № 1-421.

[10] Архив Ленинского районного суда г. Н – Тагила. 2006 год. Уголовное дело № 1-311.

[11] Архив Кировского районного суда Г. Екатеринбурга. 2005 год. Уголовное дело № 1-421.

[12] Волженкин Б.В.. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. – СПб.: «Юридический центр Пресс». 2007 год. С. 271.

[13] Волженкин Б.В. Указ. соч. с. 296.

[14] Архив Свердловского областного суда. 2006 год. Уголовное дело № 22-12035.

[15] Архив Ревдинского городского суда. 2006 год. Уголовное дело № 1-150.

Популярное:

  • Постановление вс по 105 ук рф Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" (с изменениями и дополнениями) Постановление Пленума […]
  • Возмещение затрат на строительство дома материнским капиталом Компенсация по материнскому капиталу затрат на строительство дома (ИЖС) Согласно части 1.3. статья 10 (Направление средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных […]
  • Ст 31 федеральный закон о гражданстве российской федерации Статья 31. Последствия несоблюдения иностранным гражданином срока пребывания или проживания в Российской Федерации Статья 31. Последствия несоблюдения иностранным гражданином срока […]
  • Закон о таможенных тарифах кр Закон о таможенных тарифах кр В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или […]
  • Белаз транспортное средство Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29 мая 2006 г. N Ф04-2986/2006(22886-А27-15) Суд пришел к правильному выводу о том, что мототранспортные средства, […]
  • Пленум раздел совместно нажитого имущества Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" (с изменениями и […]