Ст 57 упк рф 2018

Содержание статьи:

Статья 57. Эксперт

СТ 57 УПК РФ

1. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

2. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 — 207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарий к Статье 57 Уголовно-процессуального кодекса

1. Эксперт относится к числу субъектов, привлекаемых к участию в доказывании. Экспертом является любое компетентное в определенной сфере знаний сведущее лицо, лично незаинтересованное в исходе уголовного дела, назначенное для производства экспертизы путем исследования представленных материалов и дачи заключения, имеющего значение доказательства.
———————————
Происходит от лат. expertus — опытный.

Фактическим основанием привлечения лица в качестве эксперта является наличие специальных, не входящих в круг общеизвестных, знаний в какой-либо отрасли (науке, технике, промышленном производстве, ремесле или искусстве). Сферу специальных знаний и категории экспертов закон не ограничивает. Вместе с тем эксперт должен обладать профессиональными познаниями, достаточными для проведения соответствующих исследований и дачи заключения по поставленным вопросам. На основании ч. 2 ст. 195 УПК эксперты подразделяются на государственных судебных экспертов и иных лиц, обладающих специальными знаниями.

Процессуальным основанием является письменное решение должностного лица (органа), в чьем производстве находится дело, о привлечении его для производства экспертизы и дачи заключения по уголовному делу. Эксперт привлекается для выполнения самостоятельных экспертных исследований, т.е. проводит их вне рамок каких-либо других процессуальных действий. Эксперт может быть назначен из числа предложенных участником процесса лиц и приглашен сторонами. Экспертами могут быть только физические лица, даже в тех случаях, когда экспертиза проводится в экспертном учреждении.

Лицо приобретает процессуальный статус эксперта в связи с назначением экспертизы по конкретному уголовному делу. Нахождение лица на должности эксперта в государственном или ином экспертном учреждении означает лишь наличие специальной процессуальной дееспособности, определяющей возможность стать экспертом в уголовно-процессуальном смысле. Производство экспертизы может быть поручено любому компетентному специалисту независимо от его служебного положения и других обстоятельств, в том числе и частному лицу.

Эксперт независим от должностных лиц и органов, производящих расследование по делу, а также суда. Не допускается воздействие на эксперта в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса.

Эксперт не решает и не предрешает вопросов правового характера, связанных с юридическими понятиями, применением норм права, квалификацией преступления и т.п., так как эта профессиональная деятельность является прерогативой органов следствия и суда. Вместе с тем эксперт может быть вызван для дачи разъяснений по поводу проведенного им исследования по уголовному делу.

2. Порядок назначения и производства экспертизы регламентирован в гл. 27 УПК. Статьей 196 УПК установлены случаи обязательного назначения экспертизы. Правовое положение эксперта и порядок проведения экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении регламентируются наряду с нормами настоящего Кодекса также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 8 марта 2015 г.) . Наиболее разветвленная сеть судебно-экспертных учреждений находятся в ведении Минюста России и МВД России.
———————————
СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

3. Основные процессуальные права эксперта закреплены в ч. 3 комментируемой статьи.

Права эксперта, связанные с его доступом к ознакомлению с материалами уголовного дела, заявлением ходатайств о предоставлении дополнительных материалов, участием в исследовании доказательств, ограничены предметом проводимой экспертизы.

Привлечение к производству экспертизы других экспертов возникает, как правило, при ее производстве вне экспертного учреждения в случае большого объема исследования, необходимости использования аппаратуры, которой нет в распоряжении эксперта, и т.п. (комиссионная экспертиза).

По общему правилу эксперт вправе давать заключение лишь в пределах своей компетенции. Новой является норма о праве эксперта, кроме того, давать заключение и по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении экспертизы, но имеющим отношение к конкретному предмету экспертного исследования. Представляется, что в таких случаях заключение эксперта становится более полным и отпадает необходимость в назначении дополнительной экспертизы. С другой стороны, эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Данную норму надлежит расценивать не только как право, но и одновременно как обязанность эксперта .
———————————
Подр. см.: Глазунова И.В. Теоретические и правовые аспекты участия эксперта в досудебном производстве по уголовным делам: Дис. . канд. юрид. наук. Люберцы, 2009.

В случае нарушения своих процессуальных прав эксперт может обжаловать действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда по правилам, установленным гл. 16 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Кроме того, эксперт имеет право на вознаграждение за свой труд, если проведение экспертизы не относится к его должностным обязанностям, право пользоваться родным языком и в случае необходимости услугами переводчика (ч. 2 ст. 18 УПК).

4. Обязанности эксперта сформулированы в ч. 4 настоящей статьи в виде запретов, относящихся к его деятельности.

По общему правилу эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для исследования. Полученные таким образом фактические данные могут повлечь признание таких доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК). Вместе с тем данный запрет не распространяется на случаи, когда собранные экспертом материалы являются неотъемлемой частью судебной экспертизы. Так, ч. 4 ст. 202 УПК предусматривает право эксперта получать образцы для сравнительного исследования.

К числу обязанностей эксперта следует отнести следующие: провести экспертное исследование по представленным ему материалам и дать объективное и обоснованное заключение; обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела; являться по вызовам органов следствия и суда; давать показания, если он будет вызван для допроса.

Институт судебной экспертизы предполагает наличие у эксперта достаточных навыков, образования, опыта и знаний, необходимых для объективного заключения и ответов на поставленные вопросы. Эксперт несет персональную ответственность за полноту выводов, применение способов и методик проводимого им исследования.

Кроме того, эксперт обязан хранить тайну следствия, а также не вправе разглашать сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну, ставшие ему известными в связи с производством экспертизы.

5. Части 5 и 6 настоящей статьи содержат отсылочные нормы об уголовной ответственности эксперта как специального субъекта за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК), а также разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК). Кроме того, эксперт может быть подвергнут денежному взысканию в случаях неисполнения своих процессуальных обязанностей, а также нарушения им порядка в судебном заседании (ст. ст. 117 и 118 УПК).

Статья 57 УПК РФ. Эксперт

1. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

2. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 — 207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

3. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;

2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;

4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;

5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;

6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарии к ст. 57 УПК РФ

1. В уголовном процессе термин «эксперт» используется в узком, широком и предельно широком (употребленном в п. 2 ч. 3 коммент. ст., ч. 3 ст. 199 УПК) смыслах слова. В первых двух случаях лицо, обладающее специальными знаниями, становится экспертом с момента подписания следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) постановления (определения) о назначении именно ему производства судебной экспертизы. А если в постановлении такая информация отсутствует — с момента подписания руководителем экспертного учреждения распоряжения о поручении именно этому лицу производства назначенной следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) судебной экспертизы и подготовки соответствующего заключения.

2. В том смысле, который заложен в понятие «эксперт» п. 2 ч. 3 коммент. ст., ч. 3 ст. 199 УПК, экспертом лицо становится с момента, когда у следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) появляется необходимость в назначении (привлечении к участию в уже назначенной) судебной экспертизы, провести которую может лишь лицо, обладающее определенными специальными знаниями. Такая необходимость возникает до того, как лицо становится экспертом с позиции ч. 1 коммент. ст. Такое представление об эксперте, бесспорно, не соответствует общетеоретическим воззрениям на субъекта (участника) правоотношений, в нашем случае — уголовно-процессуальных правоотношений.

3. Во-первых, таких «экспертов» (лиц, обладающих необходимыми специальными знаниями или же, напротив, не обладающих таковыми) будет множество. Вряд ли кто-то рискнет всех их именовать субъектами уголовного процесса. Во-вторых, пока лицу не поручены производство судебной экспертизы и подготовка соответствующего заключения, у него нет ни уголовно-процессуальных прав, ни, соответственно, уголовно-процессуальных обязанностей, без которых субъектом, а тем более участником уголовного процесса оно быть не может.

4. Подводя итог, исходя из формулировок, использованных в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, можно утверждать, что экспертами законодатель именует в определенной степени разные группы лиц. Между тем чаще всего под таковым понимается все же лицо, располагающее необходимыми по делу специальными знаниями, которому в предусмотренном УПК порядке были поручены производство судебной экспертизы и подготовка соответствующего заключения.

5. Обычно эксперт обладает специальными познаниями в науке, технике, искусстве и (или) ремесле. Между тем формулировки, использованные в действующем УПК, позволяют говорить, что в настоящее время в качестве эксперта может быть приглашено лицо, которое обладает знаниями, выходящими за пределы тех, которые принято считать общеизвестными для следователей (дознавателей и др.). Соответственно, если появилась необходимость провести исследование, к примеру, международно-правового института, вполне может быть назначена соответствующая судебная экспертиза.

6. У следователя (дознавателя и др.) есть право вызвать эксперта. Вызов может быть осуществлен как минимум для производства допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. Комплексный же анализ ст. 456, ч. 1 ст. 271, ч. 3 ст. 363 и п. 2 ч. 1 ст. 364 УПК позволяет признать законным вызов эксперта не только для допроса, но и для назначения и производства судебной экспертизы, а также для производства иных процессуальных действий. Главное, чтобы порядок его вызова отвечал общим правилам приглашения соответствующего субъекта уголовного процесса и не противоречил тем положениям, которые закреплены в ст. ст. 195 — 207, 269, 282 и 283 УПК.

7. При необходимости у эксперта может быть взято обязательство о явке. В случае неявки лица, приглашаемого в качестве эксперта, по вызову без уважительных причин оно может быть подвергнуто приводу. Помимо того, неявка такого лица по вызову может иметь следствием наложение на эксперта денежного взыскания в размере до 2,5 тыс. руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК. К этому выводу приводит анализ ч. 2 ст. 111 УПК, в которой закреплено право следователя (дознавателя и др.) и суда в случаях, предусмотренных УПК, применять к эксперту такие меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, привод и денежное взыскание.

8. В коммент. ст. закреплены основные права и обязанности эксперта. Но тем не менее это не все права и обязанности данного участника уголовного судопроизводства. Анализ положений, касающихся правового статуса эксперта, закрепленных не только в коммент. ст., но и в других статьях УПК, позволяет сформулировать более полный перечень прав эксперта. Его следует дополнить как минимум следующими правами:

1) знать свои права и обязанности (ч. 1 ст. 11 УПК), в том числе основания отвода;

2) делать заявления, давать заключение и показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться услугами переводчика;

4) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием;

5) требовать дополнения протоколов таких следственных действий и внесения в них уточнений;

6) делать подлежащие занесению в протокол следственного действия, в котором он принимал участие, заявления. Некоторые ученые конкретизируют, что эти заявления касаются «неправильного истолкования его заключения или показаний». Между тем это не только подобного рода заявления. Эксперт вправе участвовать не только в следственном действии, именуемом допросом эксперта. С разрешения следователя (дознавателя и др.) он может участвовать и в других следственных действиях. И в этом случае он не лишается права делать подлежащие занесению в протокол следственного действия заявления;

7) удостоверять правильность содержания данного протокола следственного действия;

8) при наличии к тому оснований заявить самоотвод (ч. 1 ст. 62 УПК);

9) право на возмещение понесенных расходов по явке;

10) право на вознаграждение за выполнение своих обязанностей, кроме выполнения их в порядке служебного задания.

9. Помимо прав у эксперта есть и обязанности. И это не только те, которые следуют из содержания ч. ч. 4 — 6 коммент. ст. Дополнительно на эксперта возложены по меньшей мере еще шесть обязанностей:

1) не принимать участия в производстве по делу, когда есть основания его отвода;

2) заявлять самоотвод;

3) давать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

4) давать показания, когда он приглашен на допрос;

5) подчиняться распоряжениям председательствующего;

6) соблюдать порядок в судебном разбирательстве.

10. См. также комментарий к ст. ст. 21, 56, 195 — 207, 269, 282, 283, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Эксперт в уголовном процессе России. Комментарий к ст. 57 УПК; Рыжаков А.П. Эксперт в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Статья 57. Эксперт

Ст. 57 УПК РФ в последней действующей редакции от 10 января 2016 года.

Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

Статья 57. Эксперт

1. Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

2. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 — 207, 269, 282, 283 настоящего Кодекса.

  • 1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы;
  • 2) ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;
  • 3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы;
  • 4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования;
  • 5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права;
  • 6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа.

4. Эксперт не вправе:

  • 1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;
  • 2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;
  • 3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;
  • 4) давать заведомо ложное заключение;
  • 5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьёй 161 настоящего Кодекса;
  • 6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

5. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несёт ответственность в соответствии со статьёй 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

6. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несёт ответственность в соответствии со статьёй 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 57 УПК РФ посвящена понятию и правовому статусу такого субъекта уголовного процесса, как эксперт. Уголовно-процессуальному статусу эксперта в уголовном процессе посвящено определенное количество работ. Но это все публикации, рассматривающие его правовой статус по УПК РСФСР 1960 года. В настоящее время для правоприменителя представляет интерес правовое положение эксперта, урегулированное новым УПК РФ и, в частности, его статьей 57, которая так и называется «Эксперт». Между тем в некоторых современных фундаментальных работах по уголовному процессу нами даже не обнаружено раздела (подраздела), посвященного понятию и правовому статусу рассматриваемого участника уголовного судопроизводства .. ———————————

См., к примеру: Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. Издание 5-е, перераб. и доп. М.: Зерцало, 2004. 704 с.; Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н. Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; науч. ред. В.Т. Томин. М.: Юрайт-Издат, 2003. 821 с.
Сначала определимся с понятием «эксперт». Исходя из содержания ч. 1 комментируемой статьи, где законодатель предпринял попытку сформулировать понятие названного субъекта уголовного процесса, эксперт — это лицо, располагающее необходимыми по делу специальными познаниями, которому в предусмотренном УПК РФ порядке было поручено производство судебной экспертизы. Данное определение несколько более краткое по сравнению с тем, которое употреблено законодателем. Почему представляется возможным такое сокращение определения, покажет подробный анализ каждого положения, составляющего ч. 1 комментируемой статьи.
Итак, в данной норме отмечено, что экспертом является «лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения». Эксперт — это определенного рода «лицо». Производство судебной экспертизы может быть поручено как конкретному физическому лицу, так и учреждению (юридическому лицу). Между тем даже в тех случаях, когда производство судебной экспертизы поручено учреждению, производит ее конкретный человек (несколько экспертов). Поэтому под термином «лицо», использованным законодателем в ч. 1 ст. 57 УПК РФ, следует понимать отдельно взятое физическое, а не юридическое лицо.
Данное «лицо» должно «обладать специальными знаниями». Прежде чем определиться с тем, что следует понимать под специальными знаниями, скажем несколько слов по поводу понятия «обладать».
Когда речь идет о государственном судебном эксперте — аттестованном работнике государственного судебно-экспертного учреждения, чьей должностной обязанностью является производство судебной экспертизы, у следователя (дознавателя и др.) обычно не возникает вопроса о том, обладает ли данное лицо специальными знаниями. Ведь в соответствии со ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» должности экспертов в государственных судебно-экспертных учреждениях могут занимать только лица, имеющие высшее профессиональное образование (для федеральных органов исполнительной власти в области внутренних дел — среднее специальное экспертное образование) и прошедшие последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Причем каждые пять лет уровень их профессиональной подготовки проверяется экспертно-квалификационными комиссиями.
Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения поручает производство судебной экспертизы такому эксперту. Ему известна квалификация каждого из подчиненных ему сотрудников. Он и решает, кто из них обладает специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы вопросы.
Другое дело, когда экспертом назначается иное (не занимающее должность в экспертном учреждении) лицо, обладающее специальными знаниями. Возможна ситуация, когда у такого человека есть специальный документ, подтверждающий наличие у него необходимых для производства исследования знаний, но сам гражданин может утверждать, что в настоящее время он забыл многое из того, что позволило бы ему прийти к объективному заключению. Допустима и противоположная ситуация, когда человек утверждает, что он обладает конкретными знаниями, но подтвердить их наличие документально не может. В любом из приведенных случаев, думается, гражданин (не входящий в штат экспертного учреждения) не должен признаваться лицом, обладающим специальными знаниями с позиции ч. 1 комментируемой статьи. Обладать знаниями для него — это означает, с одной стороны, внутреннее убеждение лица о наличии у него необходимых для производства судебной экспертизы и дачи заключения знаний, умений и способностей, с другой — присутствие у него же документов, подтверждающих соответствующее образование, разрешение на производство определенного рода судебных экспертиз и т.п. В пределах этих знаний, которыми эксперт обладает, или, иначе, как указано в п. 4 ч. 3 комментируемой статьи, «в пределах своей компетенции», эксперт дает заключение. Пределы компетенции эксперта, также как и обладание им определенного рода знаниями, должны подтверждаться наличием у него определенного рода документов и его личной уверенностью в том, что он в состоянии произвести исследования и подготовить объективное, научно обоснованное и достоверное заключение.
Обычно эксперт обладает специальными познаниями в науке, технике, искусстве и (или) ремесле. На данное обстоятельство было прямо обращено внимание в ст. 78 УПК РСФСР 1960 года. Именно поэтому в источниках, посвященных правовому статусу эксперта, урегулированному УПК РСФСР, указано, что эксперту не могут быть заданы вопросы юридического характера . Из содержания нового УПК РФ это положение убрано. Данный факт можно истолковать как предоставленную законодателем возможность отнесения в настоящее время к специальным знаниям эксперта и знаний юридического характера. Хотя следует признать, что до сих пор некоторые процессуалисты утверждают, что эксперт обладает познаниями только «в области науки, техники, искусства или ремесла» , будто бы он не решает вопросов, связанных с юридическим понятиями, применением права и т.п. , вопросов правового характера , что «в качестве эксперта не может быть приглашено лицо, обладающее специальными знаниями в области права» .
———————————
См.: Громов Н.А., Пономаренков В.А., Францифоров Ю.В. Уголовный процесс России: Учебник. М.: Юрайт-М, 2001. С. 124; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. Божьева В.П. М.: Спарк, 1998. С. 180; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. М.: Издательство «ПРИОР», 1999. С. 351; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств: Учебн. пособие. Тула, 1996. С. 87 и др.
См.: Божьев В.П. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; научн. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 132; Божьев В.П. Глава VII. Участники уголовного судопроизводства // Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под. ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2002. С. 146. Аналогичное суждение высказано и другими авторами. См.: Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2004. С. 89, 90.
См.: Епихин А.Ю. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; научн. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 229.
См., к примеру: Башкатов Л.Н., Ветрова Г.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО «ТК Велби», 2002. С. 114.
См.: Петрухин И.Л. Статья 57. Эксперт // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М.: Юристъ, 2002. С. 182.
Во многом такой позиции способствует не только привычка, сформированная у процессуалистов Кодексом 1960 года. По закрепленным в УПК РСФСР положениям большинство из них когда-то начинали изучать уголовный процесс, десятилетиями его применяли и преподавали. Исключению из круга специальных знаний всех вопросов, связанных с правом, способствует и расширительное толкование содержания ст. ст. 2 и 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В своем комментарии к ст. 57 УПК РФ Сурыгина Н.Е., к примеру, пишет, что Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «сформулировал понятие «специальных знаний» как знаний в области науки, техники, искусства или ремесла (ст. ст. 2, 9)».
———————————
См.: Сурыгина Н.Е. Статья 57. Эксперт // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. начальника Следственного комитета при МВД России В.В. Мозякова, начальника ВНИИ МВД России, генерал-майора милиции, кандидата юридических наук, профессора Г.В. Мальцева, директора Научно-информационного центра РАГС, доктора юридических наук И.Н. Барцица. М.: Книга-Сервис, 2003. С. 266.
Действительно, в указанных статьях названного Закона говорится лишь о специальных знаниях в области науки, техники, искусства или ремесла. Однако сам Закон посвящен не эксперту в уголовном процессе и даже не уголовно-процессуальной экспертизе. В нем характеризуется правовой статус государственных судебно-экспертных учреждений и государственных судебных экспертов. Соответственно, в ст. ст. 2 и 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» закреплено правило, что эти государственные судебно-экспертные учреждения и государственные судебные эксперты могут проводить судебные экспертизы по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Но это положение никоим образом не касается правового статуса иных лиц, обладающих специальными знаниями и назначенных следователем (дознавателем и др.) в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.
Часть процессуалистов знания, которыми должен обладать эксперт, именуют знаниями, не входящими в круг общеизвестных , другие ученые — «знаниями, выходящими за пределы юридических знаний дознавателя, следователя, прокурора, судьи как специалиста в области правоведения» . Нам же представляется возможным объединение этих двух идей и формулирование следующей характеристики знаний, которыми должен обладать эксперт. В качестве эксперта может быть приглашено лицо, которое обладает знаниями, выходящими за пределы тех, которые принято считать общеизвестными для следователей (дознавателей и др.). Соответственно, если появилась необходимость провести исследование, к примеру, международно-правового института, вполне может быть назначена соответствующая судебная экспертиза. И эксперту в этом случае могут быть заданы вопросы «правового характера».
———————————
Так их характеризует часть авторов. См., к примеру: Башкатов Л.Н., Ветрова Г.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ООО «ТК Велби», 2002. С. 114.
См.: Шадрин В.С. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. С. 124.
Как следует из ч. 1 комментируемой статьи, лицо может обладать специальными знаниями, но экспертом с позиций уголовно-процессуального законодательства оно станет только после того, как будет назначено в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Термины «назначенное» и «назначение» неоднократно использованы в содержании комментируемой статьи. Судебная экспертиза считается назначенной с момента подписания уполномоченным на то лицом постановления о назначении судебной экспертизы (приложения N 117 — 120 ст. 476 УПК РФ). Действительно, в ряде случаев после этого, до оглашения данного постановления лицу, обладающему специальными знаниями, последний не знает о его существовании и соответственно не имеет возможности реализовать статус эксперта. Между тем с точки зрения УПК РФ решение о производстве судебной экспертизы считается уже принятым, или, иначе, судебная экспертиза считается назначенной.
Но с этого ли момента лицо становится обладателем процессуального статуса эксперта? Несомненно, нет. Назначение экспертизы и назначение лица для ее производства не всегда одно и то же. Если в постановлении о назначении экспертизы указано конкретное лицо, которому поручено производство экспертизы, данный человек наделяется правами и обязанностями эксперта с момента подписания постановления уполномоченным на то лицом. Когда же в постановлении не указаны фамилия, имя и отчество лица, обладающего специальными знаниями, а лишь зафиксировано наименование государственного экспертного учреждения, эксперт в уголовном процессе появится с момента ознакомления его с этим постановлением, а также с распоряжением руководителя учреждения о поручении именно ему произвести назначенную судебную экспертизу и подготовить соответствующее заключение.
Опубликованы суждения, что экспертом может быть лицо, «которое не только составляет заключение, но и дает показания» . Если это утверждение не соотносить с моментом формирования у лица статуса эксперта, а воспринимать как констатацию факта того, что экспертом является не только лицо, производящее судебную экспертизу, а и допрашиваемый эксперт, то с таким мнением можно согласиться. Однако следует напомнить, что допрос эксперта невозможен до назначения его в качестве эксперта. Поэтому данное уточнение автора никоим образом не расширяет изложенные в ст. 57 УПК РФ представления о понятии эксперта.
———————————
См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юридическая фирма «Контракт»: Издательский Дом «ИНФРА-М», 2003. С. 98.
Экспертом лицо становится, только если судебная экспертиза назначена в порядке, установленном УПК РФ. Данное положение ч. 1 комментируемой статьи ориентирует правоприменителя на то, что назначение экспертизы, после которой на лицо будут распространяться правила ст. 57 УПК РФ, — это деятельность, урегулированная ст. ст. 195, 196, 283 УПК РФ. Если же экспертиза назначена в порядке, предусмотренном иным нормативно-правовым актом (пусть даже и законом), она не является судебной или уголовно-процессуальной, и, соответственно, лицо, которое будет производить данное действие, не наделяется правами, закрепленными в ст. 57 УПК РФ. Иногда результаты проведенного исследования, назначенного не в порядке, предусмотренном УПК РФ, могут быть вовлечены в уголовный процесс в качестве доказательств. Но это будет уже не такая разновидность доказательств, коим является заключение эксперта. Данный вид доказательств следует именовать «иными документами».
Эксперт назначается не только для производства судебной экспертизы, но и для дачи заключения. Данное уточнение, закрепленное в ч. 1 комментируемой статьи, свидетельствует о том, что в производстве экспертизы вправе принимать участие лица, не обладающие статусом эксперта. Они могут производить (но чаще все же — участвовать в производстве) судебную экспертизу. Между тем даже если под наблюдением эксперта, назначенного в установленном УПК РФ порядке для производства судебной экспертизы, само исследование производил стажер (студент, помощник и др.), заключение давать будет сам эксперт. Он ответственен за ход и результаты проведенного исследования.
Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. По мнению законодателя, эксперт — это лицо, назначенное для производства экспертизы и дачи заключения, а не лицо, производившее исследование и подготовившее заключение. Назначенный для производства судебной экспертизы и дачи заключения человек сам вправе определить, как, с кем, каким способом и т.п. он будет проводить исследование. Наличие у лица статуса эксперта законодателем не поставлено в зависимость от произведенных им действий. Таким образом, вовлечение экспертом в процесс производства судебной экспертизы и подготовки заключения эксперта других лиц не может поставить под сомнение юридическую силу полученного доказательства — заключения эксперта.
Анализируемая статья расположена в главе 8 УПК РФ, которая называется «Иные участники уголовного судопроизводства». Наверное, данное обстоятельство приводит Гуева А.Н. к утверждению, что эксперт «не выступает ни на стороне защиты, ни на стороне обвинения» . Назначение эксперта в уголовном процессе, действительно, несколько иное. Он не является стороной, не выполняет функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Тем не менее уже одно право стороны защиты указать, какие эксперты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты, указывает на то, что эксперт может выступать на стороне защиты и, конечно же, на стороне обвинения.
———————————
См.: Гуев А.Н. Указ. раб. С. 98.
В ч. 2 комментируемой статьи, помимо ориентирования правоприменителя на необходимость соблюдения уголовно-процессуальных правил назначения и производства судебной экспертизы, закреплено право следователя (органа дознания, дознавателя, руководителя и члена следственной группы, начальника следственного отдела, прокурора и суда) вызвать эксперта. Исходя из содержания данной части ст. 57 УПК РФ, вызов эксперта может быть осуществлен только в порядке, установленном статьями 195 — 207, 269, 282 и 283 УПК РФ. Соответственно, если буквально толковать данное положение, получается, что эксперта вправе вызывать только суд и то не для назначения и производства экспертизы, а только в случае необходимости его допроса. К такому выводу можно прийти, если ознакомиться с содержанием ст. ст. 195 — 207, 269, 282 и 283 УПК РФ, на которые ссылается законодатель. Лишь в одной из этих статей речь идет о вызове эксперта. Это ст. 282 УПК РФ. В ней закреплен порядок вызова и допроса эксперта. Наверное, поэтому в некоторых комментариях к УПК РФ упоминается лишь о возможности вызова эксперта «для дачи разъяснений по поводу проведенного им исследования по уголовному делу» и ничего не говорится о праве вызова эксперта в другой ситуации .
———————————
Далее для краткости — следователь (дознаватель и др.).
См.: Епихин А.Ю. Указ. раб. С. 229.
Мы же вынуждены подвергнуть расширительному толкованию положение ч. 2 ст. 57 УПК РФ. И прежде всего из-за закрепленного в п. 6 ч. 4 комментируемой статьи положения, запрещающего экспертам уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд. Наличие у эксперта обязанности явиться по вызову следователя (дознавателя и др.) предполагает присутствие у последнего права вызвать эксперта.
Таким образом, начало ч. 2 комментируемой статьи должно быть истолковано следующим образом. У следователя (дознавателя и др.) есть право вызвать эксперта. Вызов может быть осуществлен как минимум для производства допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. Комплексный же анализ ст. 456, ч. 1 ст. 271, ч. 3 ст. 363 и п. 2 ч. 1 ст. 364 УПК РФ, на которые законодатель не обращает внимания в ч. 2 комментируемой статьи, но которые тем не менее регулируют порядок вызова эксперта, позволяет признать законным вызов эксперта не только для допроса, но и для назначения и производства судебной экспертизы, а также для производства иных процессуальных действий. Главное, чтобы порядок его вызова отвечал общим правилам приглашения соответствующего субъекта уголовного процесса и не противопоставлялся тем положениям, которые закреплены в ст. ст. 195 — 207, 269, 282 и 283 УПК РФ.
В этой связи следует обратить внимание правоприменителя на то, что документ, которым конкретного гражданина, обладающего специальными знаниями, приглашает к себе следователь (дознаватель и др.), должен содержать в себе сведения о том, в качестве кого данный человек вызывается. Если в повестке (ином документе) не указано, что он приглашается в качестве эксперта, нельзя и говорить о том, что имел место вызов эксперта, со всеми вытекающими из этого обстоятельства последствиями. Если не было вызова эксперта, то и лицо, обладающее специальными знаниями, не может быть признано экспертом, уклоняющимся от вызова.
При необходимости у эксперта может быть взято обязательство о явке. В случае неявки лица, приглашаемого в качестве эксперта, по вызову без уважительных причин оно может быть подвергнуто приводу. Помимо того неявка такого лица по вызову может иметь следствием наложение на эксперта денежного взыскания в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда в порядке, установленном ст. 118 УПК РФ. К этому выводу приводит анализ ч. 2 ст. 111 УПК РФ, в которой закреплено право следователя (дознавателя и др.) и суда в случаях, предусмотренных УПК РФ, применять к эксперту такие меры процессуального принуждения, как обязательство о явке, привод и денежное взыскание.
Термины «назначение» и «производство» судебной экспертизы законодателем использованы и в ч. 2, и в ч. 3 комментируемой статьи в одном и том же значении. В узком смысле этого слова под назначением судебной экспертизы понимается вынесение постановления о назначении судебной экспертизы, в широком — все закрепленные в УПК РФ действия, сопряженные с принятием и оформлением решения о назначении судебной экспертизы. В широком смысле назначение судебной экспертизы включает в себя:
1) принятие компетентным должностным лицом (органом) решения о необходимости и возможности назначения судебной экспертизы;
2) вынесение постановления о назначении судебной экспертизы;
3) помещение подозреваемого или обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар (вынесение постановления о возбуждении перед судом ходатайства о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы и принятие судом соответствующего решения), если при назначении или производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном обследовании;
4) ознакомление с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника;
5) разъяснение подозреваемому, обвиняемому, его защитнику прав:
— знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
— заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
— ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
— ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
— присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
— знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта;
6) составление протокола об ознакомлении с постановлением и о разъяснении прав;
7) удовлетворение ходатайств (отводов) — соответственно внесение в постановление о назначении судебной экспертизы необходимых исправлений и уточнений (вынесение нового постановления о назначении судебной экспертизы) или вынесение мотивированного постановления об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства;
8) направление руководителю экспертного учреждения постановления о назначении судебной экспертизы и необходимых для ее производства материалов — в случае производства судебной экспертизы в экспертном учреждении;
9) поручение руководителем экспертного учреждения производства судебной экспертизы конкретному эксперту (нескольким экспертам) и уведомление об этом лица, которое назначило судебную экспертизу;
10) разъяснение эксперту его прав, обязанностей и ответственности.
И это тем не менее не исчерпывающий перечень положений, которые могут быть включены в содержание института назначения судебной экспертизы в широком смысле этого словосочетания.
Аналогичным образом может быть охарактеризован и институт производства судебной экспертизы. В узком смысле слова это производство исследования и составление письменного заключения эксперта. В широком — в него также следует включать:
1) получение присутствующим при производстве судебной экспертизы следователем (дознавателем и др.) разъяснений эксперта по поводу проводимых им действий;
2) объяснения участвующего в производстве судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого;
3) получение образцов для сравнительного исследования как часть судебной экспертизы (ч. 4 ст. 202 УПК РФ);
4) предъявление заключения эксперта;
5) некоторые другие процессуальные решения и действия.
Если же за отправную точку в определении круга положений, составляющих институт производства судебной экспертизы, брать наименование и структуру главы 27 УПК РФ, то к содержанию рассматриваемого института можно отнести не только весь процесс назначения судебной экспертизы, но и самостоятельное следственное действие — получение образцов для сравнительного исследования. Законодатель это следственное действие характеризует в главе 27 УПК РФ. Сама же глава называется «Производство судебной экспертизы».
В ч. 2 комментируемой статьи говорится о порядке, установленном статьями 195 — 207, 269, 282 и 283 УПК РФ, как о порядке, которым урегулирован процесс вызова эксперта, назначения и производства судебной экспертизы. Нет необходимости в настоящей работе переписывать положения Закона, изложенные в названных статьях. Следует лишь обратить внимание правоприменителя на то, что в ч. 2 ст. 57 УПК РФ приведен не исчерпывающий перечень статей УПК РФ, которые посвящены данным процессуальным действиям. Вызова эксперта, назначения и производства судебной экспертизы касаются также положения, закрепленные в п. п. 49 и 60 ст. 5, п. 3 ч. 2 ст. 29, п. 11 ч. 2 ст. 42, п. 11 ч. 4 ст. 47, п. 4 ч. 3 ст. 49, ч. 5 ст. 56, ст. 57, ч. 2 ст. 111, ст. ст. 112, 113, 117, 118, ч. 4 ст. 146, ч. 2 ст. 159, п. 5 ч. 4 ст. 163, ч. 2 ст. 256, ч. 1 ст. 271, ч. 3 ст. 363, п. 2 ч. 1 ст. 364, ч. 5 ст. 365, ч. 5 ст. 445, ст. ст. 453, 456 УПК РФ.
Часть 3 комментируемой статьи посвящена основным правам эксперта, то есть тем возможностям, которые предоставлены указанному лицу законодателем для того, чтобы он мог реализовать свое назначение в уголовном процессе.
Во-первых, эксперту предоставлена возможность знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы. Законодатель не упоминает, каковы могут быть формы такого ознакомления. А это значит, что любые не нарушающие закон (других норм права) формы ознакомления приемлемы и законны. Так, ознакомление может быть в форме представления эксперту подлинников или копий документов вместе с постановлением о назначении экспертизы. Не запрещена законом и форма, аналогичная ознакомлению защитника с материалами уголовного дела в ходе предварительного расследования. Протокол ознакомления мог бы быть составлен по аналогии с приложением N 127 ст. 476 УПК РФ. Следует признать законным и ознакомление в виде сообщения эксперту следователем (дознавателем и др.) известной ему из материалов дела информации в постановлении о назначении судебной экспертизы или в документе, который мог бы именоваться как «дополнение к постановлению о назначении судебной экспертизы». В любом случае в материалах уголовного дела рекомендуется факт такого ознакомления фиксировать в виде письменного документа. Если представление для ознакомления материалов не зафиксировано в постановлении о назначении судебной экспертизы (дополнении к нему), образец данного документа мог бы выглядеть следующим образом.
ПРОТОКОЛ
ознакомления эксперта с материалами уголовного дела,
относящимися к предмету судебной экспертизы
г. Энск 15 марта 200* года

14 час. 10 мин.
Старший следователь следственного отделения Советского РОВД г. Энска старший лейтенант юстиции Головко М.М. в помещении Советского РОВД г. Энска, в кабинете N 105, в соответствии с п. 1 части третьей ст. 57 УПК РФ предъявил для ознакомления эксперту Сухину Олегу Игоревичу — начальнику отделения судебно-психиатрической экспертизы Энской областной психиатрической больницы следующие материалы уголовного дела N 65432: два протокола допроса и протокол проверки показаний Мамаева И.И. на месте, а также фототаблицу к последнему из протоколов, протокол допроса свидетеля Федорова И.А., справки из Энской областной психиатрической больницы и из Энского областного наркологического диспансера.
От эксперта Сухина О.И. заявления не поступили.
Эксперт О.И. Сухин

Протокол прочитан следователем вслух. Записано правильно. Замечания к протоколу отсутствуют.
Эксперт О.И. Сухин

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. ст. 166 и 167 УПК РФ.
Старший следователь следственного отделения
Советского РОВД г. Энска
старший лейтенант юстиции М.М. Головко

В литературе формами реализации анализируемого права эксперта именуются: «ознакомление эксперта с постановлением (определением) о назначении экспертизы» , а также непосредственное участие эксперта с разрешения лиц, ведущих процесс, в проведении процессуальных действий, где он вправе задавать вопросы, относящиеся к предмету данной экспертизы . Это также не запрещенные законом, а значит, возможные формы реализации экспертом предусмотренного п. 1 ч. 3 комментируемой статьи права.
———————————
См.: Смирнов А.В. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. СПб.: Питер, 2004. С. 188.
См.: Смирнов А.В. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства. С. 188.
В п. 1 ч. 3 комментируемой статьи обращено внимание на то, что эксперт знакомится с материалами уголовного дела. Это значит, что до возбуждения уголовного дела у него нет права знакомиться с материалами проверки заявления (сообщения) о преступлении. С указанными материалами эксперт может ознакомиться только после того, как они станут материалами уголовного дела, то есть после принятия решения о возбуждении уголовного дела. Почему мы подняли данный вопрос? Это сделано вот в связи с чем. Следователь (дознаватель и др.) должен получить согласие прокурора на возбуждение уголовного дела. Процедура получения рассматриваемого согласия закреплена в ч. 4 ст. 146 УПК РФ. Чтобы таковое у следователя (дознавателя и др.) появилось, последний направляет прокурору постановление о возбуждении уголовного дела, к которому может приложить постановление о назначении судебной экспертизы.
Данное обстоятельство приводит часть процессуалистов к утверждению, что экспертизу можно назначать до возбуждения уголовного дела . Но эти процессуалисты должны иметь в виду, что до возбуждения уголовного дела нет материалов дела, а значит, ни с какими материалами, кроме постановления о назначении судебной экспертизы, у эксперта нет права знакомиться. Точнее, на следователя (дознавателя и др.) законодатель не возлагает обязанности, даже в случае заявления экспертом соответствующего ходатайства, знакомить эксперта с материалами проверки до возбуждения уголовного дела.
———————————
См., к примеру: Халиулин А.Г. Глава 19. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и научн. ред. д.ю.н., проф. А.Я. Сухарева. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. С. 246; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. С. 336 и др.
Еще одно ограничение, закрепленное в анализируемом пункте комментируемой статьи. Оно касается того, какие материалы уголовного дела могут быть предоставлены для ознакомления. Это не любые материалы уголовного дела, а лишь те, которые относятся к предмету данной конкретной назначенной судебной экспертизы. «Относящиеся» — это те, которые могут иметь связь с исследуемым экспертом обстоятельством (событием и т.п.). Не обязательно они имеют эту связь. Достаточно наличия вероятности таковой.
Предмет судебной экспертизы, о котором идет речь не только в п. 1, но и в п. п. 3 и 4 ч. 3 комментируемой статьи, определяется следователем (дознавателем и др.) путем назначения конкретного вида судебной экспертизы, предоставления определенных объектов и постановки перед экспертом конкретных вопросов. Между тем законодатель предоставляет право эксперту отражать в своем заключении ответы и на те вопросы, которые не были заданы ему в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющие отношение к предмету экспертного исследования (п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК РФ). Таким образом, сам эксперт оказывается за рамками выяснения необходимых, по мнению следователя (дознавателя и др.), обстоятельств. Однако он не вправе выходить за пределы, которые очерчены видом назначенной экспертизы, отрасли знаний, в рамках которой назначена судебная экспертиза (судебной медицины, судебной психиатрии, криминалистики и др.). Иначе говоря, даже в том случае, когда у эксперта достаточно знаний, чтобы произвести комплексную экспертизу, но таковая не была назначена, у него нет права отвечать на не поставленные перед ним вопросы, которые выходят за пределы исследований, возможных в ходе назначенной ему для производства судебной экспертизы.
Неожиданным представилось утверждение Петрухина И.Л., согласно которому при производстве судебной экспертизы эксперт не вправе знакомиться с материалами уголовного дела, «не исследованными в ходе судебного следствия» . Причем автор не разъясняет, в связи с чем он сделал такой вывод. Как расценить это заявление? Ученый считает, что закрепленным в п. 1 ч. 3 комментируемой статьи полномочием эксперт не вправе воспользоваться на стадии предварительного расследования. Ведь на досудебных стадиях нет и не может быть материалов, исследованных в ходе судебного следствия. Получается так.
———————————
См.: Петрухин И.Л. Статья 57. Эксперт. С. 183.
Между тем вряд ли с таким ничем не аргументированным мнением можно согласиться. Несомненно, несмотря на высказанную уважаемым процессуалистом позицию, в случае заявления соответствующего ходатайства на стадии предварительного расследования следователь (дознаватель и др.) обязан предоставить эксперту возможность ознакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету назначенной судебной экспертизы. Иной подход ограничил бы права эксперта, а значит, закономерно мог иметь следствием обжалование действий (бездействия) или решения следователя (дознавателя и др.) со всеми вытекающими из этого факта негативными последствиями.
Пункт 2 ч. 3 комментируемой статьи предоставляет эксперту возможность заявить два вида ходатайств:
— о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;
— о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов.
Эксперт может заявить как то, так и другое ходатайство. Он наделен правом заявлять одновременно оба вышеназванные, а также некоторые иные ходатайства.
Обычно ходатайство — это письменный мотивированный документ, составленный экспертом и направленный в адрес следователя (дознавателя и др.). Законодатель не запрещает устные ходатайства.
Возможны разные формы ходатайств. Допустим, для участия в осуществляемом после возбуждения уголовного дела осмотре места происшествия приглашен эксперт. Последний в процессе производства этого процессуального действия будет обладать большим комплексом процессуальных прав, чем специалист. И речь здесь прежде всего идет именно о праве ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (п. 2 ч. 3 комментируемой статьи), и о праве приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права (п. 5 ч. 3 той же статьи). Наличие у эксперта этих прав позволяет ему не рекомендовать, а настаивать на изъятии и представлении ему для производства судебной экспертизы конкретных объектов из конкретных мест, определенным способом изъятых и упакованных. Следователь, не выполняющий это требование не подлежащего отводу эксперта, автоматически нарушает положения, закрепленные в п. 2 ч. 3 комментируемой статьи. Эксперт, реализуя свои процессуальные права участника следственного действия, должен данный факт отразить в протоколе следственного действия в виде высказанных им аргументированных замечаний по ходу производства следственного действия и имевшего место ограничения его прав, а затем обжаловать действия лица, производящего следственное действие, в порядке, предусмотренном главой 16 УПК РФ.
Первым законодатель называет ходатайство о предоставлении эксперту дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. Законодатель вновь не уделяет внимания тому, в каких формах может быть осуществлена такая передача. Однако данное обстоятельство не должно расцениваться правоприменителем как предоставление ему возможности не отражать письменно в материалах дела факт рассматриваемой передачи дополнительных материалов. Эксперт вправе подвергать исследованию и давать заключение только на основе объектов, которые ему были предоставлены. Если из материалов уголовного дела не следует, что, к примеру, эксперту были представлены образцы почерка лица, юридическая сила заключения почерковедческой экспертизы может быть поставлена под сомнение.
Поэтому рекомендуется каждый факт представления эксперту дополнительных материалов отражать в письменном документе, приобщаемом к уголовному делу. Представление таких документов может быть закреплено в постановлении о назначении судебной экспертизы, в постановлении об удовлетворении заявленного экспертом ходатайства или ином документе.
Дополнительными материалами могут быть различные объекты. Это документы, предметы, образцы для сравнительного исследования и иные объекты. Главное, что у следователя (дознавателя и др.) появляется обязанность представить эксперту таковые только в том случае, когда последний обосновал, почему они необходимы для дачи заключения. Если эксперт отказывается мотивировать свое ходатайство, а следователь (дознаватель и др.) считает, что эксперт в состоянии дать заключение и без этих документов, у следователя (дознавателя и др.) нет обязанности удовлетворить заявленное экспертом ходатайство о предоставлении дополнительных материалов. Именно поэтому в процессуальных источниках отмечается, что «объем материалов уголовного дела, относящихся к предмету судебной экспертизы, определяется экспертом по согласованию с должностным лицом, в производстве которого находится уголовное дело» .
———————————
См.: Шадрин В.С. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства. С. 124.
Следующее ходатайство, о котором говорится в п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, — это ходатайство о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов. Как и любое иное ходатайство, оно может быть заявлено устно и письменно. Эксперт может сам предложить, какого конкретно эксперта, по его мнению, следовало бы привлечь к производству назначенной судебной экспертизы. Он также может лишь указать на необходимость привлечения лица (лиц), обладающего определенного рода специальными знаниями. Рассматриваемое право эксперт может реализовать, «когда предстоит слишком большой объем исследований либо когда привлечение дополнительных экспертов, имеющих специальные познания по тому же предмету, позволит скорее и вернее выработать правильное заключение» . При удовлетворении такого ходатайства следователь (дознаватель и др.) обязан вынести постановление о назначении комиссионной экспертизы.
———————————
См.: Смирнов А.В. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства. С. 189.
В п. 3 ч. 3 комментируемой статьи закреплено право эксперта участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы.
«Участвовать» в процессуальном действии — это значит, что эксперту, как минимум, должна быть предоставлена возможность присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, которые в своей совокупности составляют то более крупное процессуальное образование (действие), в котором ему разрешено принять участие. Например, если эксперту разрешено участие в осмотре, он вправе в процессе этого следственного действия наблюдать за совершением всех и каждого действия следователя (дознавателя и др.), непосредственно осматривать все изымаемые при осмотре предметы, а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и замечания, требовать дополнения протоколов следственных действий и внесения в них уточнений, удостоверять правильность содержания протокола осмотра.
Участвовать в производстве процессуального действия эксперт может только с разрешения. Факт получения такого разрешения рекомендуется отражать в протоколе процессуального действия, фиксирующем его ход и результаты. Между тем разрешение может быть оформлено и в виде соответствующего постановления.
В п. 3 ч. 3 комментируемой статьи упомянуто четыре субъекта, уполномоченных на дачу эксперту разрешения участвовать в производстве процессуального действия и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы: дознаватель, следователь, прокурор и суд.
В некоторых комментариях к УПК РФ их называют и того меньше. Так, Епихин А.Ю. упоминает лишь о следователе как о лице, которое вправе давать эксперту разрешение на участие в следственном действии (задавать вопросы, «если это необходимо для проведения экспертизы»), и совсем забывает о других должностных лицах (органах), уполномоченных давать такое разрешение . Тем не менее даже указанный в п. 3 ч. 3 комментируемой статьи круг субъектов, которые могут позволить эксперту принять участие в следственном действии, подлежит расширительному толкованию. В него, как минимум, необходимо включить орган дознания, руководителя и члена следственной группы, а также начальника следственного отдела, производящих процессуальное действие, в котором изъявил желание принять участие эксперт.
———————————
См.: Епихин А.Ю. Указ. раб. С. 230.
К данному выводу приводит закрепленное в законе право указанных лиц производить следственные и иные процессуальные действия. Органом дознания может быть конкретное должностное лицо. В ряде статей УПК РФ (ч. 2 ст. 40, ст. 157, ч. 1 ст. 223 и др.) ему предоставлено право производства следственных (процессуальных) действий. Право руководителя и члена следственной группы лично производить следственные действия закреплено в ч. 5 ст. 163 УПК РФ. В ч. 2 ст. 39 УПК РФ сказано, что начальник следственного отдела вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя. Данные субъекты могут производить процессуальные действия. И было бы неправильным искусственно ограничить реализацию предусмотренного п. 3 ч. 3 комментируемой статьи права эксперта лишь на том основании, что, к примеру, допрос производит не следователь, а начальник следственного отдела.
К числу лиц, которых законодатель наделил правом производства процессуальных действий, относятся также начальники органов дознания, председательствующий и иные судьи — члены состава суда, рассматривающего дело коллегиально. Данные субъекты не названы среди тех, кто может дать разрешение на участие эксперта в производстве процессуального действия не потому, что они не могут иметь отношения к принятию такого решения, а в связи с тем, что обычно, допуская эксперта к участию в процессуальном действии, они реализуют иной статус. Так, председательствующий вместе с остальными членами состава суда принимает решение о допуске эксперта к участию в судебном действии. Но это решение не его лично и не отдельно взятого судьи. Это решение суда в целом.
Конкретный руководитель учреждения, наделенного статусом органа дознания, является начальником органа дознания. Может ли иметь место ситуация, когда он сам лично будет производить следственное действие? Да, может. Но в этой ситуации он будет реализовывать статус органа дознания или дознавателя, а не начальника органа дознания. Начальник органа дознания согласно закрепленному в УПК РФ его правовому статусу вправе лишь:
1) уполномочивать должностное лицо органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания и др. (п. 7 ст. 5 УПК);
2) давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий (п. 17 ст. 5 УПК);
3) возлагать на дознавателя полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК (ч. 1 ст. 41 УПК);
4) давать дознавателю обязательные для исполнения указания (ч. 4 ст. 41 УПК);
5) по ходатайству дознавателя продлять до 10 суток срок предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении (ч. 3 ст. 144 УПК);
6) утверждать составленный дознавателем обвинительный акт (ч. 4 ст. 225 УПК).
В этих же действиях принимать участие эксперту незачем.
Неполный перечень субъектов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, указан законодателем не только в п. 3 ч. 3 комментируемой статьи. Аналогичным образом законодатель поступил и при формулировании п. 5 ч. 3, п. п. 1, 3 и 6 ч. 4 ст. 57 УПК РФ. Соответственно эксперт может принести жалобу на ограничивающие его права действия (бездействие) и решения не только дознавателя, следователя, прокурора и суда, но и органа дознания, начальника органа дознания, начальника следственного отдела, руководителя и (или) члена следственной группы. Вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, эксперт не вправе без ведома лица, производящего предварительное расследование (а таковым может быть не только следователь), или суда. Прежде чем приступить к исследованию, которое может повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств, эксперт должен получить на то разрешение у лица, назначившего судебную экспертизу. А таковым, как мы выяснили, может быть также прокурор , орган дознания, начальник следственного отдела, руководитель и (или) член следственной группы.
———————————
В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен лично производить отдельные следственные действия. А это значит, что он может сам назначить судебную экспертизу.
Вызывать эксперта вправе следователь (орган дознания, дознаватель, руководитель и член следственной группы, начальник следственного отдела, прокурор и суд). Эксперт не вправе уклоняться от явки по вызову любого из указанных лиц, производящих предварительное расследование или рассматривающих дело в какой-либо из судебных инстанций.
Характеризуя закрепленное в п. 3 ч. 3 комментируемой статьи полномочие эксперта, мы часто употребляли понятие следственное, а не процессуальное действие. Законодатель же пишет о процессуальном действии. Почему же мы как бы подменяли одно понятие другим?
Подмены понятий в этой ситуации не было. Следственные действия всегда одновременно и процессуальные. Но есть ряд процессуальных действий, которые не являются следственными. Именно на это обстоятельство законодатель и хотел обратить внимание правоприменителя. С разрешения следователя (дознавателя и др.) эксперт вправе принимать участие не только в допросе и даже не только в следственном действии. При наличии такой необходимости следователь (дознаватель и др.) вправе допустить эксперта к участию в процессуальном, не являющемся следственным, действии. К примеру, эксперт может участвовать с разрешения следователя (дознавателя и др.) в не являющемся следственным действием наложении ареста на имущество, задержании и др.
Эксперту предоставлено право задавать вопросы. Законодатель не указывает, что вопросы экспертом задаются лишь допрашиваемому. Иначе говоря, рассматриваемое право у эксперта имеется не только при производстве допроса. Редакция п. 3 ч. 3 комментируемой статьи позволяет говорить о наличии у эксперта права задавать вопросы любому участнику процессуального действия вплоть до лица, производящего таковое. Вопросы могут быть заданы следователю (дознавателю и др.). Единственное закрепленное в законе ограничение — вопросы эксперта должны относиться к предмету судебной экспертизы.
С разрешения следователя (дознавателя и др.) эксперт допускается до участия в процессуальном действии. После его допуска к производству названного действия вопросы он вправе задавать и без получения на то разрешения следователя (дознавателя и др.). Поэтому немного категоричным представляется заявление Махова В.Н. о том, что эксперт вправе задавать вопросы только через следователя . Допущенный к участию в следственном действии эксперт вправе задавать относящиеся к предмету судебной экспертизы вопросы и непосредственно участнику следственного действия.
———————————
См.: Махов В.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 147; Махов В.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (официальный текст с изменениями и дополнениями на 1 октября 2002 г.). Постатейный научно-практический комментарий коллектива ученых-правоведов под руководством В.И. Радченко, В.П. Кашепова, А.С. Михлина. М.: Агентство (ЗАО) «Библиотечка «Российской газеты», 2002. С. 112; Махов В.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство «Экзамен XXI», 2002. С. 163; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Изд-во «Эксмо», 2003. С. 116 (авторы комментария, изданного издательством «Эксмо», в работе не указаны, но по содержанию работы видно, что, скорее всего, и ее автором является Махов В.Н.); Махов В.Н. Глава 10. Иные участники уголовного судопроизводства // Уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных заведений / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 164.
Но вопросы должны найти свое отражение в материалах уголовного дела. С позиции уголовно-процессуального права это означает, что каждый устно заданный экспертом вопрос отражается в протоколе допроса или иного процессуального действия, в котором эксперт принял участие. Если эксперт представил следователю (дознавателю и др.) вопрос в письменной форме, документ, в котором этот вопрос отражен, должен быть приобщен к материалам уголовного дела.
Но не любой вопрос имеет отношение к предмету судебной экспертизы. Как должен поступить следователь (дознаватель и др.), если эксперт задает вопрос, не имеющий связи с судебной экспертизой? Заданный экспертом вопрос, который, по мнению следователя (дознавателя и др.), не относится к предмету назначенной эксперту судебной экспертизы, должен быть занесен в протокол процессуального действия (если таковой требуется составлять), но ответ на него лицо, к которому вопрос обращен, не дает.
«Результаты участия в процессуальных действиях», в том числе ответы допрашиваемых на поставленные экспертом вопросы, «эксперт вправе использовать в своем заключении» .
———————————
См.: Шадрин В.С. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства. С. 125.
В п. 4 ч. 3 комментируемой статьи закреплено право эксперта давать заключение в пределах своей компетенции , в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования. Под термином «давать заключение», который используется не только в п. 4 ч. 3, но и в п. 4 ч. 4 и ч. 5 комментируемой статьи, понимается подготовка экспертом письменного документа, отвечающего общим требованиям, предъявляемым к заключению эксперта.
———————————
Содержание термина «пределы компетенции эксперта» охарактеризовано в том месте работы, где проанализировано использованное законодателем в ч. 1 комментируемой статьи словосочетание «лицо, обладающее специальными знаниями».
Заключение же эксперта — это составленный должным образом экспертом в связи с вынесенным компетентным органом постановлением о назначении судебной экспертизы письменный документ, в котором он (эксперт) излагает ход проведенного исследования и свои выводы (вероятного или категоричного характера) по вопросам, требующим специальных познаний, обычно в науке, технике, искусстве или ремесле.
Заключение эксперта от всех других доказательств отличается следующими признаками:
1) заключение эксперта может быть составлено лишь в связи с назначением экспертизы посредством специально вынесенного постановления;
2) производит и оформляет результаты процессуального действия не следователь (дознаватель и др.), суд, а иной субъект — лицо, обладающее специальными знаниями, обычно в области науки, техники, искусства или ремесла;
3) в заключении эксперта могут фиксироваться результаты опытных действий.
Формулируя п. 4 ч. 3 комментируемой статьи, законодатель сделал акцент на то, что эксперт вправе давать заключение лишь в пределах предмета экспертного исследования (как минимум, вида назначенной ему экспертизы). Он может ответить на не поставленные ему, то есть отсутствующие в постановлении о назначении судебной экспертизы, вопросы, но только при одновременном соблюдении двух правил:
— ответ не должен выходить за пределы его компетенции;
— вопросы и соответственно ответы эксперта должны иметь отношение к предмету экспертного исследования.
Между тем решение вопроса о способе производства судебной экспертизы путем, например, амбулаторного либо стационарного обследования лица входит в компетенцию эксперта .
———————————
См.: О судебной экспертизе по уголовным делам: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. N 1 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 55.
В п. 5 ч. 3 комментируемой статьи закреплено право эксперта обжаловать действия (бездействие) и решения следователя (дознавателя и др.). При формулировании данного права в ст. 57 УПК РФ законодатель использует словосочетание «приносить жалобу». Под термином «приносить» понимается любая приемлемая для уголовного процесса, а значит, не противоправная форма доведения жалобы до сведения компетентного на ее рассмотрение органа (должностного лица). Обычно принесение жалобы осуществляется путем передачи через следователя (дознавателя и др.), направления почтой, нарочным или непосредственно экспертом таковой в канцелярию учреждения, где есть орган (должностное лицо), уполномоченный на ее разрешение. Например, в канцелярию районной прокуратуры при обжаловании действия (бездействия) или решения следователя (дознавателя и др.) прокурору района. Нельзя признать незаконным, а значит, не порождающим возникновения обязанности рассмотреть жалобу принесение таковой путем личного устного информирования соответствующего (компетентного разрешать таковую) должностного лица, например, во время личной беседы с ним эксперта. Но и в этом случае со слов эксперта должен быть составлен письменный документ, в котором отражаются основные моменты, на которые последний обращает внимание в своей жалобе.
Главное, что должно иметь место в принесенном экспертом письменном документе (устном сообщении), — это указание на конкретное действие (бездействие) и (или) решение, которое, по его мнению, ограничивает права эксперта. Здесь же должно быть отражено, какое именно его право было ограничено.
Законодатель не закрепил в законе обязательной формы (реквизитов) жалобы эксперта. Он даже не требует от эксперта мотивировать свое утверждение. Тем не менее следует рекомендовать включение в содержание жалобы эксперта описательно-мотивировочной части. Ее наличие позволит органу (должностному лицу), рассматривающему жалобу, принять по ней законное и обоснованное решение. Но даже в случае отсутствия в жалобе эксперта обоснования сделанных им выводов о нарушении его прав жалоба должна быть принята и по ней вынесено решение.
Эксперт вправе принести жалобу «на действия (бездействие) и решения». Буквальное толкование данного положение указывает на то, что экспертом может быть обжаловано как отдельно взятое единичное действие (бездействие, решение), так и несколько действий (решений) одновременно. Эксперт может обжаловать как часть процессуального действия — элемент, к примеру, следственного действия, — так и все действие в целом. Ограничений в объеме обжалуемых действий (бездействия, решений) законодатель для эксперта не устанавливает.
Важно только, чтобы оно (они) ограничивали хотя бы одно закрепленное в законе право эксперта. В п. 5 ч. 3 комментируемой статьи говорится об ограничении прав эксперта, а в ст. 123 УПК РФ — о процессуальных действиях и принимаемых процессуальных решениях, затрагивающих интересы участника уголовного судопроизводства. У эксперта имеется право обжаловать действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.) как в случае ограничения его права, так и тогда, когда таковые затрагивают его интересы. В этой связи следует отметить, что «права», о которых идет речь в комментируемой статье, и «интересы», о которых упоминается в ст. 123 УПК РФ, — это не только уголовно-процессуальные права и интересы. Как минимум, к числу таких прав (интересов) следует также относить конституционные права и свободы человека и гражданина.
Порядок принесения экспертом жалоб может быть сформулирован исходя из содержания статей главы 16 УПК РФ.
Жалобы на действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника следственного отдела, руководителя и члена следственной группы), которые не способны причинить ущерб конституционным правам и свободам эксперта, приносятся надзирающему за органом предварительного расследования прокурору. Аналогичного содержания жалобы на действия (бездействие, решения) прокурора эксперт вправе принести вышестоящему прокурору.
Действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), которые могут причинить ущерб конституционным правам и свободам эксперта, последний вправе обжаловать в суд. Жалобы на действия (бездействие, решения) суда направляются в вышестоящий суд.
В связи с принесением жалобы прокурору у эксперта появляется право быть незамедлительно уведомленным о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования (ч. 3 ст. 124 УПК РФ). Трудно представить, но тем не менее следует признать возможной ситуацию, когда в отношении эксперта будут осуществлены действия (бездействие) и (или) принято решение следователя (дознавателя и др.), которые способны причинить ущерб его конституционным правам и свободам. Эксперт вправе обжаловать такие действия (бездействие, решение) и в суд, и прокурору. В суд такая жалоба подается непосредственно либо через следователя (дознавателя и др.). После подачи такой жалобы у эксперта появляется право быть своевременно извещенным о времени рассмотрения жалобы, настаивать на ее рассмотрении с его участием, участвовать в судебном заседании, в котором будет рассмотрена его жалоба. Участвуя в судебном заседании, эксперт узнает от судьи свои права и обязанности, обосновывает свою жалобу, после заслушивания всех явившихся в судебное заседание лиц выступает с репликой (ст. 125 УПК РФ).
Следующее право эксперта закреплено в п. 6 ч. 3 комментируемой статьи. Это право отказаться от дачи заключения. При наличии указанных в рассматриваемой части статьи условий отказ от дачи заключения может быть осуществлен как после проведения исследования, так и до этого, сразу после ознакомления с постановлением о назначении судебной экспертизы и представленными с ним материалами. Иначе говоря, при определенных обстоятельствах у эксперта есть право отказаться не только от дачи заключения, но и от производства судебной экспертизы.
В п. 6 ч. 3 комментируемой статьи Федеральным законом от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» прямо закреплено требование оформления отказа эксперта от дачи заключения в виде письменного мотивированного документа. Несмотря на это, в некоторых комментариях к УПК РФ уже 2004 года указывается на то, что якобы возможно устно мотивировать невозможность проведения экспертизы . Такое разъяснение неприемлемо, потому что провоцирует правоприменителя к нарушению требований УПК РФ.
———————————
См.: Епихин А.Ю. Указ. раб. С. 230.
Отказ от дачи заключения может быть полным и частичным, то есть эксперт вправе отказаться отвечать не на все, а лишь на часть поставленных перед ним вопросов . Об отказе от дачи заключения экспертом готовится письменный мотивированный документ. Эксперт обязан передать его лицу, назначившему судебную экспертизу. Заключение эксперт не подготовил, поэтому его нельзя допросить по поводу оснований отказа от дачи заключения. Допрос эксперта возможен лишь для разъяснения или дополнения данного им заключения (ч. 2 ст. 80, ч. 1 ст. 205, ч. 1 ст. 282 УПК РФ).
———————————
Аналогичного мнения придерживаются и другие авторы. См., к примеру: Смирнов А.В. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства. С. 189.
Законодатель предоставил право знакомиться с сообщением эксперта о невозможности дать заключение подозреваемому и обвиняемому (п. 6 ч. 1 ст. 198 УПК РФ). Между тем Шадрин В.С. посчитал возможным утверждать, что такое право имеется и у потерпевшего, и даже у свидетеля. Свидетель и потерпевший, в отношении которых производилась судебная экспертиза, вправе знакомиться с заключением эксперта. Эта предоставленная им возможность закреплена в ч. 2 ст. 198 УПК РФ. Однако там (и нигде в другой статье УПК РФ) не говорится, что у них есть право знакомиться с документом, в котором отражен отказ эксперта давать заключение. Соответственно, с приведенным утверждением Шадрина В.С. нельзя согласиться. Размещение же его в комментарии к УПК РФ может привести к тому, что потерпевшие и свидетели будут заявлять соответствующе ходатайства, писать жалобы в различные инстанции в связи с тем, что данные ходатайства не удовлетворяются. Все это вряд ли будет способствовать решению задач, поставленных перед уголовно-процессуальной деятельностью.
В ч. 4 комментируемой статьи законодатель закрепил запрет. Он запрещает эксперту осуществлять определенного рода действия (бездействие).
Первый запрет касается переговоров с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы. Их нельзя осуществлять «без ведома» следователя (дознавателя и др.) или суда. «Без ведома» — то есть когда об этом неизвестно должностному лицу (органу), в производстве которого находится уголовное дело. Если же следователю (дознавателю и др.) известно об имеющих место переговорах эксперта с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы, требования закона не нарушаются. В этой связи нельзя согласиться с высказанным в одном из комментариев к УПК РФ мнением, что «эксперт не вправе связываться с участниками уголовного процесса» или что существует такой запрет. Рассматриваемого безусловного запрета УПК РФ не содержит .
———————————
См.: Сурыгина Н.Е. Статья 57. Эксперт. С. 269.
См.: Махов В.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (официальный текст с изменениями и дополнениями на 1 октября 2002 г.). Постатейный научно-практический комментарий коллектива ученых-правоведов под руководством В.И. Радченко, В.П. Кашепова, А.С. Михлина. М.: Агентство (ЗАО) «Библиотечка «Российской газеты», 2002. С. 112; Махов В.Н. Глава 8. Иные участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство «Экзамен

Популярное:

  • П1 ст 195 упк рф Статья 195 УПК РФ. Порядок назначения судебной экспертизы Новая редакция Ст. 195 УПК РФ 1. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а […]
  • Алименты на детей в эстонии Алименты на детей в эстонии ДЕТИ У родителей равные права и обязанности в отношении детей, если законом не предусмотрено иное. У родителя есть право и обязанность заботиться о своем […]
  • Срочный и бессрочный договор в трудовом кодексе Переводим бессрочный трудовой договор в срочный: инструкция В практике кадровых служб периодически возникают ситуации, когда необходимо обновить или модифицировать трудовые договоры с […]
  • Адвокат в усть-каменогорске Zemlyak.kz - Адвокат Сергей Семенович Земляк Navigation Sub Navigation Есть новости: Общее Вопрос-ответ Мы начинаем, друзья! Сайт открыт, скоро будет наполнен. Добро пожаловать! […]
  • Ст 158 ч70 ук рф Будут ли поправки по ч 1 ст 158 УК РФ в данном случае? Здравствуйте, скажите пожалуйста, будут ли поправки по ст. 158 ч.1 административный ущерб будет ли увеличен до 5000 тысяч рублей, […]
  • Независимая экспертиза по дтп краснодар Независимая экспертиза автомобиля после ДТП Услуги независимого автоэксперта и автоюриста по Краснодарскому краю г. Краснодар, ул. Вишняковой, д.2, оф. 2 фотографирование […]