Статья 24 ук рф п1 Ч 1

Статья 24 ук рф п1 Ч 1

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

(в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 N 58-ФЗ, от 18.07.2009 N 176-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Часть вторая статьи 24 в ее конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу постановлений Конституционного Суда РФ, не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах (Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 N 361-О).

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

(часть четвертая введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

Комментарий к статье 24

1. Статья 24 содержит перечень таких оснований к отказу в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела и уголовного преследования, которые исключают возможность начала или дальнейшего движения уголовного преследования. В этом их отличие от оснований, указанных в ст. ст. 25, 28, 427 УПК, при наличии которых уполномоченные органы вправе прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование, но не обязаны это делать.

2. Поскольку гл. 4 помещена законодателем в часть первую «Общие положения» УПК, то указанные в ней основания подлежат применению во всех стадиях процесса, если иное не оговорено законом. Вместе с тем законодатель об основании, предусмотренном п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, применительно к отказу в возбуждении уголовного дела говорит в ст. 148 УПК. О прекращении уголовного дела на стадии предварительного расследования по основаниям, перечисленным в ст. 24 УПК, дополнительно упоминается в ч. 2 ст. 212 УПК, на стадии подготовки к судебному заседанию — в ст. 239 УПК. Суд согласно ст. 254 УПК прекращает уголовное дело в судебном заседании, если во время судебного разбирательства (разъяснение понятий «судебное заседание» и «судебное разбирательство» см. соответственно в п. п. 50 и 51 ст. 5 УПК) будут установлены основания, указанные в п. п. 3 — 6 ч. 1 ст. 24 и п. п. 3 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК. Ссылки на основания, предусмотренные ст. 24 УПК, при принятии решения о прекращении уголовного дела в ходе производства о применении принудительных мер медицинского характера имеются также в п. 1 ч. 1 ст. 439, ч. 3 ст. 443 УПК.

3. Если основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, указанные в п. п. 1 — 3 ч. 1 настоящей статьи и п. п. 1 — 3 ч. 1 ст. 27, обнаруживаются в ходе судебного разбирательства, то суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу (см. коммент. к ч. 8 ст. 302).

4. Необходимость вынесения приговора (а не определения суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования) в случае обнаружения оснований, перечисленных в п. п. 1 — 3 настоящей статьи и п. п. 1 — 3 ч. 1 ст. 27, в ходе судебного разбирательства связана с тем, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46 Конституции) и что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом (ст. 118 Конституции), поэтому отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, истечение сроков давности уголовного преследования, а также издание акта об амнистии не препятствуют окончательному разрешению уголовного дела и принятию решения о невиновности (выносится оправдательный приговор в случаях, предусмотренных п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1 и 2 ст. 27 УПК) или виновности (выносится обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст. 24 и п. 3 ч. 1 ст. 27).

5. При прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в той или иной стадии процесса необходима ссылка на статью, регулирующую порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в указанной стадии, и соответствующую статью гл. 4. При решении вопроса о прекращении уголовного дела, предварительное следствие по которому приостановлено по одному из оснований, предусмотренных ст. 208 УПК, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, необходимо руководствоваться п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК и ст. 78 УК. В течение 10 дней с момента поступления уголовного дела в прокуратуру надзирающий прокурор должен проверить законность принятого решения о прекращении дела за давностью совершения преступления, выясняя при этом правильность юридической квалификации действий лица, совершившего преступление, и факт истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, установленного уголовным законом, а также наличие иных обстоятельств, препятствующих прекращению дела по указанному основанию (см. Приказ Генпрокуратуры РФ от 05.05.2004 N 12 «О порядке прекращения по истечении сроков давности уголовных дел, приостановленных за неустановлением лиц, совершивших преступления»).

6. Отсутствие события преступления означает отсутствие самого факта (события), для расследования которого может быть возбуждено уголовное дело, т.е. отсутствие таких действий, применительно к которым можно говорить, содержат ли они состав преступления. Пункт 1 ч. 1 ст. 24 УПК предусматривает случаи, когда: а) не было самого факта (события), которое могло быть расценено как преступление (например, нет факта кражи, если потерпевший сам переложил ценную вещь в другое место и забыл об этом); б) событие предполагавшегося преступления явилось результатом действия стихийных сил природы (наводнение, землетрясение, удар молнии, снежный обвал и т.д.), физиологических, физических или химических процессов, не зависящих от сознания и волевого контроля лиц; в) происшедшее явилось результатом действия самого потерпевшего (самоубийство, несчастный случай на производстве в результате вины самого пострадавшего при отсутствии вины других лиц).

Если не установлено, было ли событие преступления, и при этом все возможности для собирания дополнительных доказательств исчерпаны, принимается решение о прекращении уголовного дела (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК), а в стадии судебного разбирательства постановляется оправдательный приговор (п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК). При этом используются разные формулировки: отсутствие события преступления и не установлено событие преступления.

7. Отказ в возбуждении уголовного дела или прекращение уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК последует, когда сам факт деяния, совершенный конкретным лицом, установлен, но оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления вследствие ряда причин:

— до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния устранены новым уголовным законом (ч. 2 ст. 24 УПК). Например, в связи с неприменением норм об обратной силе закона, устраняющего преступность деяния, обвинительный приговор подлежит отмене с прекращением дела за отсутствием состава преступления, если на момент вынесения приговора в соответствии с УК лицо не являлось субъектом преступления ;

БВС РФ. 1999. N 11. С. 18.

— содеянное лишь формально содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК), т.е. не причинило вреда и не создало угрозы причинения вреда личности, обществу, государству ;

БВС РФ. 2000. N 9. С. 7.

— отсутствуют предусмотренные законом условия для признания наличия состава преступления (крупный размер, тяжкие последствия, корыстная заинтересованность и т.д.). Например, использование лицом, не получившим средств для найма жилого помещения и командировочных средств, ненадлежащего документа не из корыстных побуждений, а вынужденно, с целью покрытия понесенных им в период служебной командировки затрат, не образует состава преступления ;

БВС РФ. 2001. N 1. С. 8, 9.

— деяние имело место и предусмотрено УК, но нет признаков, указывающих на умысел или неосторожность лица, его совершившего (казус);

— деяние совершено в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК), при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК), крайней необходимости (ст. 39 УК), физического или психического принуждения (ст. 40 УК), обоснованного риска (ст. 41 УК), исполнения приказа или распоряжения (ст. 42 УК), т.е. имеются обстоятельства, исключающие преступность деяния;

— имел место добровольный отказ от совершения преступления, если фактически совершенное не содержит состава иного преступления (ст. 31 УК);

— отсутствует хотя бы один из признаков состава преступления (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона). Например, если лицо завладело автомобилем потерпевшего без цели хищения, желая временно воспользоваться им, т.е. не имея умысла обратить машину и вещи в свою собственность, в его действиях отсутствуют признаки тайного хищения чужого имущества, дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления ;

БВС РФ. 2000. N 2. С. 21, 22.

— между сторонами фактически сложились гражданско-правовые отношения. Например, если лицо, одалживая деньги у потерпевших, не имело умысла их присвоения, то сложившиеся отношения носят гражданско-правовой характер ;

БВС РФ. 2000. N 12. С. 7, 8.

— имеются определенные законом уголовно-процессуальные иммунитеты, связанные с положением лица. Например, в соответствии со ст. 51 Конституции никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (разъяснение понятия «близкие родственники» см. в п. 4 ст. 5 УПК). Кроме того, федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания (ч. 2 ст. 51 Конституции). В ч. 3 ст. 56 УПК дан перечень не подлежащих допросу в качестве свидетелей лиц (судья, защитник, адвокат, священнослужитель, член Совета Федерации, депутат Государственной Думы).

7.1. За отсутствием в деянии состава преступления прекращается уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния предусмотренного уголовным законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, а также в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ч. 3 ст. 27 УПК).

При этом необходимо учитывать, что право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, не возникает в случаях, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния (ч. 4 ст. 133 УПК).

7.2. О прекращении уголовного дела в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, см. коммент. к ст. 439.

7.3. Если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера.

7.4. Суд при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 24, 25, 27, 28 УПК, выносит постановление о прекращении уголовного дела независимо от наличия и характера заболевания лица (см. коммент. к ч. 3 ст. 443).

7.5. Признав доказанным совершение лицом в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, суд прекращает дело за отсутствием состава преступления без применения принудительной меры медицинского характера в случае, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении .

БВС РФ. 1999. N 7. С. 11.

8. Отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица (см. коммент. к ч. 1 ст. 148).

9. По уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК (см. коммент. к ч. 3 ст. 249).

10. При решении вопроса об истечении сроков давности уголовного преследования следует руководствоваться ст. 78 УК, где сформулировано понятие и установлены сроки давности.

11. В соответствии с уголовным законодательством сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно.

12. Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом (ч. 4 ст. 78 УК). На этом основании дело не может быть прекращено в стадии предварительного расследования.

Если к моменту поступления дела в суд первой инстанции истек срок давности привлечения к уголовной ответственности, при назначении дела к рассмотрению в судебном заседании суд обязан прекратить дело .

БВС РФ. 2000. N 7. С. 16.

13. К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. ст. 353, 356, 357 и 358 УК, сроки давности не применяются (ч. 5 ст. 78 УК).

14. При освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности срок давности, предусмотренный ст. 78 УК, сокращается наполовину (ст. 94 УК).

15. Подразделения органов внутренних дел по делам несовершеннолетних проводят индивидуальную профилактическую работу в отношении несовершеннолетних, освобожденных от уголовной ответственности вследствие акта об амнистии или в связи с изменением обстановки, а также в случаях, когда признано, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (п. 2.1.1.4 Инструкции по организации работы подразделений органов внутренних дел по делам несовершеннолетних, утв. Приказом МВД России от 26.05.2000 N 569 «Об утверждении Инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел»).

16. Прекращение дела за истечением сроков давности не допускается, если обвиняемый против этого возражает .

БВС РФ. 1999. N 5. С. 22.

17. Самостоятельное основание прекращения уголовного дела — смерть подозреваемого или обвиняемого уголовного дела не прекращает, если производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Понятие «реабилитация» дано в п. 34 ст. 5 УПК.

18. Как свидетельствует судебная практика, в отношении умершего обвиняемого, а также лица, которое подлежало привлечению к уголовной ответственности, но умерло до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, подсудимого или осужденного, если в отношении последнего приговор обжалован или опротестован и дело передано для рассмотрения в кассационную инстанцию, прекращение уголовного дела по данному основанию возможно в любой стадии процесса, поскольку указанное обстоятельство свидетельствует об отсутствии субъекта преступления. Производство в отношении умершего может быть продолжено только в интересах его реабилитации, восстановления его чести, доброго имени, репутации .

БВС РФ. 1999. N 5. С. 19.

19. Если оснований для реабилитации умершего не установлено, то уголовное дело прекращается по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК.

20. Преступление может быть учтено как раскрытое в случае прекращения уголовного дела за истечением сроков давности, вследствие акта амнистии или в отношении умершего (§ 17 Инструкции о едином учете преступлений, утв. Генпрокуратурой РФ от 14.12.1994 N 20-1-85/94 ).

Бюллетень текущего законодательства. МВД РФ. Вып. 10. Ч. 2. М., 1994.

21. В самостоятельную группу оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела выделяются условия, относящиеся к делам частного и частно-публичного обвинения, производство по которым (за исключением случаев, указанных в ч. 4 ст. 20 УПК) зависит от волеизъявления потерпевших (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК).

О возбуждении и прекращении уголовного дела данной категории см. коммент. к ст. ст. 20, 23.

22. По смыслу закона в возбуждении дела частного обвинения может быть отказано по мотиву отсутствия состава преступления лишь в случае, когда для такого решения не требуется собирания, исследования и оценки доказательств .

БВС РФ. 1994. N 1. С. 8.

23. Судебная практика исходит из того, что при возбуждении уголовного дела при отсутствии заявления потерпевшего вывод прокурора при том, что лицо находится в зависимом положении или по иным причинам не способно самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, должен быть обоснован в постановлении о возбуждении уголовного дела, об этом же должны свидетельствовать и собранные по делу доказательства. В противном случае, если потерпевший отказывается от привлечения лица к уголовной ответственности и настаивает на прекращении уголовного преследования в связи с примирением с ним, дело подлежит прекращению по этому основанию .

БВС РФ. 1998. N 5. С. 21.

24. Новое основание — отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1, 3 — 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК. Особый порядок производства по уголовным делам в отношении лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, обусловлен существованием уголовно-процессуального иммунитета, определяемого положением этих лиц. Как представляется, указанные нормы призваны обеспечить выполнение двуединой задачи: не допустить незаконного и необоснованного привлечения к уголовной ответственности отдельных категорий лиц и обеспечить соблюдение равенства всех граждан перед законом и судом.

Ранее в уголовно-процессуальном законе отсутствовало указание на необходимость отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела в случае, когда не получено согласие компетентных органов на привлечение к уголовной ответственности определенной категории граждан (депутатов, кандидатов в депутаты, судей, сотрудников Счетной палаты и др.).

25. Неприкосновенность вышеуказанных лиц установлена действующим федеральным законодательством.

На этом основании в описательной части постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования целесообразно сослаться на соответствующие федеральные законы, предусматривающие особый порядок привлечения к уголовной ответственности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий (ст. 3 Закона о гарантиях Президенту), зарегистрированного кандидата в Президенты РФ (ст. 42 ФЗ от 10.01.2003 N 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» (в ред. от 21.07.2005) ), Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации (ст. 12 Закона об Уполномоченном по правам человека), членов Совета Федерации, депутатов (ст. 19 Закона о статусе депутата, ст. 13 Закона об организации органов власти субъектов РФ), кандидатов в депутаты (ст. 50 ФЗ от 20.12.2002 N 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» , ст. 41 ФЗ от 12.06.2002 N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (в ред. от 21.07.2005) , ст. 24 ФЗ от 26.11.1996 N 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» ), судей (ст. 15 Закона о Конституционном Суде, ст. 16 Закона о статусе судей), члена избирательной комиссии с правом решающего голоса (ст. 29 ФЗ от 12.06.2002 N 67-ФЗ), сотрудников Счетной палаты (ст. 29 Закона о Счетной палате).

СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 171; 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3104.

СЗ РФ. 2002. N 51. Ст. 4982.

СЗ РФ. 2002. N 24. Ст. 2253; 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3104.

СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5497.

26. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования, под которым подразумевается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК).

27. Значение понятия «уголовное дело» в ст. 5 УПК не разъяснено. Согласно п. 5 ст. 10 Модельного УПК уголовное дело — это обособленное производство, ведущееся органом уголовного преследования и судом по поводу одного или нескольких предположительно совершенных деяний, запрещенных уголовным законом.

Международные правовые акты государств — участников СНГ в области борьбы с преступностью. Сборник документов. М., 1999. С. 122.

О прекращении уголовного дела см. коммент. к гл. 29.

Статья 24 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 24 Конституции РФ гласит:

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к Ст. 24 КРФ

1. Конституционное положение о недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица является одной из гарантий закрепленного в ст. 23 Конституции права на неприкосновенность частной жизни. Оно призвано защитить частную жизнь, личную и семейную тайну от какого бы то ни было проникновения в нее со стороны как государственных органов, органов местного самоуправления, так и негосударственных предприятий, учреждений, организаций, а также отдельных граждан.

Особое значение запрет собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица приобретает в связи с созданием информационных систем на основе использования средств вычислительной техники и связи, позволяющих накапливать и определенным образом обрабатывать значительные массивы информации.

Основные положения работы с информацией о частной жизни получили закрепление в ФЗ от 27 июля 2006 г. «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (СЗ РФ. 2006. N 31. ч. 1. ст. 3448). Согласно этому Закону, одним из принципов, на которых основывается правовое регулирование отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологий и защиты информации, является неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия (п. 7 ст. 3). Запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч. 8 ст. 9). Порядок доступа к персональным данным граждан (физических лиц) устанавливается федеральным законом о персональных данных.

Сбор персональных данных может осуществляться как путем истребования их у лица, которого они касаются, так и путем получения их из иных источников или посредством проведения соответствующими органами и должностными лицами собственных поисковых мероприятий.

Так, законодатель обязывает граждан в определенных случаях (при поступлении на работу, оформлении водительских прав, уплате налогов и т.д.) представлять компетентным органам информацию о своих анкетных данных, состоянии здоровья, полученных доходах, а также иные сведения, могущие иметь значение для обеспечения безопасности государства и населения, защиты финансовых интересов государства, охраны прав граждан.

Собирание конфиденциальной информации самими органами предусматривается, в частности, УПК, Законом РФ от 18 апреля 1991 г. «О милиции» (Ведомости РФ. 1991. N 16. ст. 503; с изм. и доп.), ФЗ от 3 апреля 1995 г. «О федеральной службе безопасности» (СЗ РФ. 1995. N 15. ст. 1269; с изм. и доп.), ФЗ от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» (СЗ РФ. 1995. N 33. ст. 3349; с изм. и доп.). К примеру, УПК устанавливает, что при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовных дел в суде подлежат доказыванию обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (п. 3 и 5 ч. 1 ст. 73). При производстве по делам несовершеннолетних особое внимание должно обращаться на выяснение условий жизни и воспитания несовершеннолетнего (п. 2 ч. 1 ст. 421). В соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» собирание сведений о личности может осуществляться путем опроса граждан, наведения справок, исследования предметов и документов, наблюдения и т.д. Проведение всех этих мероприятий возможно лишь при наличии предусмотренных Законом оснований (ст. 7) и условий (ст. 8) и не должно выходить за пределы конкретных потребностей производства по уголовному делу.

Хранение информации о частной жизни должно осуществляться таким образом, чтобы при этом исключалась возможность ее утраты или несанкционированного использования. Особый характер этой информации требует, чтобы после решения задач, в связи с которыми она собиралась, эта информация была уничтожена и не могла быть использована в других целях вопреки интересам соответствующего лица. Частью 7 ст. 5 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», в частности, предусматривается, что полученные в результате оперативно-разыскных мероприятий материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. Фонограммы же и другие материалы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров лиц, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело, уничтожаются в течение шести месяцев с момента прекращения прослушивания, о чем должен быть составлен специальный протокол.

Использование персональных данных органами и лицами, получившими их на законных основаниях, должно осуществляться в соответствии с теми задачами, ради решения которых они собирались, хотя в принципе нельзя исключить того, что в каких-то случаях информация может быть использована и в целях, которые первоначально не определялись. Это может иметь место, в частности, если в процессе сбора персональных данных, необходимых для принятия решения о допуске лица к государственной тайне (п. 1 ч. 2, ч. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), будут получены сведения о совершенном преступлении.

Персональные данные не могут быть использованы в целях причинения имущественного и морального вреда гражданам, а также затруднения реализации прав и свобод граждан. Ограничение прав граждан на основе использования информации об их социальном происхождении, о расовой, национальной, языковой, религиозной и партийной принадлежности запрещено и карается в соответствии с законодательством. Использование информации о частной жизни лица в корыстных или иных незаконных целях должно влечь для виновного дисциплинарную, материальную или даже (при причинении существенного вреда правам и законным интересам граждан) уголовную ответственность.

Распространение информации о частной жизни лица, т.е. ее передача помимо воли этого лица другим субъектам, допускается лишь в строго определенных законом случаях. Причем нужно отметить, что именно в части регулирования порядка распространения информации действующее законодательство носит наиболее детализированный характер. Оно во многих случаях определяет и те органы, которым может передаваться конфиденциальная информация, и порядок передачи этой информации.

Наиболее детально действующее законодательство регламентирует порядок использования и распространения информации, собираемой в связи с выявлением, раскрытием и расследованием преступлений, что вполне объяснимо, если учесть ее характер и предназначение. Так, в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, запрещается «разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами» (ч. 8 ст. 5).

Согласно ч. 6 ст. 5 Закона «О милиции» милиция не вправе разглашать сведения, относящиеся к личной жизни гражданина, порочащие его честь и достоинство или могущие повредить его законным интересам, если исполнение обязанностей или правосудие не требуют иного. Хотя эта норма в какой-то мере и сдерживает противозаконное распространение информации о частной жизни, однако вряд ли ее можно признать достаточной с точки зрения защиты интересов личности. Учитывая многообразие функций милиции, понятие «исполнение обязанностей» может толковаться весьма произвольно и не способно выполнять роль реальной гарантии интересов личности.

Положения, обеспечивающие конфиденциальность информации, закрепляются также в ряде других федеральных законов. Так, согласно ст. 41 Закона от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», «редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях сведения, предоставляемые гражданином с условием сохранения их в тайне». А согласно ч. 5 ст. 6 ФЗ «О федеральной службе безопасности» сведения о частной жизни, затрагивающие честь и достоинство гражданина или способные повредить его законным интересам, не могут сообщаться кому бы то ни было без добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. В соответствии же с п. 6 ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. (Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1318) пациент имеет право на сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведениях, полученных при его обследовании и лечении, а органы и лица, которым эти сведения стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, обязаны не допускать их разглашения. Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается: 1) в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю; 2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений; 3) по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством; 4) в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей; 5) при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.

Лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную или иную профессиональную тайну, наравне с самими работниками соответствующей профессии с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ, а также субъектов Федерации.

В соответствии со ст. 21 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466). указанные лица могут отказаться от дачи показаний по уголовному или гражданскому делу об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением своих полномочий. Оценивая предыдущую редакцию статьи, закреплявшей свидетельский иммунитет членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (в ред. Закона от 8 мая 1994 г. она была под номером 19), Конституционный Суд признал ее конституционной, поскольку она обеспечивала конфиденциальность информации о частной жизни гражданина, полученной названными лицами в связи с исполнением ими своих обязанностей (Постановление Конституционного Суда от 20 февраля 1996 г. N 5-П // СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828).

В целях недопущения избыточного распространения сведений, полученных о частной жизни граждан в ходе предварительного расследования или судебного рассмотрения уголовных и гражданских дел, процессуальное законодательство предусматривает недопустимость разглашения данных предварительного следствия (ст. 161 УПК), а также допускает возможность рассмотрения по решению суда уголовных и гражданских дел в закрытых судебных заседаниях (ч. 2 ст. 241 УПК; ч. 2 ст. 10 ГПК).

2. На основе положений ч. 2 ст. 24 Конституции Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г. «О дополнительных гарантиях права граждан на информацию» (САПП. 1994. N 2. ст. 74; в ред. указов от 17 января 1997 г. и от 1 сентября 2000 г.) было установлено что деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц должна осуществляться на принципе доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей их личные интересы.

Впоследствии право граждан на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, было закреплено и в ряде федеральных законов. Так, согласно Закону «Об информации, информационных технологиях и защите информации», гражданин имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательством РФ, информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Аналогичное право имеют и организации (ч. 2 и 3 ст. 8).

В качестве гарантии интересов лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке и которые располагают фактами проведения в отношении их оперативно-разыскных мероприятий, Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» предусмотрено право таких лиц истребовать от органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, сведения о полученной о них информации. Это право может быть ограничено только в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны (так, при ознакомлении с оперативными данными не подлежат оглашению сведения о конфиденциальных источниках информации).

Особый порядок ознакомления с материалами, затрагивающими права и законные интересы граждан, закреплен в уголовно-процессуальном законодательстве. В соответствии со ст. 46, 47 и 53 УПК подозреваемый, обвиняемый и их защитник в ходе предварительного расследования могут знакомиться с протоколами следственных действий, проводимых с участием подозреваемого, обвиняемого, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения ареста или продления срока содержания под стражей. По окончании предварительного следствия в соответствии со ст. 215-217 УПК правом ознакомления со всеми материалами дела обладают потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также обвиняемый и его защитник. Кроме того, все указанные участники уголовного судопроизводства имеют право на то, чтобы быть ознакомленными с основными процессуальными решениями, затрагивающими их права и законные интересы, такими, в частности, как постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о признании потерпевшим и т.д. Определением Конституционного Суда от 15 декабря 2000 г. N 239-О (ВКС РФ. 2001. N 2). было признано, что это право должно обеспечиваться указанным лицам при окончании как предварительного следствия, так и дознания.

Содержащаяся в ч. 2 анализируемой статьи оговорка о том, что возможность ознакомления с документами и материалами, затрагивающими права и свободы личности, должна обеспечиваться каждому, если иное не предусмотрено законом, не означает, что законодатель волен устанавливать любые исключения из гарантируемого статьей 24 Конституции права. Рассмотрев 18 февраля 2000 г. дело о проверке конституционности п. 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которому прокурор и следователь не обязаны давать каких-либо объяснений по существу находящихся в их производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законодательством, Конституционный Суд указал, что основания для каких бы то ни было ограничений в ст. 24, как и в ст. 23 и 29, Конституции могут устанавливаться законом только в качестве исключения из общего дозволения (ч. 2 ст. 24 Конституции) и должны быть связаны именно с содержанием информации, поскольку иначе они не были бы адекватны конституционно признаваемым целям. Поэтому, по мнению Конституционного Суда, установление ограничений права гражданина на получение собираемой органами прокуратуры информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, может предопределяться действием других федеральных законов, в том числе ГК, УПК, ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», обеспечивающих охрану государственной тайны, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью. Вся иная информация, в том числе полученная при осуществлении органами прокуратуры надзора за исполнением законов, которая, исходя из Конституции и федеральных законов, не может быть отнесена к сведениям ограниченного доступа, в силу непосредственного действия ч. 2 ст. 24 Конституции должна быть доступна гражданину, если собранные документы и материалы затрагивают его права и свободы, а законодатель не предусматривает специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты. Исходя из этого, Конституционным Судом пункт 2 ст. 5 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» был признан не соответствующим Конституции, ее ч. 2 ст. 24, постольку поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, он во всех случаях приводит к отказу органами прокуратуры в предоставлении гражданину для ознакомления материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием указанных материалов, и препятствует тем самым судебной проверке обоснованности такого отказа (СЗ РФ. 2000. N 9. ст. 1066).

Более того, Конституционный Суд в ряде своих решений признал право участников уголовного судопроизводства не только знакомиться с теми или иными материалами уголовного дела, но и получать их копии как в обязательном порядке (в случае, когда закон возлагает на дознавателя, следователя и прокурора обязанность вручать сторонам копии основных процессуальных документов), так и путем снятия по просьбе этих участников за их счет копий с материалов, с которыми участники судопроизводства управомочены знакомиться в ходе предварительного расследования (определения от 6 июля 2000 г. N 191-О, от 14 января 2003 г. N 43-О, от 4 ноября 2004 г. N 430-О, от 18 января 2005 г. N 39-О, от 20 июня 2006 г. N 231-О; от 11 июля 2006 г. N 300-О).

Популярное:

  • Закон 94-фз статья 55 Федеральный закон "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ Федеральный закон от 21 […]
  • Пленум 3271 ук рф Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. № 10 “О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации” В связи с вопросами, […]
  • Статья 61 по охране здоровья Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N […]
  • Регистрация авто в чебоксарах эверест Чувашия 21 регион новости новых технологий XXI века сегодня Зарегистрировать транспортные средства в г. Чебоксары и г. Новочебоксарск можно в следующих подразделениях ГИБДД: "НЭКС" - […]
  • Федеральный закон от 13032006 n 38 фз о рекламе Федеральный закон от 13032006 n 38 фз о рекламе НАИБОЛЕЕ ОБЩАЯ НОРМА: Статья 6. Защита несовершеннолетних в рекламе В целях защиты несовершеннолетних от злоупотреблений их доверием и […]
  • Отказ от инн бланк Образец Заявления об отказе от использования ИНН (вариант РНЕ) Заявление приведено на сентябрьской 2000г. листовке РНЕ, которая кроме его текста содержала также весьма спорное […]